Без крестьянина горы — пустошь

5 апреля, 17:29 Распечатать Выпуск №13, 6 апреля-12 апреля

Все без исключения программы и концепции развития горных территорий декларируют заботу о благосостоянии горцев.

Но вот парадокс: с каждым новым документом жизнь в горных районах только ухудшается. Сегодня нужно уже думать не о развитии, а о спасении тамошних городов, сел и хуторов, потому что, как отмечено в аналогичной программе правительства Гройсмана, "будет ускоряться обезлюдение населенных пунктов и деградация человеческого потенциала, будут усиливаться депрессивность и дотационность этих территорий".

Пришли в упадок горы не из-за природных катаклизмов, — горцам к стихиям и трудностям не привыкать, они научены их преодолевать. Упадок принесла как раз "забота" власти, когда в начале нулевых решениями областных рад по негласному указанию Министерства аграрной политики в один момент был разрушен устоявшийся экономический уклад гор. Крестьян лишили земли. И этим обрекли на обнищание не только аграрный сектор, но и целые хутора и села, которые на аграриях держались. Поэтому спасут горные территории не декларативные программы об инновациях и инвестициях, а реальные шаги по возвращению горцам основного средства производства, а значит, и благополучия.

Молочные реки теперь в воспоминаниях

В очередной, принятой на этой неделе Концепции развития горных территорий украинских Карпат откровенно нарисована неутешительная картина социально-экономического и экологического состояния этого края. А там, на минуточку, в 715 населенных пунктах, 94% из которых — села, проживают 978 тыс. граждан. В конце концов, Карпатский регион — это наше лицо перед ЕС, куда мы так стремимся.

Авторы концепции справедливо предлагают отойти от малоэффективных бюджетных дотаций и субвенций горным районам и начать наконец возрождение их реального сектора экономики в Львовской, Ивано-Франковской, Закарпатской и Черновицкой областях. Чиновники усматривают потенциал развития горных районов в "туризме, инфраструктуре, человеческом капитале и ІТ".

Экономика гор испокон веков основывалась на сельскохозяйственном производстве и лесном хозяйстве с его заготовкой и переработкой древесины. Этнофестивали, туристические тропы и зеленые усадьбы, о которых так много сегодня говорят, карпатские села не накормят и не спасут. Гуцулы уже в этом убедились.

Сельскохозяйственное производство в горных районах базировалось на высокопроизводительном животноводстве. Советские колхозы процветали с мясо-молочных ферм. На каждой содержали от 5 тыс. овец, до полутысячи коров и бычков, которых летом выпасали в многочисленных карпатских горных долинах. В колхозах были молочные цеха, пасеки, перерабатывающие цеха для консервации грибов, ягод, соков. В высокогорном Путильском районе, что на Буковине, на дарах лесов работал даже сокоэкстрактный завод. Словом, от богатейшего природного ресурса и упорного труда горцев агропредприятия в горах получали доходы, которые направляли на развитие и содержание социальной инфраструктуры сел, наполнение бюджетов государства и местных громад.

Отдельные умники объясняют зажиточность карпатских колхозов дешевыми энергоносителями и щедрыми государственными дотациями от советской власти на молоко, мясо и шерсть, а также стабильным рынком сбыта сельхозпродукции. "Но и до советских колхозов, при частной собственности при Австрии и Румынии, гуцулы не бедствовали, хотя не получали от тогдашних государств никаких преференций, — говорит фермер с Путильщины, председатель районной ассоциации фермеров Ярослав Евенчук. — У кого была земля, тот жил в достатке, потому что было на чем его зарабатывать. Поскольку пашня в нашем высокогорном крае практически отсутствует, то все агропроизводство было сосредоточено на землях, которые сейчас называют лесохозяйственными".

Агросектор Карпат носит лесно-пастбищный характер. И как могло так случиться, что сегодня крестьяне в горах оказались полностью отрезанными от земли, от своего леса, без которого в горных условиях невозможно вести товарное производство, развивать традиционные для гор животноводство, в частности овцеводство, и сопутствующие им промыслы?

Даже для того чтобы настелить доски в загонах для скота, набить над ними крышу, фермеры вынуждены выходить на аукцион по продаже продукции лесозаготовок и конкурировать с переработчиками древесины. Или кланяться лесоводам, чтобы приобрести несколько кубов сухостоя.

В Черновицкой области почти две трети территории Путильщины, более чем половина Вижницкого и Сторожинецкого районов покрыты роскошными лесами.

Во многих буковинских семьях из горных селений до сих пор хранят старые дедовские документы времен империи Габсбургов и Румынского королевства, подтверждающие право собственности на землю, в основном на землю с лесами.

Из этих национализированных частных земель, сосредоточенных вокруг населенных пунктов, и из лесных участков, которые вместе с сенокосами и выпасами принадлежали громадам, монастырям, церковным епархиям, новая советская власть в 1945 г. формировала колхозы в украинских Карпатах. Государство как землевладелец передало их коллективным хозяйствам в бессрочное пользование.

Горные колхозы, как раньше частные хозяйства, развивали также и лесоводство, — такова специфика гор. Имели в своей производственной структуре лесоводческие подразделения, которые, кроме выращивания и охраны лесов, занимались лесозаготовкой и даже переработкой древесины.

"Лесоводство по своей сути является земледелием, направленным на выращивание товарного леса, где между посадкой и сбором урожая проходит большой цикл в несколько десятков лет, — рассказывает кандидат сельскохозяйственных наук, известный специалист лесного хозяйства страны Андрей Бобко. — К природной производительности земли добавляются еще два фактора — энергия солнца и человеческий труд. На этом как раз и построено производство продукции в аграрном секторе. В горных условиях сельхозпроизводители комплексно и сбалансировано используют леса — свой основной природный ресурс, независимо от формы собственности на него. К тому же горные долины, выпасы, сенокосы являются частью лесных угодий, их невозможно разделить без потери экономического потенциала".

В 1990 г. Украина объявила земельную реформу, которая разрушила монополию государства на землю. Все имущество советских коллективных хозяйств, а также право пользования колхозной землей, куда входили и леса, перешло правопреемникам колхозов — коллективным сельхозпредприятиям (КСП) — на тех же правах и в тех границах, незыблемость которых гарантировали государственные акты советского образца.

Следующим шагом реформы стало разгосударствление земель сельскохозяйственного назначения (пашни, садов, сенокосов) и внедрение на них коллективной формы собственности. Земли других категорий оставались государственными.

Со временем коллективные сельхозугодья были распаеваны и переданы в частные руки бывшим колхозникам. В горах, где не было ни садов, ни пахотной земли, люди получили мизерные паи, на которых невозможно развернуть прибыльное сельскохозяйственное товарное производство.

Колхозные же леса власть крестьянам не отдала — ни частным фермерам, ни коллективным сельхозпредприятиям. Она решила их отдать лесхозам. Хотя не было никакого нормативно-правового документа, который бы позволял забрать у коллективных сельхозпредприятий право постоянного пользования лесными, водными и резервными землями и передавать эти земли другим юридическим лицам. Более того, в сентябре 2005 г. Конституционный суд Украины в деле №1-17/2005 (о постоянном пользовании земельными участками) отменил временные ограничения на изготовление на указанные земли отдельных государственных актов постоянного пользования и подтвердил действие государственных актов советского образца.

Лишить действующее агроформирование права землепользования и закрепленных за ним земельных участков без его согласия мог только суд.

Закон гор: неверный шаг — и все летит в пропасть

Несмотря на это, в начале 2000 г. по стране прокатилась волна передачи колхозных лесов специально для этого созданным лесохозяйственным предприятиям коммунальной или государственной формы собственности. "Закарпатагролес", "Галсельлес" во Львове, "Ивано-Франковскоблагролес", предприятия "Черновцыагролеса" по решению областных рад получили в постоянное пользование земли лесного фонда, которые на то время находились в постоянном пользовании агроформирований — законных правопреемников советских государственных коллективных хозяйств.

Так, в 2000–2001 гг. депутаты Черновицкой областной рады ХХІІІ созыва одним махом отобрали у законных пользователей — действующих сельхозпредприятий — все 68,7 тыс. га земель лесного фонда и передали их новоиспеченным госспецлесхозам Минагрополитики, а также (гулять так гулять!) щедро нарезали десятки гектаров из аграрного "пирога" предприятиям системы Госкомлеса.

Подобная история произошла во всех областях. Но если богатые пашней степные регионы этой "реформы" даже не заметили, то для горных Карпат она обернулась экономическим крахом.

Кстати, судебная практика свидетельствует, что отечественные агрофирмы, которые смогли доказать свою правопреемственность от бывших колхозов, выигрывали прокурорские иски и оставляли за собой статус постоянных пользователей государственными землями лесного, водного фонда, а также землями запаса. Однако ни одного такого примера из Карпатского региона в судебных реестрах отыскать не удалось.

Отдельные сельхозпредприятия Буковины сохранили государственные акты советского образца на постоянное пользование колхозными землями. У ООО "Украина", которое является правопреемником одноименного колхоза на Вижнитчине и работает сегодня на арендованных у крестьян частных паях, было 1104 га лесов. Уважаемый буковинский аграрий Богдан Юрьевич Колотило, его директор, а когда-то председатель одного из высокогорных колхозов соседней Путильщины, считает этот документ историческим раритетом для иллюстрации упадка когда-то мощного агросектора горных территорий.

"Мы были категорически против непонятно кем затеянной передачи колхозных лесов, — отмечает Колотило. — Все мои коллеги, руководители агроформирований горных районов области, доказывали областным чиновникам, что этот шаг неправомерен и экономически опасен. Но власть нас словно специально не слышала. У нас здесь на Вижнитчине или в Сторожинецком районе для работы коллективных, фермерских хозяйств хоть осталась пашня. А для путильских аграриев это была катастрофа".

По иронии судьбы, Путильскую районную раду сегодня возглавляет Николай Шевчук, который 18 лет назад в статусе заместителя председателя Черновицкой облгосадминистрации активно проводил аннексию лесов у действующих КСП и выводил их из аграрного сектора. "За этими лесами никто не смотрел, незаконные рубки там процветали, мы могли их вообще потерять", — то ли объясняет, то ли оправдывается Николай Шевчук.

На самом деле потеряли агросектор района. В прошлом году прекратил свою деятельность последний на Путильщине мясозабойный цех. А единственный молочный цех перерабатывает в год 500 т молока (мощность когда-то одного среднего колхоза), которое закупает в соседних районах, не горных.

Сельхозпроизводство в Путильских горах еще понемногу тлеет благодаря фермерам и личным крестьянским хозяйствам. Но их становится все меньше. Из 22 зарегистрированных фермерских хозяйств о работе отчитываются лишь 13. Они содержат 83 коровы, 600 овец и 71 коня вдобавок. "Инвестирование в развитие сельского хозяйства района проводится за счет собственных средств фермеров и агроформирований", — рапортует Путильская райгосадминистрация. А Путильськая райрада в последние годы каждую весну проводит заседания, на которых рассматривает один и тот же проблемный вопрос: хватит ли на этот раз овец для празднования в районе издавна традиционного для гуцул Дня выхода овцеводов на горные долины?

Между тем переданные в частную собственность горные долины зарастают лесом. Развивать животноводство на измельченных земельных наделах невозможно, — овчинка выделки не стоит. Больше половины сельхозугодий в горах просто заброшены землевладельцами.

Несколько лет назад местные гослесхозы активно добивались перевода сельхозугодий, залесенных самосевом, в земли лесохозяйственного назначения. Но сегодня возник вопрос существования самих лесхозов, — из-за резкого падения рынка древесины и еще более резкого усиления налоговой нагрузки эти государственные предприятия вынуждены сворачивать объемы производства. Поэтому вслед за аграрным сектором в горах исчезает и лесохозяйственный.

Воздушные концепции для бумажных комплексов

Рациональное, экономически эффективное использование земли в горных районах не обеспечено до сих пор. Хотя по закону, одна из основных задач местной власти — следуя нормам действующего законодательства, обеспечить социально-экономическое развитие своей территории.

Департамент агропромышленного развития Черновицкой ОГА вместо того, чтобы указать конкретный выход из крайне угрожающей для горных территорий ситуации, только переписывает в свои отчеты мизерные цифры официальной экономической статистики. Недавно сотрудники департамента подали в Кабмин предложения по решению проблемных вопросов развития горных населенных пунктов. Об агропромышленном комплексе гор сказано одной, в сущности, пустой фразой: "Существует необходимость во введении дополнительных стимулов развития горных территорий, внедрении там производств, государственной поддержке субъектов хозяйствования указанных территорий".

Уже упоминавшаяся концепция для поднятия экономики в горных условиях тоже заезженными фразами предлагает "развивать пространственно сбалансированную производственную инфраструктуру, комплексно развивать хозяйственный комплекс, внедрять в сельское хозяйство инновационные технологии и экономические проекты".

"Если у аграриев нет основного средства производства — нет земли, то никакие программы и концепции, никакие технологии и инвестиции не помогут возродить экономику горных районов и вывести их из упадка", — убежден Ярослав Евенчук.

Земельная реформа ставила благородные цели: не просто провести разгосударствление земельных угодий и обеспечить на них равноправное развитие разных форм хозяйствования. Главное — реформировать село, дать возможность людям жить и свободно работать на своей земле.

Для горных районов замыслы реформы оправдались с точностью до наоборот. Вслед за родителями молодежь массово уезжает на заработки за рубеж. Аграрный сектор Карпат в ХХІ ст. скатился до натурального производства и держится на немногих энтузиастах, которые по зову крови не могут покинуть свои горы. Пригреет солнце, и они все равно поведут отары на горные долины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно