Киев: передел или перестройка?

13 июля, 09:07 Распечатать Выпуск №27, 13 июля-19 июля

Вавриша называют новым "смотрящим" в столице от прагматичного крыла команды Зеленского.

© скриншот видео

Четверговое видеообращение мэра Киева Виталия Кличко к народу подтвердило информацию о том, что стратегическое решение о разделении полномочий мэра Киева и главы столичной администрации, под которого, собственно, и уйдет вся исполнительная власть в городе, на Банковой — принято. 

По данным ZN.UA Виталий Кличко сдаваться не собирается и обещает применить свой и братский авторитет в Европе и Америке. 30–40 процентов киевлян все еще поддерживают мэра. Своя стая у этого вожака, несомненно, есть. Но кто виноват, что Акела за пять лет даже не попытался прыгнуть? А сейчас подпрыгивать уже поздно. Тем более, что дюжина расследовательских сюжетов, подготовленных каналом "1+1", лягут свинцовыми утяжелителями на киевского мэра. 

В известном телесюжете о переносе нового Офиса президента в Украинский дом девелопер Андрей Вавриш и президент Владимир Зеленский стояли под одними софитами. Если же заглянуть в тень, то очевидно не только творческое взаимодействие нового главы государства с главой строительной компании SAGA Development, ушедшим пять лет назад с должности зама главы Департамента градостроительства и архитектуры Киева с неоднозначной историей. Налицо разворачивающийся столичный сценарий, где роль для Вавриша уже написал (или еще пишет?) его давний друг, глава ОП Андрей Богдан. 

С одной стороны, Вавриша называют новым "смотрящим" в столице от прагматичного крыла команды Зеленского. Который и займется, скажем так, теневым переформатированием финансового пространства Киева, отправив на покой регента Кличко Вадима Столара. С другой — амбициозный президент поставил перед собой задачу не о переносе столицы в Васюки, а о выведение Васюков из столицы. Романтики из ОП, мечтающие обрушить коррупционную систему в столице, утверждают, что речь идет не о "смотрящем", а о стратегирующем. 

Но, так или иначе, общение нашего сегодняшнего собеседника Андрея Вавриша с генпродюсером "1+1" Александром Ткаченко — нынешним куратором мажоритарщиков от "Слуги народа" в столице, а также — главным официальным претендентом на роль главы КГГА, который вскорости и отправит мэра-"чемпиона" в технический нокаут, остается тесным. А потому давайте разбираться в уже обозначившихся целях и героях киевского сериала. Дабы не упустить красную нить произведения, которое в итоге нам представит новая власть в столице. Тем белее, что глава SAGA Development оказался готов расшифровывать некоторые подтексты, на что официальные лица в своих интервью не решаются. 

— Андрей, насколько успешной можно считать вашу презентацию у президента, если говорить не только о тактике Владимира Зеленского в отношении устройства своего будущего Офиса в Украинском доме, но и о формировании его стратегии по отношению к столице в целом? 

— Давайте все-таки сначала закроем вопрос с Украинским домом. Для меня это полезный кейс. Работая, в свое время в столичном департаменте архитектуры я достаточно долго изучал этот вопрос. Мои знания и опыт позволяют давать экспертные оценки возможным последствиям решений, касающихся перемещения крупных объектов и возникающих в связи с этим транспортных и других нюансов. Поэтому на презентации рядом с президентом я стоял исключительно, как эксперт, обладающий определенным набором необходимой ему технической, юридической и организационной информации. 

По сути, вы видели идею, концепт, техническое задание для того, кто, в итоге, будет заниматься этим проектом. А это будет другая компания, которая должна выиграть в результате архитектурного конкурса. Ориентировочные сроки — 6—9 месяцев. Затраты — в районе 300 млн грн. Основная статья расходов — не переезд, а реставрация самого здания. Объект съедает 14 млн грн в год за энергоносители. Это очень много. При этом я рекомендовал, чтобы статус исторического памятника, который имеет это здание, был сохранен. 

— Вот зуб даю, что экспертов вашего уровня по работе с пространством в нашей столице достаточно. Но не каждый из них будет деликатно сопровожден с 27-го этажа 101 Tower и под белы рученьки проведен по зеленому коридору в президентский кабинет на презентацию своих гениальных идей.

— Я отвечу. Да, мы дружим с Андреем Богданом. Достаточно давно, и я этого не скрываю. На протяжении нашего знакомства часто касались тем Киева. Потому, что мы здесь живем. Потому, что моя работа связана с городским пространством. Вполне естественно, что мысль о передислокации Офиса Президента он решил обсудить со мной. Я собрал все материалы. Идея переезда с Банковой родилась еще при Ющенко, который хотел переехать в Мариинский дворец, а часть офиса разместить в здании Минздрава. Янукович имел похожие планы, плюс — под развитие президентского проекта построили вертолетную площадку. Мы все проанализировали и предложили оптимальный на сегодня вариант. 

— С Богданом вы дружите домами — или бизнесами тоже? У вас есть совместные проекты, к примеру, на территории бывшего завода "Арсенал" или еще где-то? Глава Офиса Президента собирается вообще передавать свои девелоперские или аграрные активы, слепому трасту или, например, в управление? 

— У нас нет совместных бизнес-проектов. Что касается земли и каких-то его шагов в отношении своих активов, то это его личное дело, и со мной он это не обсуждал. 

— А вашу роль в Киеве обсуждали? Вы — кто? Смотрящий, наблюдающий, консультирующий, или человек, претендующий на какую-то официальную позицию? Вокруг столько версий... Кличко сегодня заявил, что вы встречались с ним в качестве куратора Киева. Кстати, о чем говорили? 

— Во-первых, поработав пять лет на государственной службе, я не имею ни желания, ни мотивации туда возвращаться. Даже если меня об этом очень попросят. Я получил достаточную порцию негатива от участия во власти. И если у кого-то на этот счет бурлит фантазия, то это не моя проблема. 

Во-вторых, о встрече с Кличко. Пару недель назад был звонок самого Виталия, с вопросом о том, что не так и какие у меня к нему претензии. Потом мы встретились. Для того чтобы вы понимали уровень моих претензий, расскажу всего одну историю, которую я ему тогда и напомнил. Когда Кличко только пришел в город, у нас начинался некий крупный проект, и мы обсуждали план его реализации. Сейчас не скажу точно — какой. Но суть в другом. Речь зашла о том, чтобы под этот проект привезти в Киев некоего очень известного в мире состоятельного человека. Проскочила фамилия Карлоса Слима — одного из богатейших людей в мире. Виталий говорит "секундочку", набирает номер и говорит: "Карлос, Привет! Ты где — в Нью-Йорке? У меня к тебе есть вопрос. Здесь такой интересный проект, к тебе сегодня придет мой брат и все расскажет подробно". Я обалдел. Я сидел и понимал, что только что человек за одну минуту сделал то, что не может сделать ни МИД, ни президент, ни премьер. В телефоне у этого человека был огромнейший потенциал развития нашего города. Это в голове просто не укладывается… "К чему ты мне все это напоминаешь?" — спросил у меня Виталий на нашей последней встрече. На что я попросил назвать хоть одного человека из его телефона, который инвестировал в Киев за пять лет. Мне очень жаль, что этот девайс не превратился в проекты. Не только Киева — Украины.

— Андрей, я не следователь прокуратуры и я лично не проводила журналистских расследований ваших действий во власти. Однако достаточно открыть Интернет и почитать материалы тех, кто проводил. Более того, авторитетные люди, которым я доверяю, говорят о том, что ваша кампания по МАФам была слишком избирательной, а ваше желание входить в долю в бизнесы, с которым вы соприкасались по долгу службы, — отнюдь. Ваша репутация и очевидная близость к Богдану может стать проблемой президента. Даже если вы не займете никакой официальной должности.

— Когда я пришел работать в администрацию и изучил проблему МАФов, то прозрел. Дело в том, что до этого у меня подобный бизнес как часы работал в Днепре. Где было четко очерчено правовое поле. В Киеве был армагеддон. Сам город простимулировал вместо трех возможных тысяч точек — двадцать три тысячи. При этом бюджет от всех МАФов получал 3 млн грн в год. И мы создали простые правила: стой в правильном месте и плати налоги в бюджет. (Когда я уходил с госслужбы, поступления в бюджет от МАФов составляли около 100 млн грн в год, а могли бы составить 200 млн.) После чего у ряда чиновников случился культурно-доходный шок: предприниматели, заплатив в бюджет, начали отказывать им в откатах. 

Власть начала мстить. Чьи-то ларьки сносить, чьи-то сжигать руками бандитов. И случился обратный эффект. Люди получают законные документы, правильно стоят и платят налоги, но в качестве "бонуса" получают войну с системой, которая их начинает вытеснять, а зеленый свет давать тем, кто дает на лапу. И на лапу больше платили организованные сетевые мафовики, а те, кто живут на доходы от одного-двух киосков, — платили государству. Было очень много скандалов и провокаций. Александр Попов, при котором я работал, не выдержал напряжения от всей этой истории и в итоге поставил руководить процессом не слишком порядочного человека. Спустя какое-то время был введен мораторий на наведение порядка. При Голубченко мы этот мораторий снова прервали и возобновили работу. 

Потом пришел Кличко, мы с ним встречались на этот счет. Нужно было принять еще ряд решений в Киевраде. Мы все посчитали, какие бригады, сколько кранов на демонтаж… Виталий Владимирович сказал, что у него хватит и сил, и нервов, и целеустремленности довести эту историю до логического финала. Первый год департамент благоустройства покупал технику. Второй — "случайно" демонтировал не тех… Но если сейчас посмотреть на улицы города, то МАФов действительно стало меньше. Город постепенно двигается по той программе, которую разработал наш департамент. Просто теперь скандалы происходят не вокруг меня, а вокруг тех, кто этим занимается. 

Поэтому гипотетически стыдиться я могу только человека, который скажет, что я взял у него деньги. Если вы найдете такого. Все остальное — не предмет для обсуждения. То же касается и долей в бизнесе. Это неправда. Я распродавал свои активы, пока был на госслужбе. 

— "Рыбальский" перед уходом вы тоже себе "продали"? 

— Единственный документ, который я подписывал на этот счет, — поручение городу разобраться в том, каким будет план застройки Рыбальского. В рамках общей программы городской застройки. Ни к чему остальному я не имел отношения. Кроме одного, конечно: я настолько влюбился в эту территорию, что потом, когда ушел с госслужбы и уже был руководителем строительной компании, понял, что хочу участвовать в ее развитии. Мое единственное преступление в том, что я не бросаю на полпути то, что начал раньше.

— Согласившись на публичные заявления подобного рода, вы берете на себя ответственность перед людьми, которые будут это читать. И вам с этим жить и коммуницировать. Пойдем дальше.

— Давайте пойдем. На самом деле очень хочется ответить на вопрос — кто я, и что происходит в городе.

— Так отвечайте. 

— Формат сегодняшних взаимоотношений застройщика с городом прост: город мне ничего не дает. Город с меня только требует. Он требует ограничить высотность, проложить дороги, переложить сети… Вы думаете — это разговор о льготах и протекционизме? Это разговор о терроризме! 

— Тем не менее, этот город-террорист тщательно отсеивает чужих. И если тот же Львов пустил на рынок строительный бизнес из Донецка и Луганска, то Киев — нет. И это, согласитесь, неплохое условие для существования. 

— Вы действительно считаете, что в отношениях с городом застройщик — это тот, кто диктует городу правила? Мы все заложники того, каким непрофессиональным образом город выстраивает градостроительную политику. Мы заложники невозможности просто получить разрешения, оплатить налоги и больше никого не видеть у себя на объекте. Мы заложники инспекторов, которые могут приходить, чтобы открывать и закрывать декларации. Посмотрите, по какому количеству объектов, на которые получены разрешения, продолжаются суды. И на моих объектах в том числе. За нами, помимо городских инспекторов, бегают чьи-то активисты. Мы, как одна из сторон процесса, не являемся бенефициарами существующего порядка на рынке. На самом деле существующие "правила игры" и у меня, и у моих коллег, работающих на рынке, уже поперек горла стоят. При том, что все знают и понимают, как должно все работать, чтобы все три стороны — громада-город-бизнес — чувствовали себя комфортно.

— Прежде чем описать этот идеальный механизм, назовите Топ-3 коррупционных схем, на которых зарабатывают в Киеве Столар и Ко

— Называю. Первое — ручное управление приоритетами куда тратить. Второе — манипуляции тендерными процедурами. ProZorro не спасает. Третье — централизация расходования бюджета на уровне города, вместо того, чтобы отпустить деньги в район. Это из общегородского.

Что касается непосредственно строительного рынка, то я предпочитаю мыслить профессиональными категориями. Киев продолжает идти путем захвата и урбанизации новых территорий. И в рейтинге по темпам застройки новых территорий стран Украина занимает — внимание! — пятое место в мире. По развитию экономики во второй сотне, а по темпам застройки — пятое. Ну разве это не абсурд, что нас опережают только Китай, США, Индия и Россия? При том, что у нас, как и в России, — большинство городов, кроме мегаполисов, вымирают. А мы продолжаем застраивать. Вы представляете вообще себе масштаб абсурдности происходящего?! Мы имеем огромные объемы внутри города, которые просто некачественно и бездумно используются, но при этом у нас планы Барбаросса по присоединению пригородов и всего чего угодно.

Это также вопрос к количеству денег, которые вы тратите на развитие города. Весь мир понимает, что где-то к 2050 году мы будем иметь удвоение городского населения. Процессы урбанизации в Украине происходят по тем же законам. Люди уезжают из сел в большие города. И особенно в столицу. Все столицы всех стран мира перманентно уплотняются. Но в чем вопрос? Мир нашел, как работать с этой тенденцией, и выработал программу развития городов Habitat III. В 2016 году Виталий Кличко лично ее парафировал. 

— В чем суть? 

— Уход от принципа больших центров. Раньше действовал принцип: здесь большая центральная улица, здесь площадь, большой универмаг, клуб, здесь еще что-то... Мир поломал этот старый подход к застройке и перешел к развитию малых центров со множеством инфраструктурных объектов. Передовые страны создают смешанные многофункциональные города, основная задача которых — делать жизнь человека максимально насыщенной в месте, где он живет и работает. Основной тренд — полифункциональность территорий. Ради того, чтобы увеличить интенсивность использования территорий. Когда я работал в администрации, я думал, что первая скрипка в этой истории — в руках города и местной власти. Однако сейчас, пребывая на другой стороне, четко понимаю, что такой современный город может родиться только в результате кооперации и сотрудничества громады, власти и бизнеса. В этом нет ничего нового. Но мы к этому так и не пришли. Город же, однажды создав комфортные для всех правила, должен акупунктурно вмешиваться в процесс. Вот как, к примеру, Вроцлав сделали музыкальной столицей Польши? Власть в результате мониторинга нашла ответ на вопрос: почему кафе и ресторанчики отказываются от живой музыки? Невыгодно уменьшать количество столиков. Муниципалитет предложил заведениям, в которых будет живая музыка, компенсацию в 1000 евро в месяц. И в город потянулись музыкальные коллективы со всей страны. 

— В вашем рассказе прекрасно — все. Кроме держателей рынка недвижимости в Киеве, которым это ваше триединое движение к цели, до лампочки. Мэры и президенты приходят и уходят, а Вагиф Алиев и Максим Микитась — они же памятники. Я уже несколько лет не занималась вплотную Киевом, но это, знаете, как сериал про рабыню Изауру. Включаешься через сто двадцать пять серий, а они только локацию поменяли. Сколько уже этих триединых планов составлено и презентовано! Последний был у Кличко, конечно. В каких точках стопорится? 

— Опять-таки, я бы не оперировал здесь фамилиями. Проблема — глубже. Мы застряли на переходе от советской доктрины, со спущенным сверху приказом, к европейской, когда инициатива и правила рождаются на уровне конкретных громад. У нас, к примеру, как было записано тридцать лет назад в Генеральном плане, что завод "Ленинская кузня" должен производить корабли, так мы и по сей день ждем, когда он будет их производить. Оглядываясь и ожидая указки с Банковой или Грушевского. А жизнь давно переместилась на уровень конкретных громад. В нашем случае — Киева. Но сверху думать не хотят, а снизу — не могут. Повсеместные протесты в адрес застройщиков — это уже проявление нарыва. Город не создал и не закрепил на своем уровне согласованные правила, которые бы стали общественным договором киевлян, власти и бизнеса. Он по-прежнему работает в формате закрытого принятия решений, провоцируя недовольство граждан. Возьмите Шулявскую развязку, где граждане трижды, собирая более 10 тысяч подписей под петициями, аргументированно сигнализировали: "Виталий Владимирович, остановитесь, вы протаскиваете самое паршивое проектное решение". И мэр трижды или четырежды собирает совещание, куда приходят его "посипаки" типа Густелева, и с умным видом откатывают город в голимый совок. 

— Андрей, только не говорите, что это было эмоциональное решение. 

— Я прекрасно понимаю, как принимаются решения в городе. И, если совсем честно, то мне уже наплевать на эти десять процентов, которые они положат в карман с проекта. Но не наплевать — с какого проекта! А проталкивается откровенное убожество. 

— Это мы уже с вами про эффективную и неэффективную коррупцию говорим? 

— Мы говорим о системе, где коррупция в сочетании с некомпетентностью привели к той атмосфере, которую мы сейчас имеем в столице. Граждане недовольны, а застройщики продолжают работать в формате непредсказуемых и непрофессиональных взаимоотношений с властью.

— Это вы сейчас мнение всех застройщиков выражаете — или какой-то их части?

— Той части, у которой нет индульгенций от власти, которая не может купить разрешение на 24 этажа вместо девяти по генплану. Которая точно будет обустраивать придомовую территорию, прокладывать коммуникации и строить сопутствующие инфраструктурные объекты. Нелинейность применения даже существующих правил на строительном рынке — главная проблема всех девелоперов. 

— Вы можете назвать количество льготников на вашем рынке? 

— Изначально на нашем рынке, как и на всех других, работает принцип Парето, когда 80 процентов всей застройки делает
20 процентов компаний, работающих на рынке. У нас это 10—15 компаний, из которых 3—4 находятся в привилегированных условиях. Мы в их число не входим. 

— Вопрос в том, чтобы войти в их число, или изменить правила? Власть изменилась, и у вас появился реальный шанс украсить такой яркий фамильный ряд, как Алиев, Никонов, Микитась, Кушнир, Непоп. 

— Здесь очень интересно. Надо понимать, что жизненный цикл любого крупного девелоперского проекта где-то 2—4 года, иногда и 5—6 лет. А жизненный цикл политических управляющих команд любого уровня 2—3 года. Получается, что отношения застройщика с городом и его жителями априори длятся дольше, нежели такие же отношения политических команд и громады. Вы понимаете, кому выгоднее получить единые и прозрачные правила? 

— Отношения вышеперечисленных девелоперов априори складываются с любыми властными командами. Единые и прозрачные правила для всех — это капитализм. А все привилегированные заcтройщики, олигархи и политики разбогатели как раз в коррупционной полусовковой системе. Никто на самом деле не хочет менять правила. 

— Я понимаю, конечно, о чем вы говорите, но помимо этого я еще знаю всех людей, которых вы перечислили. Так вот: если бы такие правила были, они бы по ним работали. Но есть три обстоятельства, которые влияют на то, почему это сделать сложно. Во-первых, отсутствие реального, согласованного всеми сторонами — громада-город-бизнес— Генплана, с подробным зонингом. Этот документ перманентно делают все приходящие управленческие команды. 

— Под льготников?

— Да. Эдакая имитация деятельности с единой целью — законсервировать существующую ситуацию и заработать. Наш Генплан — это свалка советских парадигм и правил, заточенных под клептократических заказчиков. В Европе принятие Генпалана — праздник, потому что он разрабатывается на самых низовых территориях, с участием всех нами обозначенных сторон. А принятие Генплана у нас — это большой электоральный удар. Потому что обсуждения с громадами — чистая формальность, основное — "порешать" с основными игроками рынка за закрытыми дверями. Поэтому протесты, поэтому абсолютно справедливое недовольство людей. 

— Во-вторых? 

— Когда появится согласованный градостроительный документ, нужно понимать, что равный для всех доступ к рынку открывает ящик Пандоры для непрофессиональных участников рынка. 

— В Буче и Ирпене каждый депутат имеет лицензию и строит абы шо.

— Вот это "абы шо" здесь ключевое. А значит — нужен конкретный, квалификационный, а главное — прозрачный набор требований и правил к участникам рынка. Это может быть государственное регулирование, внутреннее лицензирование… Неважно, как называется, но такой инструмент должен быть. Включая жесткую прозрачную систему контроля над выполнением этих требований. И, в третьих, нужно соблюдать качественный баланс интересов между разными участниками процесса строительства. Есть компании, которые выдают технические условия подключения к сетям, примыкания к автомагистралям и пр. Здесь очень много работы для антимонопольных органов. Изменив формат взаимоотношений между всеми участниками процесса строительства, мы получим совсем другой город, другие развязки, парковки…

И вот когда мы будем работать в формате трех вышеперечисленных условий, мы получим уникальный шанс силами десятков или сотен разных по мощности, но одинаковых по качеству строительных компаний делать качественный продукт. Нам нужна конкуренция за качественное проектное решение. А сегодня идет конкуренция за доступ к телу чиновника и удешевление строительства, путем приобретения дешевых техусловий, материалов и пр. 

— Кто должен инициировать подобные изменения и как быстро они могут произойти при наличии политической воли поломать старую систему?

— Создание и внедрение таких инструментов — это процесс. Всем трем сторонам нужно научиться договариваться и приходить к компромиссу. Неизбежно столкновение старых и новых подходов. Столкновение строителей, которые видят конкретный объект, и урбанистов, которые оперируют городским пространством. Все это нужно пройти. И речь, если говорить о генплане, не о каком-то изначально большом документе, который за одним столом усядутся обсуждать пятьсот человек. Речь об общих стратегических контурах, которые частями нужно обсуждать и лепить на уровне кварталов, микрорайонов и районов. Плюс параллельно должны идти программы развития транспорта, торговли, благоустройства и т.д. Но этот процесс определенно должен иметь какие-то конечные сроки. Потом, сбалансировав все это, мы получим новый градостроительный документ, который будем воспринимать как праздник, а не как очередной повод выйти на акцию протеста. Иногда специально спровоцированную одной из недовольных сторон. 

И здесь, конечно, власть — и государственная, и городская, каждая на своем уровне, должна инициировать и сопровождать создание такого общественного договора для формирования новой системы, о которой мы говорим. Потом — только акупунктурное вмешательство чиновника и небольшие корректировки с учетом обозначенной и принятой всеми стратегии. Здесь очень много зависит от правильной постановки целей и политики Министерства регионального развития. Создав правила на национальном уровне, Минрегион начнет погружать в новую историю все муниципалитеты. Которые будут действовать уже на своем уровне, в рамках четко обозначенной стратегии.

На мой взгляд, систему удастся сломать, если в новой власти найдется на пост министра профессиональный, этичный человек, который понимает и современные тренды урбанистики, и то, как работает система государственного управления. Чтобы быстро и правильно действовать в рамках министерства. Я уверен, что под этот глобальный проект можно сформировать большое и качественное сообщество профессионалов, как наших, так и зарубежных. 

— Киев — это проекция государства. 

— Здесь также должны происходить не менее масштабные процессы. Мы должны развернуть на своем уровне глобальную градостроительную дискуссию и предложить министерству свой план. 

— У меня дежавю. Сколько развернутых дискуссий с общественностью и презентаций устраивал Кличко… В итоге — регент Столар и практика, победившая теорию. Я даже боюсь строить версии — почему номера мировых знаменитостей в телефоне мэра не стали ключами к инвестиционным проектам? Вернулись качества, воспитанные во времена общения Виталия с Бакаем, или он, не умудренный в госуправлении, подсознательно освобождал свою голову от несвойственного ему груза? Трагедия на самом деле. Не Кличко. Киева. 

— На сегодня я абсолютно четко понимаю, что результат может быть только в случае, когда рядом идут этика и профессионализм. Одно без другого приводит к беде. Безусловно, существует какой-то временной люфт на освоение новой сферы у каждого менеджера. Но он достаточно ограничен. 

— То, что происходило в Киеве последние пять лет, было неэтично или непрофессионально?

— В первую очередь — неэтично. Потому что профессиональную команду всегда можно собрать. Но ключевое — это твой сигнал команде, в каких рамках мы работаем. Этичных или нет. Это и определяет качество политики, которую потом вырабатывают лидер и его команда. И когда эти маяки расставлены, то никакой Вагиф или еще кто-то за них не выйдет. 

— Вот прям сейчас слышу вопрос будущего осведомленного читателя: "Застройщик Вавриш и этика, это вообще о чем?" Мы все в каком-то смысле люди системы. И вы для меня сейчас олицетворяете историю, которую проживает достаточно большое количество бывших государственных служащих, соприкоснувшихся со "злочинной владой". Я говорю о профессиональных госслужащих, мозги которых сегодня работают не на страну, а либо на бизнес, если получилось правильно распорядиться процентами с госпроектов, которые они вели, либо на собственное саморазрушение. Безусловно, можно долго рассуждать об историях тех людей, которые пришли в новую власть, и какими они стали... Но вот сейчас, лично для вас, есть вещи из прошлого, о которых вы действительно жалеете?

— Что такое этика? Это набор красных линий, которые переступать нельзя. Ты сам себе их определяешь. В их рамках ты рефлексируешь. Человек как система формируется тем, что он как-то отвечает на то, что с ним происходит. Это я к тому, что за одного битого двух небитых дают.

Тем не менее, я действительно имел отношение к нечестно функционирующей системе. Будучи недостаточно опытным, я принимал решения, последствия которых очевидны и сегодня говорят о том, что решения нужно было принимать диаметрально противоположные. И мне это не нравится. Именно поэтому я никогда не пойду на государственную службу. И это мой внутренний крест, который я несу. Но при этом я развиваюсь как бизнесмен и профессионал. Я учусь. И готов к любым консультативным и экспертным функциям. В этом смысле я готов быть "смотрящим".

Этичная сторона на самом деле — это такой достаточно тонкий внутренний консенсус, который нужно развивать. Поэтому прекрасно, когда над тобой стоит человек, выстраивающий тебе этичный коридор, в рамках которого ты можешь действовать. 

— Вы считаете, что Александр Ткаченко — тот самый человек, который способен организовать в Киеве этический коридор? Я о том, почему люди, внимательно отслеживающие процессы на "плюсах", должны поверить в то, что в Киеве у Александра Ткаченко получится стать самостоятельным и независимым? 

— Ну, вы же вами сказали в начале нашего разговора, что это дело совести и ответственности каждого. Я доверяю Ткаченко, а дальше уж он сам как-нибудь. 

— Возможное назначение Ткаченко на должность главы КГГА — это прямое свержение Кличко с трона, потому как исполком уходит под Ткаченко. Закон о столице давно нужно было менять. Реально разделять должности мэра и главы КГГА, но при этом исполнительную вертикаль отдавать под мэра. Глава КГГА — префект. Долгоиграющая история, которую еще придется пересказать. Кулуарные договоренности Кличко и Порошенко истекли, и новый президент пользуется имеющимися у него лазейками, освобождает поле под своего. Как это когда-то сделал Янукович, назначив Попова в пику Черновецкому. Ткаченко заявил уже, что закон о столице надо менять и создавать правильную систему. Но, опять-таки, слова — ничто. Поступки все покажут. 

— Когда парламент изменит закон о столице, любой глава администрации будет действовать в его рамках. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Serg Mez Serg Mez 14 липня, 17:36 Не верю велеречивому Вавришу от слова совсем. Умник. Все вокруг пид**сы - один он Д'Артаньян. Что касается застройки Киева "вширь" - не факт, что это в итоге хуже. В центре Киева и так уже вечные пробки. А он предлагает еще "уплотнять" центр. Бред же. Вообще все улицы будут в пробках. согласен 10 не согласен 1 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №27, 13 июля-19 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно