Выйдет ли президент Трамп из ядерного соглашения с Ираном?

6 октября, 2017, 19:17 Распечатать Выпуск №37, 7 октября-13 октября

Иран испытал ракету Khoramshahr с дальностью действия 2000 километров.

Судьба ядерного соглашения между Ираном и ведущими странами мира висит на волоске. Несмотря на давление президента США Дональда Трампа, Иран испытал ракету Khoramshahr, дальность действия которой составляет 2 тысячи километров.

После этого испытания иранский президент Хасан Роухани заявил, что Иран увеличит свою военную мощь "как сдерживающий фактор". Однако в США не верят, что сдерживающим фактором иранской ядерной программы является ядерный договор с Тегераном.

Так, президент Трамп подчеркнул, что испытательный запуск Ираном ракеты нового среднего диапазона ставит под сомнение знаковое ядерное соглашение с Соединенными Штатами и другими мировыми державами.

Однако сомнения относительно этого соглашения возникли не только у лидера Америки. Президент Франции Эммануэль Макрон считает, что ядерная сделка 2015 года требует новых мер по обеспечению ядерной безопасности в рамках иранской атомной программы. Особенно учитывая нестабильность в регионе.

Комментируя высказывания президента Франции по иранскому ядерному соглашению, официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми заявил: "Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) не подлежит пересмотру, и снова открывать досье по ядерной программе Ирана нельзя. СВПД либо сохранится в неизменном виде, либо не сохранится".

Со своей стороны, государственный секретарь США Рекс Тиллерсон отметил: "Президент Трамп расценил некоторые части соглашения как неприемлемые, и поэтому мы считаем, что необходимо проводить дальнейшие проверки. Мы будем уделять пристальное внимание всем технологическим и военным достижением тегеранской ядерной программы, чтобы убедиться, что они не угрожают как американским интересам, так и безопасности и стабильности в регионе. Президент Трамп имел в виду представление списка вопросов, которые будут рассмотрены вместе со всеми сторонами, участвующими в соглашении".

Вашингтон оказался перед очень нелегким для себя выбором. Ведь, как показывает негативный опыт неоднократных договоренностей с КНДР, никакого окончательного отказа от определенной ядерной цели такие страны для себя не предусматривают. И даже когда в очередной раз договариваются и подписывают соглашения, соблюдение их — под большим вопросом.

Европейские политические романтики, желающие видеть отношения с Ираном только в розовых тонах, возможно, никогда не слышали о концепции "героической гибкости", сформулированной несколько лет назад верховным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи, которую должны проявлять должностные лица во время переговоров. Что на самом деле означает не что иное, как маневры в рамках возможных договоренностей. Когда тактически вроде можно идти на уступки, при этом не меняя стратегии режима по его ядерной программе.

В Тегеране согласились на сделку, поскольку это давало им определенную санкционную передышку, прежде чем снова вернуться на круги своя.

Как учит северокорейский опыт, нацеленные на получение ядерного оружия страны способны лишь имитировать отказ от своей заветной цели, и то лишь на незначительный срок. Поэтому сегодня Белый дом оказался перед очень плохим выбором. США могут не пересматривать соглашение и этим обеспечат обещанное послабление санкций для Ирана.

Но если они откажутся от соглашения, это повлечет нагнетание ядерной угрозы со стороны Ирана и спровоцирует напряженность вокруг ближневосточных региональных вопросов.

Первый выбор будет означать временную приостановку распространения ядерного оружия на Ближнем Востоке, но не активное стремление к нему Тегерана. Второй грозит спровоцировать конфликт между Ираном и США в то время, когда этот конфликт развивается между Америкой и Северной Кореей. И тут стоит вспомнить первое правило войны: никогда не принимай участия в силовом противостоянии одновременно на двух направлениях.

Поддержка договора СВПД с Ираном бывшим американским президентом Бараком Обамой смогла обеспечить лишь небольшую задержку ядерных устремлений Ирана. Ослабление, которое он принес, позволяет Тегерану в течение максимум 5 лет создать свое ядерное оружие. Не говоря уж о шансе купить его в готовом виде у различных возможных поставщиков, если он это уже тайно не сделал.

Ядерное соглашение дало иранским властям желаемый отдых, в течение которого они могут развивать технологии ракетостроения и подпольно продолжать работу над своими ядерными проектами.

Соглашение СВПД переживает самый турбулентный момент со времени его подписания. Что грозит стать поворотным пунктом в отношениях между США и Ираном, в которых может быть перейдена точка невозврата.

Можно предположить, что президент Америки Дональд Трамп так негативно относится к этому соглашению, поскольку владеет информацией, источников которой не может обнародовать, чтобы не засветить ее носителей, находящихся во враждебной среде.

По сведениям, полученным американскими экспертами из конфиденциальных источников, существует "ядерный симбиоз" между Северной Кореей и Ираном. Действуя в обход ядерного соглашения с Западом, Тегеран тайно вложил миллиарды долларов в КНДР в обмен на "ключевые разработки ядерного оружия". Таким образом Иран, формально соблюдая положения соглашения СВПД, не проводит ядерных исследований военного направления сам, однако эту работу выполняют для него северокорейцы.

Северная Корея и Иран помогают друг другу. Вместе они составляют очень опасный дуэт, так что решение этой проблемы требует комплексного подхода.

Как сообщил на слушаниях в комитете по вооруженным силам Сената председатель Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных сил США генерал Джозеф Данфорд, Иран соблюдает свои обязательства по ядерному соглашению, но активизировал свою деятельность на других участках. Генерал Данфорд подчеркнул: "Иран проектирует пагубное влияние на Ближнем Востоке, угрожает свободе судоходства, одновременно поддерживая террористические организации в Сирии, Ираке и Йемене".

Ситуация вокруг Ирана развивается таким образом, что если до 15 октября президент Трамп не поддержит повторно соглашение СВПД, то у Конгресса будет 60 дней для вынесения решения, следует ли снова вводить санкции в отношении Тегерана, действие которых было приостановлено в соответствии с этим соглашением.

Это бы позволило Конгрессу, контролируемому Республиканской партией, принять эффективное решение по этому договору. И хотя лидеры Конгресса отказываются сообщать, стремятся ли они снова ввести санкции в отношении Ирана, но республиканские законодатели были единодушны в своей оппозиции с соглашением, достигнутым во времена президента-демократа Барака Обамы.

В США не воспринимают ядерное соглашение с Ираном в его нынешней форме и хотят пересмотреть определенные элементы этого международного договора, а то и полностью выйти из СВПД. Это событие, если оно произойдет, способно будет подорвать позиции президента Ирана Хасана Роухани внутри его страны и подготовить почву для реванша исламистских сил.

Когда президент США Трамп объявит свое окончательное решение, то, скорее всего, в нем, в частности, будет требование, чтобы Иран изменил свою политику в отношении Сирии, Ирака и Ливана.

Понимая, к чему это может привести, Роухани заявил, что соглашение было как здание: если вы вытащите элементы из его фундамента, развалится все. В любом случае похоже, что иранское руководство не готово менять региональную политику так легко.

А это значит, что возможны длительные переговоры в сочетании с последующими санкциями США. Неудачи на международной арене лишь приведут к дальнейшему снижению показателей развития иранской экономики и усилению влияния радикалов.

Хасан Роухани, президент государства с населением 80 млн человек, оказавшись под перекрестным огнем, должен будет маневрировать между требованиями Трампа и радикалами у себя в стране, все время призывая Европу выступить в роли посредника.

Споры вокруг ядерного соглашения с Ираном и северокорейский конфликт угрожают подорвать хрупкий мир во всем мире. Окончание холодной войны вовсе не означало конец гонки ядерных вооружений.

Удерживать ситуацию в состоянии паритетного противостояния между Востоком и Западом становится все труднее. Оказалось, что мироустройство может быть еще опаснее, чем во времена разумно функционирующего баланса страха.

Мир приближается к черте, за которой глобальное и региональное ядерное сдерживание уже может не срабатывать. А это провоцирует двойной ядерный кризис, угрожающий миру и международной безопасности.

По мнению бывшего главы британской внешней разведки МИ-6 Джона Соэрса, "ядерное оружие снова на повестке дня. Риск того, что оно будет использоваться, сегодня выше, чем когда-либо, начиная с шестидесятых годов".

Сверхвысокие риски, которые несут ядерные демарши Северной Кореи и Ирана, становятся вызовами не только для США. Готов ли на них правильно отреагировать Запад, во многом зависит от продуманной позиции президента Дональда Трампа. При этом он и его советники должны учесть, что провокационные действия со стороны неадекватных политических актеров могут толкнуть Белый дом на поединок в стиле Дикого Запада.

Импульсивные ответные действия будут только приближать человечество к Судному дню. Поэтому со столь непредсказуемыми персонажами лучше действовать в стиле холодной войны — холодно, рассудительно и в соответствии с теми рисками, которые возникают перед всем человечеством. Ведь каждый неправильно сделанный шаг может оказаться катастрофически роковым.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1287, 21 марта-27 марта Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно