Бедные, потому что глупые, а глупые, потому что бедные?

4 июля, 2014, 19:55 Распечатать Выпуск №24, 4 июля-11 июля

Причиной материальных затруднений в сфере образования является не только недостаточное финансирование, но и неэффективность распределения и нецелевое использование этих средств. 

Недавно Верховная Рада Украины ввела мораторий на закрытие общеобразовательных учебных заведений государственной и коммунальной форм собственности до принятия государственного бюджета на 2015 г., чтобы предупредить исчезновение сельских школ из-за нехватки средств на их содержание. Количество школ, закрытых в Украине в последние годы, уже давно измеряется не десятками, а несколькими сотнями. За последние три года школьная образовательная сеть была "оптимизирована" более чем на 500 учебных заведений. Внедрение такой превентивной меры наглядно демонстрирует, как ограниченность и нецелевое использование финансирования, подкрепленное низкой финансовой дисциплиной, приводит к упадку всей образовательной системы страны.

Согласно действующему законодательству размер бюджетных ассигнований на образование должен составлять не менее 10% от общего объема ВВП страны. За все годы независимости Украине не удавалось обеспечить законодательно определенный минимум финансирования образования. Несмотря на устоявшуюся тенденцию урезания государственного финансирования образования с 7,3% ВВП в 2009 г. до 6,4% — в текущем, в среднем Украина ежегодно тратит около 7% ВВП на образовательные нужды. Интересно, что если сравнивать относительные показатели расходов на образование, то в Украине он один из самых высоких в Европе. Для сравнения: в 2010 г. Франция потратила на образование 5,9% ВВП, Литва — 5,4, Швейцария — 5,2, Польша — 5,2, Германия — 5,1%, тогда как расходы Украины составили 7,4% ВВП.

При этом Украина по абсолютным показателям объема расходов на образование опережает только Литву (население которой около 3 млн), и этот показатель в 14 раз меньше чем, например, расходы на образование во Франции. Такое соотношение относительных и абсолютных показателей расходов на образование свидетельствует о лимитированных возможностях наращивания объемов финансирования образования в нынешних экономических условиях.

В то же время причиной материальных затруднений в сфере образования является не только недостаточное финансирование, но и неэффективность распределения и нецелевое использование этих средств. Красноречиво, что по результатам проверки Государственной финансовой инспекцией выполнения профильным министерством программ, связанных с подготовкой кадров высшими учебными заведениями на протяжении 2010–2012 гг., выявлены нарушения на сумму около 100 млн грн, из которых по нецелевому назначению было использовано 25 млн. В свою очередь, ревизии профессионально-технических учебных заведений за 2013 г. обнаружили финансовые нарушения на 265 млн грн, из них приведших к потере финансовых и материальных ресурсов, — на 59,3 млн.

Логично, что, кроме катастрофического недофинансирования, целесообразно уделять значительно большее внимание критической необходимости в образовательной сфере, а лакмусовой бумагой надлежащего ее финансирования должны стать не размер выделенных ассигнований, а эффективность их использования и противодействие коррупции.

Расходы или инвестиции?

Надлежащее финансирование образования должно восприниматься государством не как расходы, а как инвестиция в его безоблачное будущее. Особенно оправдано инвестировать в высшее образование, ведь украинская молодежь — это ключевой стратегический ресурс государства. Она не только является основным источником трудового потенциала, но и гарантирует динамичный рост экономики. В идеале, эффективная государственная молодежная политика должна обеспечивать квалификацию и повышать конкурентоспособность молодежи на рынке труда, гарантировать ее занятость и обеспечивать привлекательность национального рынка труда.

Вместе с тем, если речь идет об инвестициях, то и сам объект инвестирования должен быть конкурентоспособным. Присуще ли это украинской системе, если, например, говорить о высшем образовании? Не каждого человека, желающего получить диплом, волнует качество образования, которое подтверждается этим дипломом. Поскольку сегодня в Украине легко можно получить диплом "квазиуниверситета", механизм эрозии качества образования сработал автоматически. К тому же, учитывая количество функционирующих в Украине учебных заведений, вполне понятно, что проконтролировать и обеспечить качество образовательных услуг довольно непросто.

В Украине количество высших учебных заведений I–IV уровней аккредитации на начало текущего учебного года по сравнению с предыдущим хоть и сократилось на 2,4%, все равно превышает 800. Для сравнения: в Германии, количество студентов которой приблизительно равно их количеству в Украине, действуют 110 университетов и технических университетов и около 220 университетов прикладных наук и колледжей (Fachhochschulen). В Швейцарии, где качество образования признано образцовым, действуют всего 12 университетов и 7 учебных заведений технического направления.

В украинских реалиях получается, что, с одной стороны, финансирование образования пытаются оптимизировать (а часто и минимизировать), а с другой — ассигнования распыляются среди бесчисленного количества учреждений. Как следствие, отечественный продукт образовательной системы хоть и стал более доступным для студентов, однако низкое качество образования сделало систему образования неконкурентоспособной для целей инвестирования.

Параллельные миры
или альянс?

Еще один недостаток образовательной системы заключается в том, что учебные заведения предоставляют услуги, ориентированные на нужды промежуточного, а не конечного потребителя — работодателя. Как следствие, согласно показателям Государственной службы статистики, по состоянию на 1 сентября 2013 г. из более 400 тыс. официально зарегистрированных безработных доля молодежи составляла 42,1%. Такая статистика еще раз подтверждает дисбаланс существующего предложения молодых специалистов и спроса со стороны работодателя на отечественный продукт образовательной системы. Поэтому учебным заведениям следует переходить к другой бизнес-модели функционирования, в которой потребителями услуг станут работодатели.

Безработица среди молодежи — проблема не только украинского рынка труда. Как показывает европейский опыт, даже наличие эффективной системы образования не решает эту проблему. Швейцарский и немецкий ответ — система профессионально-технического образования (apprenticeship), согласно которой ученики овладевают профессией, а не наукой (они проводят 50% времени на предприятии, а 50% — в школе). Это касается не только сугубо технических специальностей, но и таких направлений, как логистика, бухгалтерский учет, банковское дело. В Германии овладение профессией продолжается приблизительно три года, а условия строго контролируются торговыми палатами.

Об эффективности этого подхода свидетельствуют следующие показатели. Средний уровень безработицы среди молодежи в Греции составляет 60%, в Финляндии (где действует лучшая в Европе система высшего образования) — 20, в Германии — 7%, в Швейцарии — 6,1%. Тевтонский подход к техническо-профессиональному воспитанию взяли на вооружение в Великобритании, где уровень молодежной безработицы сегодня составляет около 20%. Как оказалось, самым сложным было преодолеть общественные стереотипы, что профессионально-техническое образование является искусственным созданием рабочих мест для тех, кто не может получить высшее образование.

В Украине такой объект инвестирования остается без внимания государства. По показателям Госстата, за последние пять лет расходы на профессионально-техническое образование составляли 0,4% ВВП, что в среднем равно 6,2–6,4% общих расходов на все образование. Как следствие, потребность работодателя в работниках (а не в ученых) остается неудовлетворенной.

Дисбаланс спроса и предложения на рынке труда свидетельствует о необходимости партнерства. Такое партнерство, с одной стороны, позволит уменьшить ресурсную зависимость учебных заведений от государства, а с другой — предупредить рост безработицы среди молодежи. Например, для этих целей внедрен институт государственно-частного партнерства (ГЧП). В Европе количество образовательных проектов, реализованных на условиях ГЧП, опережает даже строительство и реконструкцию автодорог. Вместе с тем в Украине ГЧП с образованием почти не ассоциируется. Возможно, из-за его инвестиционной непривлекательности?

***

Таким образом, проблему недофинансирования в сфере образования надо решать не путем увеличения финансирования (поскольку в нынешних условиях это объективно невозможно), а прежде всего путем более эффективного целевого использования бюджетных средств, искоренения коррупции и обеспечения финансовой дисциплины. Государственные расходы не могут оставаться основным источником финансирования, средства должны привлекаться и от местных общин, на условиях партнерства с работодателем, а получатель государственного финансирования должен определяться согласно потребностям работодателя, тем самым обеспечивая востребованность продукта образовательной системы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно