Иранский оппозиционер Иман Форутан: Авиакатастрофа "Боинга" показала, что весь аппарат Исламской республики — лжецы

25 февраля, 08:11 Распечатать Выпуск №1283, 22 февраля-28 февраля

Лидер Конгресса освобождения Ирана об украинском "Боинге", протестах и будущем страны.

© @imanforoutan

Прошедшие в минувшую пятницу в Иране парламентские выборы завершились победой консерваторов и поражением лагеря реформаторов.

По предварительным результатам, у консерваторов приблизительно 70% мест, у умеренных — около 20%, у реформаторов — 10%. (В 2016 году блок реформаторов и умеренных получил 41% мандатов в парламенте, консерваторы — 29%, а еще 28% мест досталось независимым кандидатам.) Всего же за 290 мест в Меджлисе боролись немногим более семи тысяч кандидатов. При этом Совет стражей конституции снял с выборов девять тысяч человек.

Нынешние выборы характеризовались рекордно низкой явкой избирателей: проголосовали всего 42,6%. Это самый низкий показатель с 1979 года, когда в стране свергли шаха.

Министр внутренних дел Ирана Абдульреза Фазли пояснил низкую явку плохой погодой, катастрофой украинского "Боинга", сбитого силами ПВО Корпуса стражей Исламской революции, вспышкой коронавируса и прочими неблагоприятными событиями. В свою очередь, верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи обвинил в низкой явке "враждебную пропаганду".

Однако протестный потенциал в Иране силен. Что и показали недавние протесты, прошедшие из-за сбитого иранцами украинского самолета и связанными с этой трагедией действиями официального Тегерана. Многие сторонники оппозиции бойкотировали выборы, поскольку к ним не допустили умеренных кандидатов. Впрочем, даже победа либералов и реформаторов не означала бы перспективу кардинальных политических реформ в теократическом государстве, потому что роль парламента в Иране во многом декоративна.

Еще до парламентских выборов (во время массовых протестов в Иране) ZN.UA обратилось к главе оппозиционной организации "Конгресс освобождения Ирана" Иману Форутану (проживающему в Соединенных Штатах) с просьбой охарактеризовать протестный потенциал страны и прокомментировать перспективы смены власти в Исламской республике.

— В Иране в нескольких городах, в том числе и Тегеране, прошли протесты. Поводом к ним стало сбитие иранскими военными украинского "Боинга". Насколько массовыми были эти выступления? Чего добивались протестовавшие? Кто эти люди?

— Протесты прошли во всех крупных городах Ирана — таких как Тегеран, Тебриз, Исфахан, Шираз, Мешхед, Санандадж, Керманшах, Ахваз, а также в нескольких небольших городах. Там были люди из разных слоев общества, особенно много было студентов. Протестующие призывали к отставке верховного лидера [аятоллы Али Хаменеи. — А.Х.],также являющегося командующим вооруженными силами. Они требовали разъяснений по этому преступлению, а затем и смены режима в Иране.

— Несколько месяцев назад, когда иранцы вышли на улицы, протестуя против подорожания бензина, иранские власти избрали жесткий вариант разгона акций. На этот раз не было ни особо жестких разгонов, ни отключения Интернета. Чем объясняется такая разница в поведении иранских властей по отношению к протестующим?

— Основной причиной стало присутствие иностранных представителей, особенно журналистов, приехавших в Иран для освещения похорон Касема Сулеймани [генерала Корпуса стражей Исламской революции. А.Х.], а также присутствие представителей ООН.

— Каков протестный потенциал Ирана? Насколько широко распространено среди ваших соплеменников недовольство нынешней властью? Почему этот режим вызывает у них недовольство?

— Как вы упомянули в предыдущем вопросе, люди находятся в сложной ситуации с точки зрения благосостояния и минимальных требований к жизненным потребностям. Повышение на 300% цен на топливо привело к росту цен и на другие предметы первой необходимости. При этом половина экономики Ирана — организации и учреждения, руководимые иранским лидером, — освобождена от налогообложения и надзора. Коррупция и неэффективность в структуре Исламской республики также вызвали недовольство большинства людей. Мусульмане-экстремисты поставили страну на грань войны, а люди этого не хотят. Народ Ирана недоволен вмешательством и расходами иранского режима в Сирии, Ираке, Ливане, Палестине и Йемене, а также антиамериканской и антиизраильской политикой. Вот что они говорят в своих лозунгах: "Уходите из Сирии — подумайте о нас", "Наш враг прямо здесь. Они лгут, что это — Америка". Народная позиция прямо противоречит политике иранского исламистского режима, и это вызвало конфронтацию между режимом и людьми, что происходит время от времени.

— Готов ли иранский режим к либерализации? При каких условиях это возможно?

— Верховный лидер Ирана — враг номер один для либерализма в Иране. Он неоднократно указывал в своих выступлениях, что либерализм конфликтует с исламом. Большинство иранцев считают, что режим и правительство Ирана являются своего рода шиитской версией правления ИГИЛ в Сирии и Ираке, они похожи с точки зрения фундаментализма. ИГИЛ исповедует суннитский ислам, а Исламская Республика — шиитский. На ваш вопрос нет короткого ответа. Джихадистский исламский режим ни при каких обстоятельствах не примет и не усилит либерализм.

— Насколько сплоченна иранская элита? Что вызывает у нее разногласия?

— Предпринимаются постоянные шаги для создания единства и сближения иранских оппозиционных элит. Сейчас прилагаются дополнительные усилия по укреплению и объединению их точек зрения. Например, такая ассоциация, как HOMA (Национальная конвергенция иранцев), включающая девять политических и гражданских организаций, выступает против иранского режима. Подобную организацию создали впервые за 41 год существования Исламской республики. Мы надеемся, этот союз станет сильнее и мощнее. Очевидно, мои соотечественники в Иране — те, кто будет на передовой ненасильственной смены режима, и организации за пределами страны помогут ускорить этот процесс. В конце концов, иранцы примут решение о своем будущем. Различия в идеях между иранскими оппозиционными элитами в основном связаны с их идеологическими и политическими взглядами на свободный и демократический Иран, но теперь они единодушно объединены, чтобы помочь падению Исламской Республики.

— Как катастрофа украинского "Боинга" может повлиять на внутриполитические процессы в Иране? В частности на взаимоотношения власти и общества?

— Самое большое и самое важное влияние авиакатастрофы — доказательство для всего мира того, что весь аппарат Исламской Республики — лжецы. Режим отрицал наличие ядерных центрифуг в эпоху президента Хатами. Но позже обнаружили заводы по обогащению урана. Были и другие примеры лжи очень разозлившей и расстроившей иранский народ. Катастрофа украинского рейса вызвала глубокое недоверие народа к режиму. Сбитие украинского самолета в воздушном пространстве Ирана российскими ракетами КСИР весьма подозрительно и должно быть тщательно расследовано. Отказ предоставить "черный ящик" самолета международным экспертам и Boeing для проверки информации о рейсе 752 также вызвал много вопросов в иранском обществе. Всякое доверие между исламским режимом и иранским народом разрушено, и иранская нация сталкивается лицом к лицу со всем режимом.

— Вы возглавляете "Конгресс освобождения Ирана". Кого представляет ваша организация? Каковы ваши цели? Что вы можете предложить народу Ирана после смены режима?

— "Конгресс освобождения Ирана" (КОИ) — это основанная на добровольных началах некоммерческая организация, члены которой придерживаются различных демократических идеологий для будущего Ирана. Демократическая структура и устав КОИ ратифицированы его членами. Наиболее важными миссиями КОИ являются помощь в обеспечении контролируемого и ненасильственного крушения Исламской Республики и подготовка планов по созданию временного правительства сразу после падения режима. В течение этого переходного периода КОИ надеется, что по мере необходимости сможет помочь временному правительству пока не возродятся политические партии Ирана, и иранский народ не сможет определить свой будущий тип правительства посредством демократического процесса и выборов. В частности КОИ сотрудничает с другими организациями-единомышленниками и частными лицами в рамках проекта под названием "Первые 100 дней". Миссия проекта заключается в планировании самых неотложных потребностей страны и иранского народа во время непосредственных последствий падения исламского режима, таких как внутренняя безопасность страны, безопасность границ, банковское дело, предотвращение нехватки продовольствия, лекарств и топлива, а также немедленное освобождение политических заключенных.

— Почему, по вашему мнению, должна произойти смена власти в Иране?

— Исламский режим установили в феврале 1979 года, основываясь на уловках, лжи и подавлении всех политических партий в Иране. Иранский народ никогда не хотел стать врагом мира или оскорблять флаги других стран. Иранский народ устал от широко распространенной и систематической коррупции. За это время джихадистский исламский режим имел возможность для проведения реформ, но диктатор Хаменеи не проявил никакого желания перемен. Поэтому смена режима является единственным путем предотвращения военных атак против Ирана и его уничтожения. Фундаментальный джихадистский исламский режим должен быть и скоро будет заменен светским и демократическим правительством, избранным на свободных и прозрачных выборах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно