Ядерный угол для России

11 марта, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 11 марта-18 марта

В прошлое воскресенье сайт немецкой газеты Bild оповестил мир о готовящихся в России "крупнейших за 25 лет испытаниях ракет дальнего радиуса действия". Это был пересказ появившейся за несколько дней до этого редакционной (то есть спущенной сверху) новости газеты "Известия". Кто обратил бы на это внимание, если бы не Bild, готовый поинтересоваться, что на душе у российского президента? Впрочем, событие действительно важное, позволяющее обратить внимание на сложную динамику ядерного баланса между Россией и США.

 

 

 

В прошлое воскресенье сайт немецкой газеты Bild оповестил мир о готовящихся в России "крупнейших за 25 лет испытаниях ракет дальнего радиуса действия". 

Это был пересказ появившейся за несколько дней до этого редакционной (то есть спущенной сверху) новости газеты "Известия". Кто обратил бы на это внимание, если бы не Bild, готовый поинтересоваться, что на душе у российского президента? Впрочем, событие действительно важное, позволяющее обратить внимание на сложную динамику ядерного баланса между Россией и США.

"Наша прелесть"

В скором времени Россия планирует осуществить залповый пуск ракет "Булава" с атомного подводного крейсера класса "Борей". И "Булавы", и "Бореи" только поступают на вооружение. Попытка запуска в декабре прошлого года была неудачной. Теперь России нужно доказать, что у нее есть готовая к использованию новая морская система стратегических ядерных сил (СЯС).

В свою очередь, ракетные войска стратегического назначения (РВСН) России планируют в этом году 16 испытаний наземных систем, что в два раза больше, чем в прошлом году (в том числе — испытаний новой "тяжелой" межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) "Сармат").

Испытания проводят и США. В этом году уже произведены два успешных пуска МБР "Минитмен-3" для подтверждения их функциональности. Но, судя по комментариям, США свели бы такие испытания к минимуму, если бы не российская ядерная риторика. А она находится на постоянно высоком уровне с момента провала в 2013 году американской попытки вовлечь Россию в следующий цикл сокращений ядерных вооружений.

Руководители России все еще не готовы обсуждать дальнейшие сокращения "нашей  прелести", дающей им статус политиков глобального уровня. Тем не менее, США не прекращают попыток. В начале февраля Белый дом озвучил публичное предложение к России вернуться к переговорам о дальнейшем сокращении ядерных вооружений. Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков ответил публичным отказом: "Продолжение российско-американских переговоров о сокращении ядерных вооружений исключено".

Брешь в российской зацикленности на ядерном оружии пытаются пробить и экс-сенаторы США Сэм Нанн и Ричард Лугар, инициаторы наиболее масштабной программы США по коллективному уменьшению ядерной угрозы. В конце февраля С.Нанн провел в Москве обсуждение шагов возобновления ядерного сотрудничества на экспертном уровне и в ходе встречи с С.Лавровым. Пока результатов нет.

Трудности понимания

Проблемы диалога по ядерным вопросам между США и Россией только частично связаны с кризисом вокруг Украины. Сейчас под влиянием многих факторов формируются позиции сторон, которые будут влиять на ядерный баланс в мире в далекой перспективе, по некоторым параметрам — до конца века. Принимаются решения о закупках ядерных вооружений с жизненным циклом 50 лет. При сроках поставок с начала 2020-х до конца 2030-х годов они будут оставаться на вооружении, по крайней мере, до 2090 года.

Начальный этап формирования нынешних планов пришелся на первую половину 2010-х годов. США пытались развить успех Договора СНВ-3, подписанного в 2010 году, и продолжить динамику ядерного разоружения до более низких порогов, приближающих безъядерный мир. Последняя попытка была предпринята администрацией Обамы весной 2013 года. Тогда Путину передали личное письмо американского президента с изложением предложений по дальнейшему сокращению ядерных вооружений. В случае принятия предложения новый договор мог быть подготовлен до конца второй каденции Обамы, он стал бы историческим достижением двух стран.

Россия отказалась, поскольку на тот момент уже сформировала новую ядерную доктрину и начала программу ядерного перевооружения. Ядерное оружие стало рассматриваться Россией не только в качестве инструмента сдерживания ядерного нападения, но и предотвращения катастрофического поражения в обычной войне и, более широко, — гарантии суверенитета.

Администрация Обамы добилась некоторой компенсации провала усилий на российском направлении благодаря соглашению по ядерной программе Ирана. Это добавило позитива глобальной динамике снижения ядерной угрозы. Однако для поддержания стратегического баланса с Россией США запустили ряд долгосрочных программ ядерного перевооружения, которые в случае достижения нового договора с РФ могли бы не реализовываться.

Следующая администрация США может попытаться возобновить переговоры с Россией. Однако их движущим мотивом будет уже не "прорыв" на пути к безъядерному миру, а соображения экономии средств. Пороги, установленные Договором СНВ-3, выглядят слишком обременительными даже для американского бюджета. Возможно,  это осознание придет и к российскому руководству.

Россия начинает…

В России системы СЯС излишне разнообразны. Эта проблема является следствием двух факторов. Первый — унаследованный с советских времен жесткий лоббизм в борьбе за оборонный заказ, в результате которого каждый производитель, в конечном счете, получает заказ на свой проект. Второй фактор — низкий технологический уровень, вследствие чего унификация ведет к риску массового технического отказа, а диверсификация вселяет надежду, что хотя бы часть систем сработает.

Наиболее активная модернизация СЯС России происходит за счет производства атомных подводных крейсеров "Борей" (в 2013–2014 гг. флот получил три крейсера, четвертый будет спущен на воду в 2016 году, еще три строятся), баллистических ракет на подводных лодках (БРПЛ) "Булава" и МБР "Ярс". Еще ряд разработок может пойти в серийное производство в среднесрочной перспективе. Это МБР "Сармат" ("тяжелая" ракета для замены украинских МБР "Воевода" на технологическом заделе старой советской ракеты УР-100Н), МБР "Рубеж" (на базе "Тополь-М", но с двумя ступенями вместо трех), БРПЛ Р-29РМУ2.1 "Лайнер" (глубокая модернизация БРПЛ "Синева"), управляемый боевой блок (способен осуществлять атмосферный маневр для преодоления противоракетной обороны), боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК) "Баргузин" (воспроизведение ликвидированного комплекса украинской разработки, теперь с использованием МБР "Рубеж").

Программа выглядит масштабной по количественным показателям. Но качественно она ограничена. МБР РТ-2ПМ2 (которая сейчас называется "Тополь-М") собиралась в Украине на Павлоградском механическом заводе под названием "Универсал" и была готова для летных испытаний еще до распада СССР (украинские конструкторы создали новую, более мощную первую ступень). "Тополь-М", соответственно и вся "линейка" РТ-2ПМ, включая "Ярс" и "Рубеж", является запоздалым восстановлением советского проекта. Управляемый боевой блок также был близок к летным испытаниям еще в советские времена для использования на ракете "Воевода".

Проекты "Булава" и "Сармат" связаны с технологически рискованной промышленной конкуренцией. Московский институт теплотехники (МИТ) в 1990-е годы благодаря лоббистским возможностям забрал оборонный заказ на новую БРПЛ у профильного "ГРЦ Макеева", не имея опыта создания таких ракет. Завод в Воткинске, производящий всю линейку ракет МИТ, перегружен номенклатурой — "Ярс", "Булава", "Рубеж". В свою очередь, "ГРЦ Макеева" получил финансирование на проект "тяжелой" МБР "Сармат" с использованием технического задела "НПО машиностроения", хотя специализируется на БРПЛ. В авиационной компоненте российских СЯС две аварии Ту-95МС летом прошлого года свидетельствуют о проблемах с двигателями российского производства.

Россия с большими потерями почти преодолела зависимость от Украины в сфере СЯС. РТ-2ПМ2 воссоздана на собственной производственной базе, разработаны разделяющиеся головные части (РГЧ ранее были "фирменным" знаком украинских ракетостроителей), запущен проект замены МБР "Воевода" (сроки эксплуатации продлены с участием украинских специалистов еще до начала кризиса), отработана замена двигателю Р95-300 для российских крылатых ракет. Россия все еще заинтересована в некоторых производствах и специалистах в Украине, но видимых вариантов установления контроля или вывоза не существует, поэтому нет и конкретной политики. Россия исходит из того, что мощности Украины для производства СЯС потеряны. Это сильно удорожает программу модернизации.

…США выигрывают

США не проводили перевооружение своих СЯС со времен холодной войны, кроме воспроизводства арсенала БРПЛ "Трайдент-2" (последние заказы сделаны в 2007 году). На рубеже 2000-х была проведена глубокая модернизация, что отдалило начало перевооружения до 2020-х годов. США в последние годы готовились к более глубоким сокращениям ядерных сил, чтобы уменьшить необходимость перевооружения. Но теперь из-за несогласия России оно было запущено, хотя и находится на начальной стадии. Соответствующие планы, в отличие от России, не выносятся на уровень политической риторики. Для США — это затратная необходимость, а не предмет политической гордости. В то же время, перспективы получения новых оборонных заказов с энтузиазмом воспринимаются оборонной промышленностью, частью оборонного истеблишмента и консервативными политиками. Они — главные бенефициары агрессивной политики России.

Развитие СЯС США строится вокруг нескольких ключевых программ, по одной на каждый элемент ядерной триады (МБР, БРПЛ, стратегические бомбардировщики). Программа новой МБР "Стратегическое сдерживание наземного базирования" (Ground-Based Strategic Deterrent, GBSD) находится на этапе, в отечественной практике соответствующем формированию технического задания. В конце 2015 года Пентагон запросил предложения потенциальных подрядчиков (формирование технических предложений). Новая МБР должна максимально использовать инфраструктуру МБР "Минитмен-3" (прежнее название программы — "Минитмен-4") для экономии ресурсов. "Боинг", как производитель "Минитмен-3", лидирует, однако конкурс будет свободным. Интерес проявили также "Нортроп Грумман" (проводил модернизацию "Минитмен-3"), "Локхид Мартин" (производитель МБР МХ и БРПЛ "Трайдент-2"), "Дженерал Дайнемикс", "Рейтеон", "Аэроджет Рокетдайн", "Орбитал". Начало эксплуатации новой МБР планируется на 2027, завершение производства — 2034, жизненный цикл — 50 лет.

Для морской компоненты СЯС с 2007 года "Дженерал Дайнемикс" с участием "Нортроп Грумман" разрабатывают проект нового подводного ракетного крейсера с кодовым названием SSBN (X) для замены "Огайо", которые будут выводиться из эксплуатации, начиная с 2019 года. Новый крейсер рассчитан на меньшее количество БРПЛ (16 вместо 24), но будет иметь значительно более высокий технологический уровень. Стоимость единицы по разным оценкам составит от 4 до 8 млрд долл. вместо 2 млрд для "Огайо". Новый крейсер будет оснащаться модернизированной версией "Трайдент-2". Модернизация завершится к концу этого десятилетия, ими будут оснащаться также "Огайо" до снятия с вооружения. Первый подводный крейсер SSBN (X) должен быть принят на вооружение в 2021 году. Всего планируется построить 12. Завершение программы ожидается в первой половине 2030-х годов. Жизненный цикл нового крейсера — 42 года.

В авиационной компоненте готовится программа создания нового стратегического бомбардировщика Long Range Strike Bomber (LRS-B) с новой крылатой ракетой Long-Range Standoff, LRSO. Контракт на разработку LRS-B в прошлом году получил "Нортроп Грумман". Новый бомбардировщик должен постепенно заменить B-52 и B-1B, но будет эксплуатироваться некоторое время совместно с B-2A. Принятие на вооружение ожидается до конца 2020-х годов. Пентагон рассчитывает закупить 100 LRS-B. Оценочная стоимость единицы — 0,5 млрд. Новый бомбардировщик будет революционным в том смысле, что кроме собственно бомбардировочных миссий способен выполнять функции самолета управления авиационной группы (включая B-2А и F-35).

Новую авиационную крылатую ракету LRSO планируется принять на вооружение в 2020-е годы. Пока проект находится в начальной фазе. Испытания неядерных элементов конструкции ядерной бомбы B-61-12, состоявшиеся в прошлом году, кроме собственно продления сроков эксплуатации имели целью определение варианта ядерного заряда для LRSO.

Основная проблема программы перевооружения СЯС США, которая в нынешних политических условиях выглядит неизбежной, — финансовая. Программа Пентагона по обновлению СЯС в течение пяти лет (2016–2020 годы) составляет 73 млрд долл. По оценкам Бюджетного офиса Конгресса (Congressional Budget Office, CBO), в течение 10 лет на обновление будет потрачено
348 млрд долл. По экспертным оценкам, за 30 лет объем расходов на обновление СЯС может достичь одного триллиона долларов. Пик расходов придется на 2025–2030 годы, основная статья расходов — морские ядерные силы.

Опыт большинства программ перевооружения свидетельствует: такое масштабное перевооружение СЯС синхронно для всей ядерной триады, как предусмотрено в США, происходит с опозданием, ростом затрат на этапе реализации и сокращением программы закупок. Это подталкивает США к поиску путей экономии расходов, в том числе за счет совместного с другими ядерными державами разоружения.

Асимметричный ответ России

Если программы перевооружения американских СЯС будут запущены на полную мощность ввиду отсутствия отклика России на предложения о более глубоких ядерных сокращениях, в следующем десятилетии Россия вынуждена будет втянуться в гонку ядерных вооружений, которую сама сейчас провоцирует.

Со стороны России ситуация выглядит проигрышной. К 2020 году в случае полного финансирования действующей Программы вооружений на 2011–2020 годы (что не гарантировано; по крайней мере, задержки с началом испытаний МБР "Сармат" связаны, в том числе, с финансовыми проблемами) Россия обеспечит паритет с существующими СЯС США, хранящимися в модернизированном виде с конца холодной войны. Затем США начнут новый цикл перевооружения, по завершении которого отставание России может стать катастрофическим. Новую программу перевооружения СЯС после 2020 года Россия просто не потянет. В современной глобализированной экономике системы вооружений не могут иметь сопоставимое качество при несопоставимых ценах. Для сохранения ядерного паритета России придется нести расходы на сопоставимом со США уровне.

Ситуация для России, если она заблаговременно не начнет переговоры со США о ядерном разоружении, будет усугубляться следующими факторами: возможным развертыванием в начале 2020-х годов полноценной противоракетной обороны (ПРО) НАТО, развитием континентальных систем ПРО США, вероятным сохранением расширенного ядерного сдерживания НАТО за счет американских ядерных бомб B-61 (в тактических вариантах), расположенных в Европе для использования в коллективных ядерных миссиях.

Все более явное нарушение Россией Договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД) можно рассматривать как ее асимметричный тактический ответ на проигрышную стратегическую ситуацию. Использование крылатой ракеты Р-500 в штатном режиме, продемонстрированное при стартах с пусковых установок "Искандер" (вариант "Искандер-К"), в том числе в сентябре 2014 года на учениях Восточного военного округа России, является откровенным воссозданием запрещенного Договором РСМД наземного комплекса с крылатой ракетой РК-55 "Рельеф". Параметры Р-500 скрываются Россией. Однако по всем внешним признакам и исходя из комментариев российских военных, она является продолжением линии крылатых ракет средней дальности (более 500 км) 3М10/3К12/3М14.

Еще одним, "гибридным" нарушением Договора РСМД может стать использование стратегических ракет для ударов на среднюю дальность. Большинство МБР при использовании на минимальной дальности теоретически могут попасть в запрещенный диапазон 500—5500 км. Эффективность в таком варианте использования ограничена. Но Россия уже начала летные испытания МБР сниженной дальности "Рубеж", теоретически способной наносить эффективные удары на средней дальности.

Наземные ракетные комплексы средней дальности — это сфера, где Россия скрыто обогнала США, нарушив Договор РСМД. После ликвидации комплексов "Першинг-2" и GLCM США не разрабатывали вариантов их восстановления, хотя снятые боеголовки не ликвидированы (W85 с "Першинг-2" были конвертированы в бомбы B61-10, W84 с GLCM находятся на хранении и могут быть использованы для новой авиационной крылатой ракеты LRSO).

Быстрой контрмерой со стороны США может быть развертывание в Европе стратегических бомбардировщиков с крылатыми ракетами большой дальности и возвращение крылатых ракет "Томагавк" в ядерном оснащении на боевые корабли, несущие дежурство возле берегов Европы. Но оба эти шага нарушат юридические и политические обязательства. В первом случае нарушается СНВ-3, во втором — синхронные политические обязательства 1991 года со стороны США и СССР (унаследованные Россией) о сокращении тактических ядерных систем. Следовать российской политике скрытых нарушений международных договоров США не будут. Скорее, если Россия перейдет грань, эти соглашения будут объявлены недействующими, и после этого приняты контрмеры.

* * *

Россия уже несколько раз отказалась от предложения США начать новые сокращения ядерных вооружений. Этим, а также демонстративным снижением порога использования ядерного оружия, в том числе в связи с кризисом вокруг Украины, Россия спровоцировала ситуацию, когда она в среднесрочной перспективе будет вынуждена вести переговоры о сокращении ядерных вооружений с гораздо худших позиций, чем могла бы сейчас. США будут заинтересованы в таких переговорах, но не столько из соображений безопасности, сколько для экономии бюджетных денег.

Россия имеет шансы разменять свое возвращение к соблюдению запрета на ударные ядерные системы "европейской дальности" на отказ США от базирования тактического ядерного оружия и, возможно, части ПРО в Европе. Но это не лишит США их преимущества в СЯС, если перевооружение будет начато.

Бряцание ядерным оружием дало России некоторые тактические дивиденды. Однако в стратегической перспективе такая политика загоняет Россию в угол, для выхода из которого у нее может банально не хватить денег.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • Dmytro  Bobro Dmytro Bobro 22 серпня, 09:47 Більш небезпечною асиметричною відповіддю Росії може бути відновлення та розміщення на території країн, які Росія буде вважати ворогом, ядерних фугасів. І для такого висновку є декілька причин: по-перше, Росія відкрито демонструє світу, що міжнародні договори для неї не є обов'язковими, а, по-друге, відкритість кордонів та обсяги міжнародної торгівлі практично унеможливлюють перехоплення подібних вантажів, якщо вони грамотно приховані. Наприклад, розміщення ядерного фугасу всередині цистерни з нафтою чи нафтопродуктами дозволить обійти будь-які сучасні сканери (окрім ЯМР, проте цистерна туди просто не влізе) та безпечно транспортувати заряд у будь-яку точку країни-ворога. Можливість же заволодіння зарядом "сторонніми" терористами навряд чи зупинить московських стратегів. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно