ЭКОНОМИКА В ПЕРВОМ ПОЛУГОДИИ: ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

26 июля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 28, 26 июля-2 августа 2002г.
Отправить
Отправить

Начало 2002 года привнесло в экономику Украины много непривычного: несокрушимый обменный валютный ...

Начало 2002 года привнесло в экономику Украины много непривычного: несокрушимый обменный валютный курс и дефляция; всплеск потребительских расходов и сбережений населения; сочетание высоких темпов реального роста бюджетных доходов при одновременном невыполнении номинальных показателей поступлений в сводный бюджет и многое другое.

Вопросы возникают даже у специалистов — нет ожидаемой реакции экономики на уже привычный набор инструментов. Как-то вдруг обнаружилось, что ранее хорошо работавшие рычаги и откатанные механизмы действуют далеко не всегда. Потребительские цены почему-то перестали адекватно реагировать на накачку денежной массы. Тут же появились пророчества о начале стагнации и всякие прочие «страшилки». Однако экономика, достигнув глубокого дна, все же поднимается, плавно реагируя на значительные структурные сдвиги, связанные с внутренними политическими событиями и внешними влияниями.

Чтобы ответить на многие из старых вопросов и объяснить появление «новых» для украинской экономики явлений, следует углубиться в структурные изменения в ВВП. В нашем случае речь идет всего лишь об изменениях в распределении доходов между предприятиями, населением и государством, ведь каждый из этих институциональных секторов экономики играет свою, неповторимую роль во всеобщем действе. И в зависимости от того, у кого концентрируются финансовые ресурсы, меняются свойства и характер экономических процессов.

Именно в этом распределении в начале года произошли значительные сдвиги, которые, впрочем, уже во втором полугодии постепенно возвратились к уже знакомым конфигурациям.

Начнем с предприятий. Избирательная кампания — ключевое преобразующее экономику этого года событие — подточила их финансовые ресурсы (особенно крупных участников рынка или политических игроков). Ряд индикаторов сигнализируют о том, что достаточно весомая часть доходов предприятий была переориентирована на выборы, уменьшив объемы легального ВВП.

Так, по итогам первых трех месяцев текущего года на фоне экономического роста, удешевления энергоресурсов, отсутствия ценовых всплесков на товары промежуточного потребления и курсовой стабильности предприятия Украины показали очень низкие финансовые результаты от обычной своей деятельности. По сравнению с первым кварталом 2001-го прибыль прибыльных предприятий уменьшилась на 23%, что привело к значительному снижению уровня финансового результата (ниже 1% от ВВП) и, как следствие, к падению их кредитных рейтингов. За этот же период, несмотря на более мощное (по сравнению с январем—мартом 2001-го) расширение ресурсной базы коммерческих банков, темпы кредитования нефинансовых корпораций снизились вдвое. Соответственно снизились и поступления в бюджет по налогу на прибыль, причем, как выяснилось, основными неплательщиками стали именно крупные предприятия. В течение полугодия остатки на депозитных счетах юридических лиц колебались на уровне ниже декабрьского.

Но ничто в природе не исчезает бесследно, и «потерянные» для предприятий доходы тут же проявились в виде существенного прироста финансовых ресурсов в другом институциональном секторе экономики — в секторе домохозяйств. Значительная прослойка населения была прямо или косвенно вовлечена в избирательную кампанию, что привело к широкому всплеску разнообразных по виду и размеру, но «сезонных» доходов.

Вдобавок и государство позаботилось о своих гражданах, регулярно индексируя пенсии пенсионеров и зарплату в бюджетной сфере. Финансисты от избирательной кампании, с одной стороны, и от государства — с другой за один квартал совершили такой сдвиг в межсекторном распределении доходов, который не снился даже среднесрочным прогнозистам. В других обстоятельствах на подобное макроструктурное событие потребовались бы годы (жаль, что эффект носит временный характер, хотя и с хвостом, как у кометы).

Судите сами. Если в первом квартале прошлого года доля покупок населением товаров и услуг составила 71% от ВВП, то за аналогичный период 2002 года — 77,3%, а за пять месяцев — почти 80% (рассчитано на базе официальных данных Госкомстата Украины — баланса доходов и расходов населения и номинального ВВП).

Именно этот сдвиг, проявившийся в резком увеличении удельного веса потребительских расходов в ВВП, расширил розничный товарооборот и спутал карты некоторых специалистов, недоумевающих по поводу дефляции, но об этом чуть дальше.

Здесь следует сразу сообщить и о другом последствии вышеизложенных макроструктурных сдвигов — стремительном росте финансовых вложений у той части населения, которая благодаря возросшим доходам не только удовлетворила свои нужды в товарах и услугах, но и использовала излишек средств для роста сбережений. В течение пяти месяцев 2002 года наблюдались исключительно высокие темпы роста финансовых вложений населения (график 1), которые и послужили источником существенного роста ресурсной базы коммерческих банков. Так, на 19 июля с.г. по сравнению с декабрем прошлого года депозиты физических лиц выросли почти на 40%.

Но вернемся к очень примечательному разогреву потребительского рынка и его влиянию на экономический рост, поглощение растущей налички и дефляцию. Надо подчеркнуть, что всплеск покупок товаров и услуг этого года практически наслоился на высокие темпы прошлого года, когда, как известно, произошел значительно более динамичный рост ВВП. В первом квартале 2002-го продовольственный расширился на 8,9%, а рынок непродовольственных товаров — на 26,8% (!). Часть наших сограждан получила доходы от выборов, и это позволило серьезно активизировать ранее отложенный спрос: продажи телерадиотоваров возросли на 39%, электротоваров — на 37,5, бензина — на 42, вычислительной техники — на 25, строительных материалов — на 29,2, хозяйственных товаров — на 5,7, бытовой химии — на 74,1%. Особо примечательным является рост продажи автомобилей и автотоваров — на 71,1%.

По итогам пяти месяцев к соответствующему периоду прошлого года объем розничных продаж увеличился на 18,1%, но уже в июне темпы снизились, уменьшив кумулятивный прирост до 16,1%. По-видимому, эта тенденция спада продлится до конца года.

Многих удивляет и настораживает наблюдающаяся в нынешнем году дефляция. Рассмотрим два аспекта этой загадки. Во-первых, сопоставим инфляцию розничного рынка (как средневзвешенную по товарным позициям) и инфляцию для потребителей, которую рассчитывает Госкомстат Украины. Во-вторых, сопоставим нарастание налички (денежного агрегата М0) в обороте и реальный рост розничного рынка (динамика изменений к предыдущему кварталу).

На графике 2 видно, что в этом году цены розничного товарного рынка превышали официальную инфляцию. Но после недавнего июньского повышения цен на бензин (который в 2001 году занимал 33% рынка непродовольственных товаров) общий индекс цен товаров на рынке подскочил по отношению к декабрю на 6,4%. При этом аналогичный показатель инфляции оставался минусовым (-1,8%), т.е. наблюдалась дефляция. Можно сделать вывод о том, что розничный легальный рынок товаров (не говоря уже о теневом) только за счет цены увеличил свою способность поглощать внебанковскую наличность.

Теперь посмотрим, насколько синхронно (в сопоставлении с предыдущим кварталом) двигались два потока: рост налички и рост товарной массы (в сопоставимых ценах). На графике 3 изменение тенденций двух показателей напоминает почти идеальное парное скольжение фигуристов. Это в свою очередь свидетельствует, что при сохранении прежней скорости оборачиваемости денежного агрегата М0 вполне закономерным было постепенное снижение ценовой динамики на потребительском рынке. А с учетом того, что за последних полгода в Украине расширился не только товарный рынок, но еще более — рынок услуг, а также и тот факт, что часть теневого рынка переориентировалась на гривневые ресурсы, уменьшив долларовый оборот, то вопрос о неестественности дефляции в начале 2002 года уже не возникает.

Существует ошибочное мнение, что инфляция 2002 года оказалась бы в официально прогнозированных параметрах (9,8%), если бы в соответствии с намеченным графиком осуществлялось увеличение тарифов на электроэнергию, газ и пр. При этом упускают из виду, что искусственное (или шоковое) усиление одной составляющей потребительской корзины тотчас же привело бы к сокращению наполняемости ее остальных компонентов. Что при прочих равных условиях сузило бы потребительский рынок и дало бы толчок и к дефляции, и к сворачиванию производства как продовольственных, так и непродовольственных товаров. Правда, у более состоятельных слоев населения снизился бы лишь уровень сбережений. Тем не менее в результате мы имели бы не только дефляцию, особенно в части потребительских товаров, но и резкое снижение производства по всей технологической цепочке производства потребительских товаров.

Для розничного рынка очень показательным и важным является тот факт, что квота отечественных товаропроизводителей на нем — как в продовольственном, так и в непродовольственном сегменте — не изменилась. Следовательно, рост денежных доходов населения и потребительского спроса на фоне стабильного курса национальной валюты относительно доллара США не только не стал фактором увеличения представительства импорта, но и активизировал производство внутри страны. Гривня, оставаясь в тесной привязке к американскому доллару, девальвирует вместе с ним относительно корзины других валют, что в условиях дефляции автоматически повышает ценовую конкурентоспособность экономики Украины. Выигрыш получают как экспортеры, так и производители, ориентирующиеся сугубо на внутренний, особенно потребительский рынок.

Так, за первый квартал 2002 года производство продовольственных товаров выросло на 12,4%, а непродовольственных — на 5,5%. По итогам полугодия — соответственно, на 10,7 и 6,7%. Примечателен рост производства по отдельным группам продовольствия: мяса и субпродуктов на — 45,2%, продуктов из цельного молока — на 20,4%, сыров — на 23,8%. На рост производства конечных потребительских товаров мультипликативно среагировали и другие отрасли, что также обеспечило положительную динамику в экономике. Ну а резкое снижение темпов роста в мае, воспринятое было как начало стагнации, в значительной степени объясняется сокращением рабочих дней по сравнению с маем прошлого года.

И теперь, наконец, о секторе общего государственного управления. Основной, но не единственной бюджетной проблемой этого года стало недопоступление запланированных доходов из-за завышения номинальных макропоказателей, расхождения между прогнозными и фактическими обменным курсом доллара США и инфляцией. Несмотря на недобор номинальных поступлений, сводный бюджет первых пяти месяцев реально вырос, по доходам — на 14,3 %. Перераспределение финансовых ресурсов в сектор домохозяйств позволило государству повысить налоговый пресс на население: через механизм прямого налогообложения увеличить поступления от подоходного налога на 22,8%, а через механизм косвенного налогообложения в условиях роста товарооборота — достичь значительного прироста доходов от налога на добавленную стоимость и акцизов (соответственно — на 30,1 и 40,2%). Весомую прибавку получил и Пенсионный фонд. Удельный вес бюджетных поступлений в ВВП (29,7%) уже намного превысил аналогичный показатель прошлого года (27,4%), что свидетельствует о необходимости пересмотра бюджетных показателей 2002 года с большей привязкой к сложившимся реалиям.

Еще одной неожиданностью первого полугодия стала динамика импорта товаров. По сравнению с аналогичным периодом 2001-го она демонстрировала: снижение в первые три месяца, скачок в апреле (за счет газа) и — неожиданное для мая падение. Всего за январь—май, благодаря апрельскому скачку, произошел незначительный рост импорта товаров при опережающем росте экспорта, что обеспечивало возможность регулярного выкупа излишка валюты и дальнейшего накопления золотовалютных резервов НБУ, а также поддержку стабильного курса гривни.

Поскольку главными товарными позициями импорта являются энергоресурсы, то колебания их физических объемов и цен были основными факторами формирования волн во внешнеэкономической динамике. Многое объясняется влиянием снижения цен на сырую нефть. Так, по данным за первый квартал 2002 года по сравнению с соответствующим периодом 2001-го стоимостный объем импорта сырой нефти вырос всего на 17%, а в тоннаже произошел рост в 2,3 раза (!). Если в первом квартале прошлого года средняя цена тонны импорта сырой нефти составила 176,8 долл., то в 2002-м она была вдвое ниже (90,2 долл.). За этот же период в цене газа наблюдались незначительные изменения в сторону роста.

Двукратное снижение средних импортных цен на сырую нефть лишь частично отразилось на динамике экспортных цен на продукты ее переработки. В первом квартале текущего года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года средневзвешенная цена нефтепродуктов снизилась на 22% (кстати, оффшорные зоны продолжают занимать высокую долю в экспорте этой группы товаров).

Таким образом, только благодаря значительному падению цен на сырую нефть, с одной стороны, и одновременно менее весомому снижению цен на продукты ее переработки — с другой образовались выгодные ценовые «ножницы» для нефтепереработчиков, что стало фактором увеличения внешнего торгового сальдо для экономики в целом. В результате, за пять месяцев года номинальные объемы товарного импорта оказались ниже объемов экспорта, что позволило сохранить положительное сальдо торговли товарами. Если в дальнейшем, несмотря на июньский рост цен на сырую нефть, произойдет адекватный рост экспортных цен на продукты ее переработки, то во втором полугодии только за счет этого фактора мы будем наблюдать соответствующее увеличение стоимостных объемов экспорта и импорта при опережающем росте первого. А НБУ, при прочих равных условиях, будет по-прежнему выкупать образуемые излишки СКВ и пополнять свои золотовалютные резервы. Ну а устойчиво растущая динамика импорта уже никого не будет удивлять.

Таким образом, многие необычные экономические феномены первой половины этого года стали результатом макроструктурных сдвигов в распределении доходов между институциональными секторами экономики и колебаний мировых цен на энергоресурсы. Надо сказать, что экономика не любит резких колебаний и отвечает на них, в лучшем случае, снижением своих темпов. В первом полугодии 2002 года прирост официального ВВП составил в Украине 4,4% (по сравнению с 9,1% в предыдущем году). Но если учесть, что весомая часть прибыли была выведена в тень, можно предположить, что реальные темпы экономического роста были все же выше и внутренняя экономическая конъюнктура должна во втором полугодии улучшиться.

Дальнейшее сохранение и усиление положительной динамики ВВП зависит от трех ключевых составляющих. Первое — это сохранение тенденции расширения внутреннего потребительского рынка. Второе — восстановление инвестиционной модели роста. Третье — выравнивание и рост рентабельности предприятий.

В нашем случае наиболее выигрышным был бы вариант сохранения хорошей тенденции роста потребительских расходов (а значит, и доходов) населения и подключения к ней еще более высокого инвестиционного роста, как фундамента для быстрого восстановления экономики.

Как скажется на увеличении располагаемых доходов населения снижение подоходного налога, инициируемое правительством? Оно может быть эффективным, но, пожалуй, недостаточным. Остается только пожалеть, что реформа подоходного не произойдет так быстро, как надо было бы для предотвращения падения темпов роста потребительских расходов во втором полугодии текущего года, которое может привести к проявлению структурного перепроизводства на разогретом рынке потребительских товаров.

Для возврата к инвестиционной модели роста, так хорошо проявившейся в первые три квартала прошлого года, необходимо значительно больше усилий: увеличить финансовые ресурсы предприятий, активизировать инвестиционное кредитование, привлечь прямые иностранные инвестиции, видоизменить фондовый рынок. Практически все вышеперечисленное требует позитивных преобразований в экономической среде (это — долгосрочная задача).

В настоящее время в Украине и здесь имеются свои резервы. Отличительная особенность структуры источников инвестирования в том, что в ней превалируют собственные средства предприятий и очень низка доля заемных. Все это свидетельствует о рыночной пробуксовке, явном отставании кредитования и фондового рынка от задач активизации инвестирования экономики. И это в условиях столь удачного роста сбережений населения, которые в лучшем случае наполняют банковские ресурсы, но практически не участвуют в обороте фондового рынка и не трансформируются в инвестиции. Проблеме этой почти столько же лет, сколько самой украинской независимости, однако эффективных решений на этом пути так по сей день не предложено.

В условиях, когда производство в Украине практически полностью пребывает на самофинансировании, в экономике остается заблокированным механизм межотраслевого перераспределения капитала и выравнивания уровня рентабельности различных видов деятельности. Сохраняется затратная спираль роста цен производителей, при которой хорошо себя «чувствуют» и посредническая маржа, и высокая материало- и энергоемкость продукции. В январе—июне этого года по отношению к декабрю прошлого произошел скачок цен производителей в некоторых видах деятельности: в добыче энергетических материалов — на 15,8%, в производстве кокса и продуктов нефтепереработки — на 23,2, в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды — на 11,4%. Этим заложен импульс к очередному ценовому витку в отраслях, потребляющих соответствующие ресурсы, а значит — либо к скачку цен производителей, либо к ухудшению и без того плохих финансовых результатов предприятий. Все это никак не согласуется ни с улучшением кредитоспособности предприятий, ни с формированием инвестиционной модели роста.

Таким образом, главной макроструктурной особенностью первого полугодия 2002 года является временное (предвыборное) перераспределение финансовых ресурсов между институциональными секторами Украины в пользу домашних хозяйств и государства, что создало потребительскую и дефляционную модель роста экономики в ущерб инвестиционной (и инфляционной). Кроме того, до июньского подорожания энергоресурсов благоприятное влияние на экономику оказало снижение цен на ввозимую сырую нефть. В оставшиеся же шесть месяцев первую скрипку будут играть другие факторы, вследствие чего темпы расширения потребительского рынка и сбережений населения замедлятся, а экономика постепенно возвратится к инвестиционной модели роста в условиях, отягощаемых повышением цен производителей.

Здесь следует сразу сообщить и о другом последствии вышеизложенных макроструктурных сдвигов — стремительном росте финансовых вложений у той части населения, которая благодаря возросшим доходам не только удовлетворила свои нужды в товарах и услугах, но и использовала излишек средств для роста сбережений. В течение пяти месяцев 2002 года наблюдались исключительно высокие темпы роста финансовых вложений населения (график 1), которые и послужили источником существенного роста ресурсной базы коммерческих банков. Так, на 19 июля с.г. по сравнению с декабрем прошлого года депозиты физических лиц выросли почти на 40%.

Но вернемся к очень примечательному разогреву потребительского рынка и его влиянию на экономический рост, поглощение растущей налички и дефляцию. Надо подчеркнуть, что всплеск покупок товаров и услуг этого года практически наслоился на высокие темпы прошлого года, когда, как известно, произошел значительно более динамичный рост ВВП. В первом квартале 2002-го продовольственный расширился на 8,9%, а рынок непродовольственных товаров — на 26,8% (!). Часть наших сограждан получила доходы от выборов, и это позволило серьезно активизировать ранее отложенный спрос: продажи телерадиотоваров возросли на 39%, электротоваров — на 37,5, бензина — на 42, вычислительной техники — на 25, строительных материалов — на 29,2, хозяйственных товаров — на 5,7, бытовой химии — на 74,1%. Особо примечательным является рост продажи автомобилей и автотоваров — на 71,1%.

По итогам пяти месяцев к соответствующему периоду прошлого года объем розничных продаж увеличился на 18,1%, но уже в июне темпы снизились, уменьшив кумулятивный прирост до 16,1%. По-видимому, эта тенденция спада продлится до конца года.

Многих удивляет и настораживает наблюдающаяся в нынешнем году дефляция. Рассмотрим два аспекта этой загадки. Во-первых, сопоставим инфляцию розничного рынка (как средневзвешенную по товарным позициям) и инфляцию для потребителей, которую рассчитывает Госкомстат Украины. Во-вторых, сопоставим нарастание налички (денежного агрегата М0) в обороте и реальный рост розничного рынка (динамика изменений к предыдущему кварталу).

На графике 2 видно, что в этом году цены розничного товарного рынка превышали официальную инфляцию. Но после недавнего июньского повышения цен на бензин (который в 2001 году занимал 33% рынка непродовольственных товаров) общий индекс цен товаров на рынке подскочил по отношению к декабрю на 6,4%. При этом аналогичный показатель инфляции оставался минусовым (-1,8%), т.е. наблюдалась дефляция. Можно сделать вывод о том, что розничный легальный рынок товаров (не говоря уже о теневом) только за счет цены увеличил свою способность поглощать внебанковскую наличность.

Теперь посмотрим, насколько синхронно (в сопоставлении с предыдущим кварталом) двигались два потока: рост налички и рост товарной массы (в сопоставимых ценах). На графике 3 изменение тенденций двух показателей напоминает почти идеальное парное скольжение фигуристов. Это в свою очередь свидетельствует, что при сохранении прежней скорости оборачиваемости денежного агрегата М0 вполне закономерным было постепенное снижение ценовой динамики на потребительском рынке. А с учетом того, что за последних полгода в Украине расширился не только товарный рынок, но еще более — рынок услуг, а также и тот факт, что часть теневого рынка переориентировалась на гривневые ресурсы, уменьшив долларовый оборот, то вопрос о неестественности дефляции в начале 2002 года уже не возникает.

Существует ошибочное мнение, что инфляция 2002 года оказалась бы в официально прогнозированных параметрах (9,8%), если бы в соответствии с намеченным графиком осуществлялось увеличение тарифов на электроэнергию, газ и пр. При этом упускают из виду, что искусственное (или шоковое) усиление одной составляющей потребительской корзины тотчас же привело бы к сокращению наполняемости ее остальных компонентов. Что при прочих равных условиях сузило бы потребительский рынок и дало бы толчок и к дефляции, и к сворачиванию производства как продовольственных, так и непродовольственных товаров. Правда, у более состоятельных слоев населения снизился бы лишь уровень сбережений. Тем не менее в результате мы имели бы не только дефляцию, особенно в части потребительских товаров, но и резкое снижение производства по всей технологической цепочке производства потребительских товаров.

Для розничного рынка очень показательным и важным является тот факт, что квота отечественных товаропроизводителей на нем — как в продовольственном, так и в непродовольственном сегменте — не изменилась. Следовательно, рост денежных доходов населения и потребительского спроса на фоне стабильного курса национальной валюты относительно доллара США не только не стал фактором увеличения представительства импорта, но и активизировал производство внутри страны. Гривня, оставаясь в тесной привязке к американскому доллару, девальвирует вместе с ним относительно корзины других валют, что в условиях дефляции автоматически повышает ценовую конкурентоспособность экономики Украины. Выигрыш получают как экспортеры, так и производители, ориентирующиеся сугубо на внутренний, особенно потребительский рынок.

Так, за первый квартал 2002 года производство продовольственных товаров выросло на 12,4%, а непродовольственных — на 5,5%. По итогам полугодия — соответственно, на 10,7 и 6,7%. Примечателен рост производства по отдельным группам продовольствия: мяса и субпродуктов на — 45,2%, продуктов из цельного молока — на 20,4%, сыров — на 23,8%. На рост производства конечных потребительских товаров мультипликативно среагировали и другие отрасли, что также обеспечило положительную динамику в экономике. Ну а резкое снижение темпов роста в мае, воспринятое было как начало стагнации, в значительной степени объясняется сокращением рабочих дней по сравнению с маем прошлого года.

И теперь, наконец, о секторе общего государственного управления. Основной, но не единственной бюджетной проблемой этого года стало недопоступление запланированных доходов из-за завышения номинальных макропоказателей, расхождения между прогнозными и фактическими обменным курсом доллара США и инфляцией. Несмотря на недобор номинальных поступлений, сводный бюджет первых пяти месяцев реально вырос, по доходам — на 14,3%. Перераспределение финансовых ресурсов в сектор домохозяйств позволило государству повысить налоговый пресс на население: через механизм прямого налогообложения увеличить поступления от подоходного налога на 22,8%, а через механизм косвенного налогообложения в условиях роста товарооборота — достичь значительного прироста доходов от налога на добавленную стоимость и акцизов (соответственно — на 30,1 и 40,2%). Весомую прибавку получил и Пенсионный фонд. Удельный вес бюджетных поступлений в ВВП (29,7%) уже намного превысил аналогичный показатель прошлого года (27,4%), что свидетельствует о необходимости пересмотра бюджетных показателей 2002 года с большей привязкой к сложившимся реалиям.

Еще одной неожиданностью первого полугодия стала динамика импорта товаров. По сравнению с аналогичным периодом 2001-го она демонстрировала: снижение в первые три месяца, скачок в апреле (за счет газа) и — неожиданное для мая падение. Всего за январь—май, благодаря апрельскому скачку, произошел незначительный рост импорта товаров при опережающем росте экспорта, что обеспечивало возможность регулярного выкупа излишка валюты и дальнейшего накопления золотовалютных резервов НБУ, а также поддержку стабильного курса гривни.

Поскольку главными товарными позициями импорта являются энергоресурсы, то колебания их физических объемов и цен были основными факторами формирования волн во внешнеэкономической динамике. Многое объясняется влиянием снижения цен на сырую нефть. Так, по данным за первый квартал 2002 года по сравнению с соответствующим периодом 2001-го стоимостный объем импорта сырой нефти вырос всего на 17%, а в тоннаже произошел рост в 2,3 раза (!). Если в первом квартале прошлого года средняя цена тонны импорта сырой нефти составила 176,8 долл., то в 2002-м она была вдвое ниже (90,2 долл.). За этот же период в цене газа наблюдались незначительные изменения в сторону роста.

Двукратное снижение средних импортных цен на сырую нефть лишь частично отразилось на динамике экспортных цен на продукты ее переработки. В первом квартале текущего года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года средневзвешенная цена нефтепродуктов снизилась на 22% (кстати, оффшорные зоны продолжают занимать высокую долю в экспорте этой группы товаров).

Таким образом, только благодаря значительному падению цен на сырую нефть, с одной стороны, и одновременно менее весомому снижению цен на продукты ее переработки — с другой образовались выгодные ценовые «ножницы» для нефтепереработчиков, что стало фактором увеличения внешнего торгового сальдо для экономики в целом. В результате, за пять месяцев года номинальные объемы товарного импорта оказались ниже объемов экспорта, что позволило сохранить положительное сальдо торговли товарами. Если в дальнейшем, несмотря на июньский рост цен на сырую нефть, произойдет адекватный рост экспортных цен на продукты ее переработки, то во втором полугодии только за счет этого фактора мы будем наблюдать соответствующее увеличение стоимостных объемов экспорта и импорта при опережающем росте первого. А НБУ, при прочих равных условиях, будет по-прежнему выкупать образуемые излишки СКВ и пополнять свои золотовалютные резервы. Ну а устойчиво растущая динамика импорта уже никого не будет удивлять.

Таким образом, многие необычные экономические феномены первой половины этого года стали результатом макроструктурных сдвигов в распределении доходов между институциональными секторами экономики и колебаний мировых цен на энергоресурсы. Надо сказать, что экономика не любит резких колебаний и отвечает на них, в лучшем случае, снижением своих темпов. В первом полугодии 2002 года прирост официального ВВП составил в Украине 4,4% (по сравнению с 9,1% в предыдущем году). Но если учесть, что весомая часть прибыли была выведена в тень, можно предположить, что реальные темпы экономического роста были все же выше и внутренняя экономическая конъюнктура должна во втором полугодии улучшиться.

Дальнейшее сохранение и усиление положительной динамики ВВП зависит от трех ключевых составляющих. Первое — это сохранение тенденции расширения внутреннего потребительского рынка. Второе — восстановление инвестиционной модели роста. Третье — выравнивание и рост рентабельности предприятий.

В нашем случае наиболее выигрышным был бы вариант сохранения хорошей тенденции роста потребительских расходов (а значит, и доходов) населения и подключения к ней еще более высокого инвестиционного роста как фундамента для быстрого восстановления экономики.

Как скажется на увеличении располагаемых доходов населения снижение подоходного налога, инициируемое правительством? Оно может быть эффективным, но, пожалуй, недостаточным. Остается только пожалеть, что реформа подоходного не произойдет так быстро, как надо было бы для предотвращения падения темпов роста потребительских расходов во втором полугодии текущего года, которое может привести к проявлению структурного перепроизводства на разогретом рынке потребительских товаров.

Для возврата к инвестиционной модели роста, так хорошо проявившейся в первые три квартала прошлого года, необходимо значительно больше усилий: увеличить финансовые ресурсы предприятий, активизировать инвестиционное кредитование, привлечь прямые иностранные инвестиции, видоизменить фондовый рынок. Практически все вышеперечисленное требует позитивных преобразований в экономической среде (это — долгосрочная задача).

В настоящее время в Украине и здесь имеются свои резервы. Отличительная особенность структуры источников инвестирования в том, что в ней превалируют собственные средства предприятий и очень низка доля заемных. Все это свидетельствует о рыночной пробуксовке, явном отставании кредитования и фондового рынка от задач активизации инвестирования экономики. И это в условиях столь удачного роста сбережений населения, которые в лучшем случае наполняют банковские ресурсы, но практически не участвуют в обороте фондового рынка и не трансформируются в инвестиции. Проблеме этой почти столько же лет, сколько самой украинской независимости, однако эффективных решений на этом пути так по сей день не предложено.

В условиях, когда производство в Украине практически полностью пребывает на самофинансировании, в экономике остается заблокированным механизм межотраслевого перераспределения капитала и выравнивания уровня рентабельности различных видов деятельности. Сохраняется затратная спираль роста цен производителей, при которой хорошо себя «чувствуют» и посредническая маржа, и высокая материало- и энергоемкость продукции. В январе—июне этого года по отношению к декабрю прошлого произошел скачок цен производителей в некоторых видах деятельности: в добыче энергетических материалов — на 15,8%, в производстве кокса и продуктов нефтепереработки — на 23,2, в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды — на 11,4%. Этим заложен импульс к очередному ценовому витку в отраслях, потребляющих соответствующие ресурсы, а значит — либо к скачку цен производителей, либо к ухудшению и без того плохих финансовых результатов предприятий. Все это никак не согласуется ни с улучшением кредитоспособности предприятий, ни с формированием инвестиционной модели роста.

Таким образом, главной макроструктурной особенностью первого полугодия 2002 года является временное (предвыборное) перераспределение финансовых ресурсов между институциональными секторами Украины в пользу домашних хозяйств и государства, что создало потребительскую и дефляционную модель роста экономики в ущерб инвестиционной (и инфляционной). Кроме того, до июньского подорожания энергоресурсов благоприятное влияние на экономику оказало снижение цен на ввозимую сырую нефть. В оставшиеся же шесть месяцев первую скрипку будут играть другие факторы, вследствие чего темпы расширения потребительского рынка и сбережений населения замедлятся, а экономика постепенно возвратится к инвестиционной модели роста в условиях, отягощаемых повышением цен производителей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК