Выборы в Молдове: карты серого олигарха

4 ноября, 2016, 00:00 Распечатать

30 октября, когда ошеломленные украинцы наблюдали карнавал электронного декларирования вельможами своего состояния, граждане Молдовы отдавали свои голоса за будущее не только своего государства, но и региона. Впервые с 1996 г. в Молдове состоялись прямые выборы президента. 

30 октября, когда ошеломленные украинцы наблюдали карнавал электронного декларирования вельможами своего состояния, граждане Молдовы отдавали свои голоса за будущее не только своего государства, но и региона. Впервые с 1996 г. в Молдове состоялись прямые выборы президента. 

Событие, учитывая его важность, не осталось без внимания украинских обозревателей. Ближе к полуночи соцсети взорвались экспертными размышлениями украинских корреспондентов. У многих прочитывалось поспешное желание констатировать победу лидера социалистов Игоря Додона. Это не могло не удивлять, поскольку по подсчету голосов можно было следить вживую. Онлайн трансляция данных избирательных комиссий, как и трансляция данных по явке избирателей в течение воскресенья, велась на веб-странице Центральной избирательной комиссии Молдовы постоянно. Уже в полночь стало понятно, что второй тур неминуем. По окончательному подсчету голосов предпочтения избирателей (явка составляла 49,03%) распределились так: Игорь Додон (Партия социалистов) — 47,98%; Майя Санду (партия "Действие и солидарность") — 38,71%; Дмитрий Чубашенко ("Наша партия") — 6,03%; Юрие Лянкэ (Народная европейская партия) — 3,11%; Михай Гимпу (унионист; Либеральная партия) — 1,8%; Валериу Гилецкий (независимый кандидат) — 1,08%.

Выход Додона и Санду во второй тур, который состоится 13 ноября, был предсказуем. Решающим здесь стало объединение проевропейской правой оппозиции вокруг кандидатуры Майи Санду: за две недели до выборов лидер гражданской платформы "Достоинство и правда" Андрей Нэстасе снял свою кандидатуру в пользу Санду. Решение было принято с учетом данных соцопросов. Между тем отказался снимать свою кандидатуру в пользу единственного кандидата Юрие Лянкэ, который, однако, уже заявил о поддержке Санду во втором туре выборов. 

Поддержать бывшего министра образования (Санду занимала эту должность в 2012–2015 гг.) решила партия власти. Кандидат от Демократической партии Мариан Лупу (в 2010–2012 гг. был и.о. президента Молдовы) объявил о своем выходе из президентских гонок 26 октября. 

Такое решение демократов нужно рассматривать в контексте более широкой политической игры, которую ведет первый заместитель председателя партии Владимир Плахотнюк. В течение последних месяцев олигарх и медиамагнат Плахотнюк, чье влияние на внутреннюю политику Молдовы является определяющим, предпринял довольно много мер, чтобы улучшить свой имидж и имидж партии. Можно вспомнить его визит в США и фото с Викторией Нуланд, статьи в авторитетных западных изданиях, телевизионные передачи о его ежедневной деятельности, рассчитанные на молдавского зрителя, а также активизацию деятельности прокуратуры. Только за последние месяцы решено несколько громких дел, среди них — экстрадиция из Украины в РМ молдавского бизнесмена Вячеслава Платона в рамках расследования похищения из молдавских банков 1 млрд долл. (самая громкая афера на постсоветском пространстве, в которую были вовлечены представители власти) и решение об аресте лидера пророссийской популистской партии "Наша партия" Рената Усатого по обвинению в мошенничестве и попытке покушения на убийство. Усатый, мэр города Бельцы, которому, по данным соцопросов, граждане Молдовы доверяют больше всего, после Додона, заранее выехал в Москву, где теперь находится, избегая ареста. 

Повлияют ли такие ходы на дальнейшее укрепление позиций Плахотнюка в Молдове и улучшение образа олигарха за рубежом, прогнозировать рано. Предыдущие соцопросы показывали, что у Плахотнюка стабильно высокий антирейтинг (ему не доверяют более 90% респондентов). Так что, объявив о поддержке Санду, Демпартия за несколько дней до выборов дала в руки Додона дополнительный козырь — позиционировать Майю Санду как кандидата Плахотнюка. Расчет лидера социалистов был очевидным — распространить на оппонента токсичность образа олигарха и благодаря этому уменьшить ее привлекательность для избирателя. В свою очередь, Санду использовала последние два дня агитации на то, чтобы дистанцироваться от Плахотнюка и усилить борьбу с коррупцией как основной месседж кампании. Такой реакции штаб Лупу не мог не предвидеть, так что можно продолжать спекулировать на том, в чью же пользу все-таки снял свою кандидатуру Мариан Лупу. О многоходовости его шага можно судить и из поспешных заявлений кандидата от партии Усатого — Чубашенко, который в последний день агитации заявил, что представители демпартии в регионах получили распоряжение и дальше поддерживать Додона. Дыма без огня не бывает — о том, что Додон связан с Плахотнюком, поговаривают уже давно. Тем временем, вместо того чтобы разыгрывать "карту Плахотнюка", накануне выборов политтехнологи Додона могли обратиться к другой тактике — объявить, что все может быть решено уже в первом туре выборов. Однако на "однотуровость" они не поставили. 

Таким образом, за неделю до второго тура нельзя не согласиться с мнением экспертов, что результат выборов связывают с позицией Плахотнюка. Дипломатический демарш, к которому прибегнул Киев, отозвав Чрезвычайного и Полномочного посла Украины в Молдове Ивана Гнатышина "для проведения консультаций" 31 октября, может свидетельствовать, что украинская власть это понимает. Претекстом для такого шага было заявление Додона о признании принадлежности Крыма России, озвученное им в последнюю неделю перед выборами. Это заявление, на которое остро отреагировали МИД Украины и посол Гнатышин, прозвучало на теледебатах и позже было растолковано в интервью Додона газете "Коммерсантъ". Таким образом, шаг Киева (примечательно, что информацию распространили с твиттер-страницы Святослава Цеголко уже утром в понедельник) можно рассматривать как четкий сигнал Кишиневу, что Украина не позволит использовать "крымский вопрос" как карту во внутриполитической игре в Молдове. Вечерний понедельничный комментарий-твитт постоянного представителя Украины при ООН Владимира Ельченко "что-то мне это напоминает по собственному опыту" уже неоднозначно указывал на возможность значительного снижения уровня дипломатического сотрудничества между двумя соседями в случае недружеских действий Кишинева. Очевидно, посол Ельченко, который завершил свою посольскую каденцию в Москве, собственно, с формулировкой "отозван для проведения консультаций", знает, о чем идет речь. В то же время нельзя не отметить, что на сегодняшний день сотрудничество между двумя государствами активно развивается. На последующие месяцы запланировано немало встреч на наивысшем уровне, которые должны привести к решению многих давно назревших вопросов, — в частности, согласование прав собственности на объекты, построенные в советский период (речь идет об объектах рекреационной сферы, которые должны быть признаны собственностью Молдовы на территории Украины, и часть плотины Днестровской ГЭС-2, в которой заинтересована Украина, и которая размещена на территории Молдовы), а также демаркации границы. Так что сворачивание сотрудничества нежелательно для обоих государств.

Появление вопроса Крыма во внутриполитической борьбе за кресло президента усилило геополитический контекст выборов. Это хорошо видно из реакции украинских обозревателей, которые остановились преимущественно на угрозах для Украины в случае избрания пророссийского кандидата Додона следующим президентом Молдовы. (При этом Россия всячески дистанцируется от молдавских выборов, делая ударение на промолдавской политике Додона, что отражено и в лозунге кампании "У Молдовы есть будущее!"). Прогнозируемо украинские СМИ и комментаторы больше всего внимания уделили заявлению Додона относительно Крыма и его пророссийской позиции. Таким образом, лидер социалистов стал олицетворением всяких возможных рисков для проевропейского вектора Молдовы, которая дольше всех писала "историю успеха евроинтеграции" среди стран Восточного партнерства. 

Усиливают этот образ и повторение заявлений относительно федерализации Молдовы по российскому сценарию, реинтеграции Приднестровья и проведении референдума относительно разрыва Соглашения об ассоциации с ЕС. Однако, по данным соцопросов, граждане Молдовы считают социально-экономические, а не внешнеполитические проблемы самыми важными в повестке дня страны. Лишь 3,3% респондентов ожидают от будущего президента урегулирования конфликта в Приднестровье. Вместе с тем 60% считают, что Приднестровье должно быть обычным, а не автономным регионом в Молдове. Так что заявления Додона очевидно направлены на внешнего реципиента. Зато дивиденды может получить партия власти, которая, несмотря на все коррупционные скандалы, остается для ЕС меньшим злом, чем Додон. Что касается Майи Санду, то ее агитация после 30 октября продолжает развиваться в фарватере заявлений, сделанных Додоном. С одной стороны, она тоже втянута в дискуссию относительно Крыма ("признание Крыма российским является государственной изменой"), с другой — она также должна определиться относительно отношений с Россией (ориентация на нормализацию отношений). Удастся ли Санду сойти с геополитического измерения выборов и донести до избирателя свою социально-экономическую программу — вопрос остается открытым. Кроме того, если к Додону может перетечь электорат "нашистов", то Санду придется приложить много усилий, чтобы, во-первых, убедить половину избирателей все же прийти на участки 13 ноября, и, во-вторых, максимально мобилизовать проевропейского избирателя как в Молдове, так и за рубежом. 

Какие уроки может вынести Украина из такого запутанного пазла внутренней политики Молдовы? Во-первых, что евроинтеграция требует постоянной борьбы. Это хорошо показывают как предвыборная гонка в Молдове, так и рост влияния евроскептиков в ЕС. Таким образом, ни либерализация визового режима, ни ратификация Соглашения об ассоциации и УВЗСТ с ЕС не являются гарантией необратимости проевропейского вектора развития государства. Во-вторых, рост коррупции под лозунгами "проевропейской политики" и "евроинтеграции" дискредитирует не только евроинтеграторов у власти, но и ЕС. Прямым же результатом становится рост пророссийских симпатий среди населения страны и привлекательность популистских левых партий, декларирующих ориентацию на Россию. Другие последствия — сворачивание международной финансовой помощи и углубление экономического кризиса. В-третьих, на примере Молдовы мы также можем наблюдать вхождение молдавских партий в политическое поле ЕС. Поддержка Майи Санду Европейской народной партией была более чем однозначной. Это может служить сигналом как Демпартии Молдовы, так и евроинтеграторам в других новоассоциированных странах — партнерах ЕС. Брюссель будет делать ставку на борцов с олигархами и коррупцией. В конце концов, именно в этом и заключается суть настоящих президентских выборов в Молдове: быть или не быть олигархам у власти — вот в чем вопрос. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно