Ортодоксальный ядерный шантаж

3 июля, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 3 июля-10 июля

Очередное российское заявление про 40 ракет прозвучало в неподходящий момент. Лидеры приличных ядерных стран о таких программах громко не кричат, если только не пытаются кого-то шантажировать, но в этом случае они перестают быть приличными.  

 

Сессия министров обороны НАТО, прошедшая 24–25 июня в Брюсселе, уделила особое внимание вопросам реагирования на ядерную политику и ядерную риторику России. 

Что решили, не раскрывается, кроме намеков на пересмотр собственной ядерной политики и программ боевой подготовки. Процесс только начат. Накануне сессии генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг сделал достаточно жесткое заявление: "Это бряцание ядерным оружием, которым занимается Россия, совершенно необоснованно... Это то, к чему мы апеллируем, и одна из причин, по которой мы повышаем боеготовность наших сил". 

Непосредственной причиной стало недавнее заявление Владимира Путина о том, что в этом году российские ядерные силы получат более 40 новых межконтинентальных баллистических ракет. В декабре прошлого года Путин говорил о поступлении более 50 таких ракет в 2015 г. Информация с тех пор многократно тиражировалась российскими фигурами помельче. Можно было бы пошутить, что НАТО возмутило снижение планов обновления российских ядерных сил. Но с ядерным оружием лучше не шутить. 

Гамбургский счет

В.Путин сделал свое заявление 16 июня на открытии международного военно-технического форума "Армия-2015", на котором рекламировались военные достижения России. Речь шла о стратегических ядерных силах (СЯС), конкретно, о 24 межконтинентальных баллистических ракетах (МБР) "Ярс" и 16 баллистических ракетах на подводных лодках (БРПЛ) "Булава". Российский президент подробностей не сообщал, но военные эксперты намекнули. В прошлом году российские СЯС получили 22 "Ярса" и 16 "Булав". 

На 1 марта т.г. СЯС России имели 515 развернутых носителей ядерного оружия (МБР, БРПЛ, стратегические бомбардировщики) с 1582 боеголовками на них, США — 785 носителей с 1597 боеголовками. По Договору СНВ-3 к февралю 2018 г. каждая из сторон должна иметь не более 700 носителей с 1550 боеголовками. Кроме этого допускается иметь еще 100 неразвернутых носителей (физически существующие МБР, БРПЛ и стратегические бомбардировщики, по разным причинам не находящиеся на боевом дежурстве). 

Чтобы выполнить условия Договора, США до февраля 2018 г. должны сократить или перевести в неразвернутый вид 85 носителей. Россия к этому сроку может нарастить их число на 185, что она и пытается сделать в рамках своей программы вооружений. 

Программа перевооружения СЯС России с намерением выбрать лимит в 700 носителей включает производство МБР "Ярс" в мобильной и шахтной версии, БРПЛ "Булава", строительство атомных подводных крейсеров "Борей" (оснащен "Булавами"), возобновление производства Ту-160. Есть еще ряд конструкторских разработок, которые могут дойти до серийного производства в среднесрочной перспективе — МБР "Сармат" (тяжелая ракета на замену МБР "Воевода"), МБР "Рубеж" (стратегический комплекс, способный наносить удары также на средней дальности), БРПЛ "Лайнер" (глубокая модернизация БРПЛ РСМ-54), управляемый боевой блок (способный совершать атмосферный маневр для преодоления противоракетной обороны — советский долгострой, далеко технологически не дотягивающий до перспективных американских разработок безъядерных гиперзвуковых систем), боевой железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК) "Баргузин" (воспроизводство уничтоженного комплекса украинской разработки, теперь уже с использованием МБР "Ярс"). 

Программа не столь масштабная, как можно было бы предположить по производимому шуму, но достаточно внушительная с учетом того, что американские СЯС не перевооружались с времен холодной войны, кроме воспроизводства арсенала БРПЛ "Трайдент-2". Американские СЯС прошли глубокую модернизацию на рубеже 2000-х, что отдаляет начало перевооружения до 2020-х. Но США при президенте Б.Обаме готовы были пойти на более глубокие сокращения ядерных сил. Безъядерный мир — личная амбиция нынешнего американского президента. Определенный прогресс в виде Договора СНВ-3 достигнут, но Россия отказалась идти дальше. 

Вообще, если говорить о принципиальных расхождениях в видении мира нынешнего руководства США и России, оно в том, что "американские партнеры" хотели бы безъядерного мира без зон влияния, "вставшая с колен" Россия — ядерного мира, поделенного на зоны влияния. К началу
2020-х, когда СЯС России будут полностью состоять из новых систем, США вынуждены будут решать, начинать собственные программы перевооружения или убеждать Россию пойти на глубокие сокращения недавно произведенного. В нынешнем десятилетии убедить Россию не получилось. 40 новых ракет В.Путина тому свидетельство. Это одна из причин, почему Запад обеспокоен. 

Возвратный потенциал

Боеголовок в арсеналах США и России значительно больше, чем развернуто на стратегических носителях. Точные количества не декларируются. Считается, что у России примерно 8,5 тыс. боеголовок, у США — 7,5 тыс. Частично, это т.н. возвратный потенциал СЯС, т.е. то, что может быть возвращено на старые или вновь произведенные носители. У США он больше за счет большего числа "разгруженных" носителей. БРПЛ "Трайдент-2" в годы "холодной войны" несли по восемь боевых блоков, сейчас — по четыре, МБР "Минитмен-3" несли по три блока, сейчас большая их часть является моноблочными. У России загрузка носителей на пределе. Это один из рациональных аргументов России в пользу производства новых МБР и БРПЛ. 

Основная часть многотысячных арсеналов — боеголовки для тактических систем. В их числе авиабомбы, ударные авиационные ракеты малой дальности, наземные оперативно-тактические ракеты, морские крылатые ракеты. Экзотические на сегодня вооружения вроде ядерных артиллерийских снарядов и мин, скорее всего, уничтожены. С начала 1990-х действуют добровольные обязательства, принятые США и Россией относительно неразмещения тактического ядерного оружия на флоте и в войсках. Но техническая возможность для возвратного потенциала есть. США, теоретически, могут вернуть тактическое ядерное оружие на флот, Россия — еще и в войска (комплексы "Точка У" и "Искандер-М"). В целом, тактического ядерного "добра" в арсеналах России больше, чем у США. 

Что касается авиационного ядерного оружия, оно не находится под каким-либо запретом. Под тактические ядерные миссии приспособлены различные типы штурмовиков и тактических бомбардировщиков. Постоянным раздражающим фактором в отношениях России с Западом является наличие в Европе американских ядерных бомб B-61 для тактической авиации. Их немного, вряд ли больше двух сотен, но важен принцип. 

Еще до подписания в 1968-м Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), в НАТО сложились процедуры совместного ядерного планирования, предусматривающие, среди прочего, подготовку самолетов и экипажей некоторых неядерных членов альянса для выполнения миссий с использованием американских ядерных бомб. В мирное время и во время учений физическая передача контроля не осуществляется. Помимо защиты от советской угрозы у этих процедур был и антиядерный смысл — аргумент для Германии отказаться от разработки собственной ядерной программы. На этапе ратификации ДНЯО США и СССР обменялись письмами, фиксирующими расхождение позиций по этому вопросу при взаимном согласии выполнять Договор. США исходили из того, что целью ДНЯО является предотвращение большой войны в Европе. Поэтому, если она начнется, Договор теряет силу, и передача ядерного оружия неядерным членам альянса становится возможной. СССР считал, что целью ДНЯО является безъядерный мир, поэтому он остается в силе даже в случае войны. 

В общем, это довольно лицемерная казуистика вокруг гипотетических ситуаций, служащая для создания политического давления. К тому же, сейчас ситуация "перевернулась". США сохраняют B-61 в Европе для демонстрации единства (политический мотив), выражая готовность движения к безъядерному миру. Россия указывает перстом на НАТО в качестве аргумента усиления собственного ядерного арсенала. Вопрос был очередной раз поднят Россией, правда, без особых результатов, в рамках обзорной конференции ДНЯО весной с.г.

Практической целью России в осуждении процедур ядерного планирования НАТО является оправдание собственного отказа от переговоров о сокращении тактического ядерного оружия. В последние годы появилась еще одна цель — создать контраргументы против обвинений со стороны США в нарушении Россией Договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД). 

Проблема возникла в 2013 г., когда США зафиксировали испытания "Искандер-К", который использует крылатую ракету Р-500 с дальностью свыше 500 км, что является нарушением Договора РСМД. Сначала Россия утверждала, что это разрешенные Договором испытания морской ракеты. Потом — что дальность Р-500 не превышает 500 км. Затем перешла в наступление, заявляя, что пусковые установки противоракетной обороны (ПРО) США в Европе могут использоваться для запуска ракет средней дальности, а ракеты-мишени, используемые для испытаний ПРО, являются ракетами средней дальности, запрещенными Договором. Это имеет под собой определенные технические аргументы, но в Договор РСМД не укладывается. Ни пусковые установки, ни ракеты-мишени не разрабатывались, не производились и не испытывались в качестве наземных ударных систем средней дальности. 

Весной с.г. США заявили, что их терпение в попытках вернуть Россию к соблюдению Договора РСМД подходит к концу, и они готовы рассмотреть меры на случай прекращения его действия (одно время Россия открыто угрожала из него выйти). Результатом может стать возвращение в Европу американских ракет средней и меньшей дальности для сдерживания России. Надо сказать, что готовых систем у США нет. Но в рамках НАТО проблема начала обсуждаться. 

Деэскалирующий ядерный удар

"Бряцание ядерным оружием", о котором говорил генсек НАТО, касается не только и не столько действий России по модернизации СЯС, нарушения ею Договора РСМД и нежелания сокращать тактическое ядерное оружие. Дело в глубоком изменении ядерной стратегии. С момента аннексии Крыма Россия начала все более откровенно угрожать США и ЕС ядерным оружием в случае попыток остановить ее силой. Это то, что слышал Запад, но не слышала Украина, обвиняя его в малодушии перед лицом российской угрозы. 

Через год после аннексии Крыма российский президент откровенно рассказал о начале этого ядерного шантажа в пропагандистском фильме "Крым. Путь на Родину". В ответ на вопрос о приведении в боевую готовность ядерных сил в случае конфликта с Западом В.Путин ответил: "Мы готовы были это сделать. Я разговаривал с коллегами и говорил прямо так же, как и вам сейчас говорю, открыто, что это наша историческая территория, и там проживают русские люди, они оказались в опасности, и мы не можем их бросить". 

Та же мысль доносилась Западу через различные каналы в августе прошлого года, когда Россия пошла на прямое военное вторжение в Украину для предотвращения поражения "ДНР/ЛНР". 

Говорилось, что Россия готова использовать любые средства, в том числе ядерные, если Запад вмешается. Затем порог применения ядерного оружия был еще более снижен, когда дискутировался вопрос о предоставлении Украине летального оружия, позволяющего изменить баланс сил. Россия утверждала, что готова предотвратить это любыми средствами. 

Это было похоже на блеф, но он был исполнен такой верой России в свою правоту, что заставлял отнестись к нему вполне серьезно. В конце октября прошлого года на заседании Международного дискуссионного клуба "Валдай" в Сочи российский президент произнес одну из своих антизападных речей. В ней присутствовал следующий пассаж: "У нас были такие блестящие политики, как Никита Хрущев, который стучал по столу ботинком во время заседания ООН. И весь мир, в первую очередь США и НАТО, подумал: Никиту лучше оставить в покое, а то он пойдет и запустит ракету". Это именно то, что России удалось на первых порах внушить Западу — Путина лучше не трогать, а то он запустит ракету. 

В связи с подготовкой новой редакции Военной доктрины России достаточно активно дискутировался вопрос о возможности включения в нее положения о превентивных ядерных ударах. Принятый в декабре прошлого года текст оказался в этом отношении более выдержанным: "Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства".

Внимательное прочтение этого отрывка заставляет задуматься, что Россия готова считать угрозой "самому существованию государства". В авторитарных странах угроза государству и угроза политическому режиму сливаются воедино. Крым, как заявляется, сакрален для России, т.е. его потеря несет экзистенциальную угрозу. Русские и украинцы, как утверждает российский президент, являются одним народом. По этой логике, утрата контроля над Украиной также несет России фундаментальную угрозу. 

Россия не собирается использовать СЯС для нанесения превентивного ядерного удара. Но она готова использовать тактическое ядерное оружие для закрепления своих гибридных успехов по расширению "жизненного пространства". СЯС призваны сдержать Запад от дальнейшей эскалации. В этом состоит концепция, которую все более отчетливо формулируют российские стратеги — возможность нанесения "деэскалирующих" ядерных ударов. Она строится на вере в то, что, в случае угрозы поражения или лишения России победы в гибридной войне на выбранном ею направлении, предупредительный ядерный удар небольшой мощности заставит противника признать поражение, даже если тот обладает ядерным оружием. 

Конечно, Россия осознает свои слабости и ограниченность ситуаций, в которых подобный шантаж сработает. У более сильных стран есть свои фундаментальные интересы, в которые не стоит вторгаться. Но там, где решимость России выше, она рассчитывает переиграть даже более сильного противника — в Украине так точно, а может и в странах Балтии. Но что, если падение цен на нефть будет объявлено угрозой самому существованию России? Или аресты имущества по делу ЮКОСа? Или учреждение международного трибунала по сбитому малазийскому "Боингу"? Готовы ли кремлевские ястребы запустить ракету, чтобы выиграть дело в Международном арбитражном суде в Гааге, когда речь идет о 50 млрд долл.? Восприятие решимости другой стороны субъективно, и в этом слабость российского шантажа.

Весь прошлый год Запад был напуган Россией и готов был идти на уступки, если только Москва остановит войну в Донбассе. Но Кремль упустил момент, когда можно было получить максимум. Машина западных санкций и военных приготовлений НАТО набрала инерцию, которую сходу не остановить никакими уверениями, что у России и мысли не было идти победным маршем на Киев и Ригу. В последние месяцы вместо испуга проявилось раздражение и от российского "бряцания ядерным оружием". И вот уже в новой военной стратегии США говорится о том, что американские военные "должны быть готовы противостоять "ревизионистским государствам", таким как Россия, которые бросают вызов международным нормам".

Очередное российское заявление про 40 ракет прозвучало в неподходящий момент. Лидеры приличных ядерных стран о таких программах громко не кричат, если только не пытаются кого-то шантажировать, но в этом случае они перестают быть приличными.

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно