Экономический блицкриг

28 февраля, 2014, 20:10 Распечатать

Какие неотложные задачи стоят перед новым правительством?

Разговоры о необходимости формирования на переходный период (до избрания президента) технического правительства, как и ожидалось, ни к чему не привели. Правительство новой Украины оказалось крайне политизированным. Эдаким сплавом старых комсомольцев и пионеров-неофитов, которым предстоит разрешить не только острейший политический, но и экономический кризис.

Текущая ситуация

Население еще не ощущает масштабов поразившей нас экономической гангрены. Пенсии за февраль выплачены, цены, за исключением ряда импортных товаров, относительно стабильны, банки перечисляют деньги и в основной своей массе соглашаются на досрочное расторжение депозитных договоров. Ничего не слышно и о массовых увольнениях.

Наибольшее напряжение у граждан сегодня вызывает валютный курс. Курс гривни вошел в штопор, и остряки называют плавающий режим обменного курса не иначе как режимом свободного падения.

Увы, это только видимая часть айсберга. Украинский потребитель привык к импортному товару — по данным Госстата, сегодня 41% продовольствия ввозится из-за рубежа, а по непродовольственным товарам этот показатель достиг 58% (после кризиса 2008 г. было 33 и 45% соответственно). Совершенно очевидно, что все товары в розничной сети существенно подорожают. Причем это произойдет хотя бы из-за того, что доля транспортных услуг в их себестоимости колеблется от 2 до 10%. А то, что стоимость топлива будет расти пропорционально повышению курса доллара, ни у кого не вызывает сомнений.

Существуют задержки с банковскими трансакциями, резко снизились поступления в бюджет, ряд предприятий сократили отпуск продукции, а некоторые фирмы (особенно расположенные в центральной части Киева) и вовсе временно закрылись. Все это в ближайшие месяц-два скажется на доходах работающего населения.

Что нужно неотложно сделать, чтобы оттащить страну от пропасти?

Совершенно очевидно, что ключевым вопросом является максимально быстрое восстановление управляемости страной. Хотя бы потому, что предприятия и предприниматели будут платить налоги и сборы лишь тогда, когда увидят, что в нормальном режиме работает казначейство и другие госслужбы. Лозунг "разрушим до основания" не может выступать союзником стабилизации экономического положения. Тем более что в считанные недели принципиально поменять фискальные отношения по оси "центр—регионы" не получится.

Важнейшим аспектом сохранения единого финансового поля страны остается обеспечение всех регионов так называемым кассовым подкреплением. Иными словами, гривневой инкассацией. В середине февраля поступало множество сообщений о том, что наличные средства, драгметаллы, спецбланки не могут быть направлены из Национального банка Украины в области, поскольку активисты опасались, что таким образом происходит разворовывание активов только что свергнутой властью. Теперь восстановление кровеносной системы экономики является архиважной задачей. В противном случае повторится история распада рублевой зоны 1991–1992 гг., когда Украина, не получающая достаточного кассового подкрепления из Госбанка СССР, была вынуждена вводить эрзац-валюты: сначала купоны одноразового использования, потом многоразового, затем купоно-карбованец.

И если с функциями средства платежа и мерила стоимости гривня пока справляется, то со сберегательной функцией — беда. Граждане массово досрочно разрывают депозитные договора, опасаясь не столько краха банковской системы, сколько обесценения гривневых вкладов.

Едва ли в этой ситуации разумным является повышение процентных ставок по депозитам. За считанные недели произошло 30-процентное обесценивание национальной валюты, и никто, включая регулятора, сегодня не может назвать предел этого падения. Управляемость валютным курсом является важнейшим условием стабилизации ситуации в насквозь долларизованной экономике. В противном случае, как и в первой половине 1990-х, люди будут конвертировать любую оказавшуюся у них на руках нацвалюту в доллар или в товар длительного пользования.

Безудержный спрос на валюту и связанный с этим отток депозитов можно остановить, если центральный банк укажет пределы девальвации гривни. В нынешней ситуации следует обратиться к Международному валютному фонду не за привычным кредитом stand by, а за средствами в рамках механизма расширенного кредитования (EFF). Эта программа (ею Киев, кстати, пользовался, в 1990-е) предполагает выделение средств стране в случае резкого нарушения равновесия платежного баланса, вызванного неблагоприятными вынужденными изменениями в структуре производства, торговли и цен. Такой кредит обычно выделяется на 3–4 года, но Украине важен сегодня не срок, а именно неотложность предоставления этих средств.

Кроме того, финансовым властям и внешнеполитическому ведомству стоит в течение ближайших десяти дней провести консультации с Европейским Союзом, его отдельными членами, Китаем, Россией, другими государствами, которые могут на короткий срок предоставить средства для пополнения золотовалютных резервов Украины.

Собрав таким образом не менее 5 млрд долл. и заявив о готовности использовать эти средства плюс имеющиеся золотовалютные резервы (часть из них следует перевести в ликвидную форму) для стабилизации ситуации на рынке, Национальному банку удастся погасить валютную панику. Не исключаю, что полезным окажется введение бивалютного коридора, в рамках которого гривня будет свободно колебаться к доллару США и евро (эти валюты в наибольшей мере используются во внешнеэкономической торговле Украины).

На период до получения этих средств Национальному банку совместно с правительством следует, на мой взгляд, ввести ряд жестких ограничивающих мер:

1. Ограничить кредитование, особенно потребительское, с тем, чтобы заемные средства тут же не попадали на валютный рынок.

2. Ввести временный мораторий на досрочное расторжение депозитных договоров.

3. Максимально ослабить резервные требования к банкам по гривневым ресурсам, обеспечивая сохранение необходимой ликвидности банковской системы.

4. Разрешить предприятиям покупку валюту исключительно под существующие контракты.

5. Отменить положение о 6-дневном депонировании средств компаний перед покупкой валюты на межбанковском валютном рынке.

6. Ввести 100-процентную обязательную продажу экспортной выручки.

7. Ограничить покупку наличной валюты одним лицом суммой 500 долл. в день.

8. Ввести механизм приостановления торгов на межбанковском рынке в случае изменения курса более чем на 5%.

Беспощадный секвестр

Вторая группа неотложных решений связана с пересмотром бюджета-2014. Фактор президентских выборов в марте 2015 г. потерял свое значение, а значит, социальную нагрузку на бюджет политики наверняка смогут пересмотреть.

Необходимость срочного балансирования бюджета требует сокращения его расходной части приблизительно на 80–90 млрд грн. Однако еще до принятия нового закона о госбюджете было бы целесообразно ввести на ближайшие два месяца специальную бюджетную роспись, предполагающую сокращение на четверть расходов на аппарат центральных органов государственной власти и отменяющую на этот срок все финансовые привилегии народных депутатов Украины, а также реализацию отраслевых и прочих программ. Это позволит экономить до 5 млрд грн ежемесячно. Финансирование таких статей, как, например, "Обеспечение перевозок высших должностных лиц государства авиатранспортом" (208 млн грн на год), "Производство и трансляция телерадиопрограмм для государственных нужд, обработка и распространение официальной информационной продукции"
(786 млн грн), "Меры по подготовке и проведению в Украине финального турнира чемпионата Европы 2015 года по баскетболу" (401 млн грн), следует незамедлительно остановить.

В целом в нынешней ситуации Украине следует отказаться от проведения масштабных культурно-спортивных событий, требующих масштабных расходов из госбюджета, таких, как Евробаскет. Ведь не стоит забывать, что в этом году 1,3 млрд грн уйдет из госказны на погашение долгов по Евро-2012, да и на проведение досрочных выборов президента Украины потребуется почти 2 млрд.

Параллельно следует готовить новый закон о государственном бюджете, рассчитанный на новой макроэкономической базе, с учетом появления новых служб (люстрационный комитет, антикоррупционное бюро) и ликвидацией ряда других (например, министерства промышленной политики, министерства доходов и сборов). В идеале желательно сокращение числа министерств до 15, а числа вице-премьеров — до двух. Кроме того, следует всерьез рассмотреть идею о возвращении к институту государственных секретарей — институциональной памяти ведомств, чью роль сегодня фактически выполняют заместители министров-долгожители (ведь министры согласно Конституции 2004 г. — чисто политические назначения, а значит, меняться будут довольно часто).

Об июльском и октябрьском пересмотре социальных стандартов не следует вспоминать, чтобы не будоражить лишний раз население. Тем более что пока более-менее точно оценить макроэкономические перспективы Украины в 2014 г. не представляется возможным. Исходя из сложившейся на конец февраля ситуации, доходы бюджета необходимо пересчитать с учетом среднегодового показателя инфляции на уровне 10% и обменного курса 10 грн/долл. При этом следует взять реалистичную оценку ВВП за 2013 г., которая на 100 млрд грн меньше, нежели заложено в бюджет-2014.

Прозрачность
и справедливость

Заработок на продаже роскошных особняков прошлой власти, поиск валютных активов разыскиваемых чиновников не сможет принести существенного эффекта для государственного бюджета, хотя и будет играть определенную воспитательную роль.

Принципы работы новой власти должны быть действительно новыми. Ничего в системе государственных финансов Украины не изменится, если не будет внедрен контроль за крупными расходами госчиновников, равно как и ежемесячная отчетность всех органов государственной власти о потраченных народных средствах (с детализацией хотя бы до 100 тыс. грн).

Надо быть крайне осторожными с идеей о пересмотре приватизационных сделок в 2010–2013 гг., памятуя о том, чем обернулась попытка массовой реприватизации в 2005-м. Наиболее эффективным механизмом видится оценка стоимости этих активов по состоянию на дату продажи, сделанная компаниями "большой четверки", после чего государство делает оферту собственнику о доплате соответствующей суммы в бюджет. Лишь в случае отказа собственника возможна повторная приватизация объекта, как это случилось в октябре 2005-го с "Криворожсталью".

В 2014 г. Украине, используя революционную волну, следует решить целый ряд давних проблем, включая ликвидацию спецпенсий и разных цен на газ и электроэнергию. Последнее крайне важно, поскольку многие журналистские расследования неоднократно указывали на то, что образующаяся многомиллиардная дельта направляется в карманы очень ограниченного числа лиц, что только стимулирует социальное расслоение в стране. Следует рассмотреть вариант введения единой внутренней цены на природный газ и электроэнергию для любых потребителей, предусмотрев масштабные адресные дотации населению. Принцип, что расходы пенсионеров и других социально незащищенных слоев на жилищно-коммунальные услуги не должны превышать определенной величины (сейчас 10% доходов), следует сохранить.

Государственные предприятия нужно вернуть под действие закона о госзакупках, такие закупки должны осуществляться в максимально прозрачном режиме, в том числе с использованием веб- и ТВ-трансляции.

Следует понимать, что структурные экономические реформы можно начинать только после реформирования судебной системы и правоохранительных органов. Иначе все обернется пшиком. Поэтому на первых порах нужно хотя бы перекрыть каналы разграбления бюджета и разрушить "схемы" наподобие перепродажи дешевого газа или импорта топлива без уплаты акцизов.

Кроме того, на правительственном уровне нужно сформировать совет из успешных реформаторов постсоветских экономик.

Однако сегодня, прежде всего, следует остановить панику. Заявления о 35 млрд долл. необходимой финансовой помощи едва ли имеют под собой реальное экономическое обоснование. До сих пор оценки макроэкономистов о потребности во внешнем финансировании на 2014 г. находились в пределах 8–15 млрд долл.

Кроме того, крайне опасны заявления, продолжающие звучать от и.о. президента и главы Национального банка о том, что страна — банкрот, казна пуста и дефолт неминуем. Во-первых, это стимулирует панику. Во-вторых, это вполне может быть неправдой, поскольку на протяжении последней недели февраля бюджет исправно рассчитывался по внешним и внутренним облигациям. В-третьих, по состоянию на 1 февраля 2014 г. кассовые остатки бюджета составляли 4,7 млрд грн, что приблизительно столько же, сколько было на начало второго месяца года в 2012-м и 2013-м.

***

Мы все должны быть заинтересованы в срочных мерах по оздоровлению экономики, несмотря на очевидную неприятную необходимость затянуть пояса. Откладывание жестких мер только делает большим выписываемый нам историей счет. И за бесхозяйственность последних лет, и за революцию в итоге заплатит население. Иначе не получится.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • walker walker 1 березня, 10:16 Все политики и олигархи изложенную информацию прекрасно знают. Только почему-то они не спешат уменьшать бюррократический аппарат, приводить спецпенсии в соответствие с общенародными, урезать себе зарплату. Им выгодно взять кредиты, опустить гривну, потому они хранят средства в европейских банках. Когда гривна опустится, они смогут легко скупить землю, да и вообще что угодно. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно