Выборы, усугубившие кризис

25 мая, 18:36 Распечатать Выпуск №20, 26 мая-1 июня

В Венесуэле переизбрали президента Мадуро.

© elnuevodiario.com.ni

На внеочередных президентских выборах в Венесуэле, состоявшихся в прошлое воскресенье, как и ожидалось, победу одержал действующий президент Николас Мадуро. 

Он набрал 67,79% от числа пришедших на выборы избирателей. Основной его соперник — Энрике Фалькон — получил 20,98%. У Хавьера Бертуччи — 10,83%, а у Рейнальдо Кихады скромные 0,39%. 

При этом на выборы пришли только 45,99% зарегистрированных избирателей. Причина неявки большинства состоит в том, что к участию в выборах по разным причинам и под разными предлогами не были допущены представители оппозиционного Круглого стола демократических сил (MUD). Таким образом, выборы не привели к решению переживаемого Венесуэлой кризиса. Они лишь усугубили его. 

Наследник Чавеса 

До конца 1990-х Венесуэла была типичной олигархической республикой. Основной доход страна получала от экспорта нефти. И этот доход потреблялся правящим классом. Венесуэльские низы чувствовали себя обделенными и жаждали перемен. 

В 1999 г. на президентских выборах победил обещавший перемен полковник Уго Чавес. Он был относительно молод, искренен и харизматичен. Чавес обещал проводить политику в интересах малоимущих слоев населения и пользовался у них бесспорной поддержкой. Именно благодаря им и поддержавшей его армии он смог сохранить власть во время организованной его противниками в апреле 2002 г. попытки военного переворота. 

Чавес обещал построить "социализм XXI века", который учтет ошибки "социализма XX века" и обеспечит сохранение демократических свобод и участие народа в управлении. Вокруг идеи "социализма XXI века" было много шума. Но его масштабы не соответствовали скромному содержанию проводимых в Венесуэле преобразований. 

В действительности социально-экономические преобразования при Чавесе свелись к перераспределению нефтяной ренты. Если раньше она потреблялась верхами венесуэльского общества, то теперь ее немалая часть с помощью социальных программ перенаправлялась низам. Получаемые благодаря благоприятной конъюнктуре мировых цен на нефть средства не направлялись на создание новых отраслей производства, преодоление зависимости страны от нефтяного экспорта, а тратились на потребление. 

Это было неизбежно, учитывая крайне низкий уровень жизни обделенной части общества до Чавеса. И поначалу дало положительные результаты. В частности, количество тех, кто умер от недоедания, в 1998—2006 гг. сократилось в два раза. 

Но достигнутый в период пика популярности чавизма компромисс (когда верхи сохраняли прежние богатство и позиции в обществе, а положение низов улучшалось за счет нефтяной ренты) был крайне неустойчивым и зависел от колебания цен на нефть на мировом рынке. С точки зрения малоимущих, подобное распределение нефтяной ренты было более справедливым и привлекательным, чем старая система. Но решение главной проблемы страны — преодоление экономической отсталости — при Чавесе осуществлено не было.

Неустойчивой чавистскую систему делала и ее зависимость от престижа и популярности одного человека — самого Чавеса. Он не установил единоличную диктатуру: в стране регулярно проводились выборы и референдумы с участием оппозиции, степень нарушения свобод которой не превышала обычные для Латинской Америки нормы. Но сохранились привычные для Латинской Америки традиции каудилизма — союза вождя и народа против олигархии. 

Получающая социальные пособия беднота из искренней социальной опоры чавизма превращалась в его клиентелу. Созданная Чавесом Единая социалистическая партия Венесуэлы, задуманная как средство обеспечить участие масс в политике, стала лишь раздутой бюрократической структурой. Вырастала и крепла состоящая из сторонников Чавеса "боливарианская бюрократическая буржуазия", обогащавшаяся за счет небескорыстного посредничества между государственным и частным сектором. 

Кризис чавизма 

Режимы, основанные на харизме вождя, лишены механизмов преемственности. Харизму нельзя передать по наследству. И нельзя завоевать, победив на выборах. Поэтому смерть вождя для таких режимов — это начало конца. 

Чавес умер от рака в марте 2013 г. Своим преемником он назначил Николаса Мадуро, совершенно лишенного харизмы, но исполнительного профсоюзного чиновника, бывшего водителя автобуса. Президентские выборы в апреле 2013 г. Мадуро выиграл, набрав 50,66% голосов, тогда как его соперник от оппозиции, объединившейся в Круглый стол демократических сил, Энрике Каприлес получил 49,07%. Пересчитывать голоса, чего требовала оппозиция, власти отказались. 

Кризис начался еще при жизни Чавеса, но усугубился при Мадуро. Возможность успешного проведения модернизации страны, преодоления ее нефтяной зависимости чависты упустили в 2000-е гг., когда доходы от нефтяной ренты не были использованы для развития производства. 

Падение цен на нефть означало сокращение возможностей субсидирования социальных программ. Начались перебои с продовольствием и другими товарами массового спроса. Регулярно отключалось электричество. Стали закрываться промышленные предприятия. Из страны уехали 1,2 млн чел., в том числе — 15 тыс. медицинских работников. 

Оппозиция, сочетая парламентские и внепарламентские методы борьбы, резко усилила свое влияние в стране. На выборах в Национальную ассамблею в декабре 2015 г. чависты впервые за 15 лет потеряли большинство. 9 января 2017 г. большинство депутатов объявило импичмент Мадуро, но 10 января контролируемый чавистами Верховный суд признал это решение антиконституционным. 

Поколебавшись, режим устоял. На выборах губернаторов штатов в октябре 2017 г. в 18 штатах победу одержали сторонники Мадуро и лишь в 5 — сторонники оппозиции. Победившие губернаторы от оппозиции поначалу отказались принести присягу правительству, но затем четверо из пяти губернаторов-оппозиционеров пошли на этот шаг. 

Президентские выборы-2018 

Президентские выборы 2018-го должны были состояться в декабре, однако были перенесены на 18 апреля, а затем и на 20 мая. Верховный суд запретил Круглому столу демократических сил выдвигать единого кандидата. После этого партии, входящие в Круглый стол, заявили о бойкоте выборов, тем более что их самые популярные лидеры все равно не могли бы участвовать в выборах, потому что сидят в тюрьме или пребывают под судом. 

В результате, помимо действующего президента в выборах смогли участвовать лишь оппозиционные ему сторонники "критического чавизма". Последние одобряют политику Чавеса, но критикуют Мадуро, который, по их мнению, отошел от заветов полковника. 

Самым популярным из "критических чавистов" оказался лидер партии "Прогрессивный авангард", бывший губернатор штата Лара Энрике Фалькон. Сразу после объявления итогов выборов Фалькон, старый соратник Чавеса, объявил, что считает фальсифицированным подсчет результатов голосования и уезжает из страны. 

Также заявили о непризнании результатов выборов евангелический пастор с консервативными взглядами в вопросах семьи Бертуччи и левый журналист Кихада. Бертуччи, впрочем, сразу взял свои слова обратно. 

ООН, ЕС и Организация американских государств заявили, что считают результаты выборов фальсифицированными. 14 стран Европы и Америки отозвали своих послов из Каракаса. США усилили экономические санкции против Венесуэлы. А вот президент РФ Путин поздравил Мадуро с победой и пожелал ему успехов. Кроме России, результаты выборов признали Беларусь, Боливия, Иран, Китай, Куба, Турция и Сирия. 

Ослабляет позиции режима Мадуро в мире то, что он потерял поддержку большинства венесуэльского общества. Сейчас Венесуэла находится в острейшем экономическом кризисе, который ведет к кризису политическому. Страна расколота на три части: чавистов, античавистов и тех, кто мечтает лишь о том, чтобы все поскорее закончилось, не важно, каким образом. 

Но сторонники чавизма из малоимущих держатся за получаемые от режима социальные благи, хотя количество последних вследствие экономического кризиса становится все меньше. Партии же Круглого стола демократических сил они воспринимают как реакционеров, стремящихся вернуться к олигархическим порядкам, существовавшим до 1999 г. 

Благодаря поддержке своих сторонников Мадуро еще способен удерживать власть, однако у него нет как личных способностей, так и политических возможностей разрешить кризис. В этой ситуации оптимальным вариантом было бы принятие обеими сторонами некоего компромисса, поскольку в противном случае Венесуэлу ожидает либо переворот, либо гражданская война.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно