Губернизация Украины: то ли еще будет

31 января, 2014, 19:55 Распечатать Выпуск №3, 31 января-7 февраля

Есть ли у нынешней украинской власти и других важных фигурантов процесса варианты не быть слишком чувствительными к более чем недвусмысленным сигналам восточного соседа?

Заверения Владимира Путина, что Россия поддерживает народ Украины, а не конкретное правительство, очевидно, не касались и представителей украинского бизнеса, особенно крупного и очень крупного. Чтобы противодействовать нежелательной для себя перетасовке внешне- и внутриполитических карт в Украине, Кремль начал среди прочего давить на болевые точки отечественной экономики.

Москва не только потянула за кредитный крючок, который официальный Киев глотнул в декабре. В ход пошла не менее тяжелая артиллерия. Как и в 2013-м, российские таможенники снова начали вставлять украинским экспортерам палки в колеса. Далее могут пойти угрозы отменить скидку на газ уже с апреля (на первый квартал цена зафиксирована), требование немедленно погасить прошлогодний газовый долг на 2,7 млрд долл., выставление многомиллиардного счета за недобор голубого топлива в 2012–2013 гг. и т.д.

Есть ли у нынешней украинской власти и других важных фигурантов процесса варианты не быть слишком чувствительными к более чем недвусмысленным сигналам восточного соседа и все-таки искать реальный компромисс с Майданом в целом и парламентской оппозицией в частности?

Экспортное дежавю

Уже на следующий день после отставки Николая Азарова с поста премьера и на фоне продолжения дискуссий о возможности формирования коалиционного, а то и "оппозиционного" правительства в Украине Россия усилила таможенный контроль за украинскими товарами. О новых задержках с их растаможкой заявили представители отечественного пищепрома, металлургии, машиностроения.

Как сообщали в Ассоциации международных автомобильных перевозчиков Украины, российская таможня ввела 100-процентный таможенный досмотр с полной выгрузкой товаров из транспортного средства, а также внесение полной гарантии/обеспечения уплаты таможенных пошлин и платежей, без учета тарифных преференций, на время проверки документов. Также было определено, что таможенное оформление товаров может растянуться до 10–15 рабочих дней. В Федерации работодателей Украины уточняли, что россияне требуют от владельцев грузов платить дополнительные 5–40% от стоимости товаров. То есть фактически речь идет об односторонней отмене режима свободной торговли между РФ и Украиной.

Официальных разъяснений по этому поводу Федеральная таможенная служба РФ на момент подготовки этого материала не озвучила. В украинском Миндоходов заявили, что россияне не направляли ни одного сообщения об изменениях в порядке таможенного контроля.

Нынешнее поведение России очень напоминает события 2013 г., когда Кремль таким же образом "стимулировал" официальный Киев не подписывать Соглашение об ассоциации с ЕС. Различие разве что в том, что о торговой блокаде в прошлом году громко заговорили лишь в августе, хотя проблемы с растаможкой начались, по крайней мере, в июле (не говоря о различных "целевых" претензиях к качеству продуктов питания, квотировании труб и т.д.).

Тогда усиленный таможенный контроль со стороны РФ ускорил темпы сокращения украинского экспорта (табл. 1), которое, что важно, началось еще во втором квартале 2012 г. (не в последнюю очередь из-за охлаждения российской экономики и уменьшения спроса на нашу продукцию). Следует добавить, что уменьшался и импорт российских товаров в Украину (в 2013 г. даже существеннее, чем импорт украинских в Россию) — прежде всего, из-за сокращения закупок газа.

В то же время, как показывает статистика, в макроконтексте применение Россией административных рычагов катастрофического эффекта не имело, как, возможно, многие думают (что, впрочем, отнюдь не означает, что уместно преуменьшать негативный эффект для конкретных отраслей и конкретных предприятий). И дело здесь далеко не только в том, что "торговая война" продолжалась достаточно непродолжительный период времени (в 20-х числах августа российские таможенники заявили о возвращении к штатному режиму проверки товаров).

По данным Госстата, в августе-2013 по сравнению с июлем-2013 на 35–60% сократился экспорт кондитерской продукции и овощей, на 20–30% — железнодорожных локомотивов, черных металлов, "молочки", продуктов из мяса и рыбы, алкогольных и безалкогольных напитков (табл. 2).

Вместе с тем экспорт отдельных товаров рос. Речь идет о таких весомых статьях экспорта, как изделия из черных металлов и продукты неорганической химии. По некоторым товарным позициям было достаточно умеренное сокращение (на уровне 10–15 %), но уже в сентябре рост возобновился (реакторы ядерные, котлы; электрические машины; пластмассы, полимерные материалы; бумага и картон).

Это значит, что применение торговых ограничений в отношении украинских товаров было избирательным, не "всеобщим". Россия не отказывалась от той продукции, относительно которой по разным причинам резко сделать это было трудно или невозможно. И если на короткий период потребительский пояс затягивался, то вскоре он ослаблялся, а отложенный спрос удовлетворялся.

У Кремля была цель напомнить об экономической зависимости от РФ не только Украине как государству, но и конкретным людям — представителям отечественных ФПГ, которые сбывают свою продукцию на российском рынке. Чтобы в том числе и их руками удержать Киев от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС (например Р.Ахметов), а кому-то просто преподать урок "почему быть за евроинтеграцию вредно" (например П.Порошенко).

Оправдала ли себя такая тактика Москвы? Учитывая, что Соглашение об ассоциации с ЕС в Вильнюсе не было подписано, возможно, что да (если, конечно, абстрагироваться от гипотезы, что экспортная блокада летом-2013 была заранее согласованным сценарием высшего российского и украинского руководства, чтобы создать повод провалить Вильнюсский саммит). Поэтому, очевидно, сегодня могут предприниматься попытки применить те же механизмы.

Поддастся ли крупный капитал снова шантажу (если считать, что ранее поддался)? Не исключено, хотя по логике вещей должно бы уже вызреть и нежелание быть марионеткой. В принципе, было полгода, чтобы несколько ослабить чувствительность к мнению Кремля. По крайней мере, после прошлогодних событий многие предприятия искали и нашли альтернативные рынки для сбыта своей продукции (в политическом смысле важно, что среди них есть, в частности, и представители металлургической отрасли).

В любом случае, вероятно, есть смысл задуматься — возможно, лучше сегодня недополучить даже несколько десятков миллионов долларов прибыли, зато попытаться предотвратить отбор активов стоимостью в сотни миллионов и миллиарды долларов уже в не таком уж и далеком будущем?..

Анализируя мотивы текущего поведения России, нельзя сбрасывать со счетов и то, что российская экономика продолжает замедляться, а тамошняя власть пока безуспешно пытается найти точки роста. Поэтому, не исключено, что Кремль и предпринимает протекционистские меры, чтобы хоть немного облегчить жизнь своим товаропроизводителям, конкурентами которых на российском рынке выступают украинские предприятия. Возможно, тогда и Украине целесообразно все-таки задуматься о симметричных или ассиметричных контрмерах?

Кредитный ожог

В ходе саммита ЕС—Россия Путин заверил, что выделение 15-миллиардного кредита Украине связано с желанием поддержать "не правительство, а украинский народ". "Мы не знаем, какая политика будет у нового правительства, но свои договоренности мы намерены выполнять", — отметил российский президент. Эти слова, в принципе, можно было бы трактовать таким образом, что даже в случае появления оппозиционеров в Кабмине РФ выдаст обещанные займы. Именно поэтому такое заявление многих откровенно удивило.

Но, как всегда, есть "но". Тогда же В.Путин добавил, что кредит Украине выдается не на проедание (оказывается!), а на "структурные изменения в экономике" (по крайней мере, мол, были такие договоренности с Н.Азаровым). А это уже, по сути, условие, причем весьма расплывчатое. И если, скажем, следующее правительство (прежде всего, в "неугодном" для Москвы составе) вздумает направить займы именно на "проедание" (а так в Кремле могут обозначить практически любое использование средств), значит, кредитную линию могут закрыть.

Здесь чувствуется лицемерие, поскольку совсем недавно — в первой половине января — советник президента РФ Сергей Глазьев открыто признавался, что российские займы предназначены, прежде всего, для балансирования дефицитного бюджета Украины, который, понятно, в предвыборный год явно будет нацелен на латание различных дыр и на соцвыплаты.

Все карты были уже вскоре раскрыты в Москве. Российские министры (в частности, премьер Д.Медведев и его первый зам И.Шувалов) публично убеждали В.Путина, что слишком спешить с выделением следующих кредитных траншей Киеву не стоит — мол, пусть сначала сформируется правительство, чтобы понимать, с кем придется иметь дело. Также российские чиновники говорили, что не очень-то безопасно предоставлять Украине кредит в условиях, когда страна не может до сих пор погасить прошлогодний газовый долг на 2,7 млрд долл. Отмечалось и то, что есть проблемы с "текущими расчетами".

Как бы там ни было, но еще на прошлой неделе, 23 января, российский министр финансов Антон Силуанов заявил, что Россия готова выкупить очередной выпуск еврооблигаций Украины на 2 млрд долл. Для этого Кабмин уже принял соответствующее постановление. Такая вот последовательность: еще на прошлой неделе потенциальные проблемы с платежеспособностью не учитывались, а на нынешней — уже да…

Означает ли это, что Украина в безвыходной ситуации и должна идти на поводу у России? Не факт. Объем валютных обязательств суверена в текущем году (около 8 млрд долл.) и объем золотовалютных резервов (19–20 млрд долл.) теоретически позволяют попробовать пройти этот год без внешней поддержки. Правда, не совсем понятно, как тогда быть в 2015-м, на который еще и пока запланированы президентские выборы... В любом случае, для реализации этого сценария политическая ситуация должна непременно стабилизироваться, а госбюджет следует сбалансировать (за счет урезания как неадекватной доходной, так и расходной его части).

Учитывая напряженность в обществе и текущие курсовые колебания, конечно, более безопасный путь — возобновить сотрудничество с МВФ. И ответственность за выполнение его требований (в частности, о повышении тарифов на газ) могло бы (опять же, теоретически) взять на себя коалиционное правительство.

Рассчитывать на выход на внешний рынок заимствований (по крайней мере, в ближайшей перспективе) проблематично. С учетом как текущего роста доходностей по украинским бумагам из-за внутриполитических факторов и сопутствующего снижения суверенных рейтингов, так и намерения ФРС США в очередной раз сократить ежемесячный объем выкупа гособлигаций и ипотечных бумаг (с 75 до 65 млрд долл).

Скорее всего, Янукович и Ко будут пытаться разыграть российскую карту. Свидетельством этого служит, в частности, активная подготовка к продаже государством ряда предприятий, интересных в том числе и для россиян (например, ОПЗ, "Турбоатом", энергетические активы и т.п.).

Возможно, подобные "структурные изменения" в украинской экономике — в виде усиления местных позиций российского капитала — устроят В.Путина, даже если в Кабмине будет несколько прозападно настроенных политиков…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно