Вперед и вверх

6 августа, 04:14 Распечатать Выпуск №28, 21 июля-10 августа

Удастся ли нам сделать путь на Запад необратимым?

© president.gov.ua

Как выглядит путь Украины в семью успешных европейских стран? Можно представлять его себе как автобан с идеальным дорожным покрытием, мощными фонарями и дружественными инспекторами движения на обочине. 

Подавляющее большинство нас именно так и делало, хотя на самом деле долгие годы мы не двигались по этому пути вперед, а кружили по кругу. И точно не по европейскому автобану, а по бездорожью "русского мира".

Намного реалистичнее воспринимать этот путь как лестницу, где каждая новая ступенька выше предыдущей. А значит, каждую последующую преодолевать сложнее. Но главная проблема для нас не в том, что сложность постоянно повышается. А в том, чтобы не оглядываться то и дело назад и не сползать вниз, теряя исторические шансы. Иначе говоря, проблема в том, чтобы сделать путь к западной цивилизации необратимым. Не подлежащим ревизии и не предполагающим лицемерных модальностей. Чтобы идти вперед и вверх.

20-й саммит Украина—ЕС и саммит НАТО, состоявшиеся на прошлой неделе в Брюсселе, имели в Украине значительно меньший резонанс, чем история с наказанием хорватских футболистов за лозунг "Слава Украине!" и кампания по обрушению рейтинга страницы FIFA в Facebook. Политическим достижениям сложно конкурировать с футбольными победами за внимание широкой массы, особенно если под политикой понимать не селфи со скотом или покупку нижнего белья, а кропотливую и системную работу. И значение этих саммитов трудно переоценить. Потому что на них Украине удалось преодолеть, по меньшей мере, три ступеньки на пути в Европу. Не такие яркие и понятные, как предоставление безвиза. Но такие, которые будут иметь значительное влияние на будущее отношений Украины и Запада. А следовательно — и на будущее Украины.

Недвусмысленная оценка действий России 

В Украине должной оценкой российской агрессии никого не удивишь. Но если смотреть с геополитической перспективы, все не так легко и однозначно. Со времен Евромайдана и начала российской агрессии Кремль задействовал огромные ресурсы, чтобы заблокировать поддержку Украины Западом и разорвать политическую связь Украины с ЕС и НАТО. Трудно даже представить, сколько денег, медийных и политических ресурсов задействовала Россия для реализации этой стратегии. Кибератаки и вмешательство в избирательные процессы, пропаганда в медиа и поддержка политических сил с нужной повесткой дня, спецоперации в информационном пространстве Украины, Европы и США. Гибридная война России против Украины была и есть не только частью войны против всего западного мира, а наиболее дерзким ее направлением — этаким кейсом, который должен был доказать несостоятельность западных ценностей, слабость и хрупкость западной политической организации. 

На протяжении последних лет не раз нам казалось, что эта гибридная стратегия действует. Призывы ослабить или вообще отменить санкции из уст отдельных европейских политиков, оскорбительно-некорректное слово "конфликт" для обозначения российской агрессии на Востоке Украины, блокирование ратификации Соглашения об ассоциации со стороны нидерландских политиков и попытки блокировать интеграцию Украины в НАТО со стороны Венгрии… Каждый из этих фактов использовался кремлевской пропагандой и реваншистскими политическими силами в Украине как "доказательство" отстранения Запада от Украины, как очередная "зрада" — с целью взлелеять разочарование европейским выбором и подготовить почву для изменения курса государства. 

Но принятые в Брюсселе итоговые декларации двух мощных саммитов, как минимум, усложнили дальнейшую реализацию этой стратегии. В декларациях были в который раз подтверждены и зафиксированы ключевые тезисы о поддержке Украины и осуждении действий России. Российская агрессия была названа агрессией, аннексия Крыма — аннексией. Итоговая декларация саммита Украина — ЕС зафиксировала нарушение прав человека в Крыму и впервые в нее были включены фамилии украинских политзаключенных — заложников путинского режима. ЕС указал на ответственность России за выполнение Минских договоренностей и документально подтвердил, что санкции относительно России будут действовать вплоть до полного выполнения этих договоренностей. Отдельным пунктом Россию призвали взять на себя ответственность за сбитый самолет рейса MH17. Откровенной была и декларация НАТО: действия России в ней расценены как агрессивные и "подрывающие евроатлантическую безопасность и международный порядок, основанный на правилах", а свободная и сильная Украина признана "ключевой для евроатлантической безопасности".

Таким образом, Запад остался на принципиальных, ценностных позициях в оценке действий России — без намека на какие-либо компромиссы, модальности и возможности двузначных толкований. Условная "партия умиротворения агрессора", которая становилась все более влиятельной в Европе на протяжении последних двух лет, отступила. Очевидно, это не окончательное ее поражение. Но все же ощутимое. 

Наиболее ярко это проявилось в формулировках относительно интеграционных перспектив Украины. Еще накануне саммитов казалось, что откровенная позиция Венгрии и скрытая позиция еще нескольких европейских стран относительно блокирования европейских и евроатлантических устремлений Украины снова загонит ситуацию в тупик, как это было во время прошлогоднего саммита Украина—ЕС. Но сопротивление "украиноскептиков" удалось преодолеть. В итоговой декларации ЕС подтвердил европейские устремления и приветствовал европейский выбор Украины. Евроатлантические стремления были подтверждены в итоговой резолюции саммита НАТО. Оба саммита показали, что в вопросе евроатлантических устремлений Украины Запад способен к консолидации — несмотря на расхождения и кризисные процессы в отношениях между партнерами. 

Прекратятся ли в результате этих решений гибридные атаки Кремля на Украину, в том числе на ее ценностное единство с Западом? Нет. Именно поэтому не следует расслабляться ни Украине, ни ее друзьям на Западе. Вместе с тем итоги саммитов в Брюсселе доказали: геополитическая цена, которую должен платить Кремль за реализацию своей стратегии относительно Украины, оказалась выше, чем он рассчитывал. 

Оценка украинских реформ

Наверное, впервые итоговая декларация саммита Украина—ЕС содержит такой полный и впечатляющий список того, что было сделано, да еще и с особым упором на прогресс, достигнутый с момента прошлогоднего саммита. Децентрализация и государственное управление, госзакупки и охрана окружающей среды, прозрачность государственных предприятий и закон о нацбезопасности, начало реформирования систем здравоохранения и пенсионного обеспечения — все эти и другие реформы отражены в итоговом документе. 

На первый взгляд, простой перечень реформ выглядит как техническое соответствие дипломатическому стандарту и не дает Украине ничего, кроме констатации факта. Но не все так просто. 

Во-первых, этот перечень фиксирует широкий масштаб трансформации Украины, которая охватывает реформы по всему фронту. Во-вторых, документ легитимирует реформы в глазах международных организаций и инвесторов, подтверждает соответствие реформаторского курса задачам европейской интеграции. Наконец, документ фиксирует темп преобразований. Как известно, абсолютному большинству украинцев он кажется медленным. Но европейцев он действительно поражает. В частных разговорах европейские политики уже давно признают, что такого масштабного реформирования, да еще в условиях войны, они еще не видели. Именно поэтому в декларации делается акцент на недопустимости снижения темпа, в том числе в течение будущего предвыборного периода. Это важное предостережение против блокирования или замедления реформ, необходимых для эффективной евроинтеграции, которое, к сожалению, вполне возможно уже в следующем политическом сезоне. Ведь политические силы начнут отчаянную борьбу за будущие голоса избирателей, а градус популизма будет зашкаливать.

Зеленый свет для механизма секторальной евроинтеграции

Накануне саммита украинская сторона предложила Евросоюзу механизм интеграции в нескольких приоритетных направлениях: энергетический и цифровой рынки, таможенная сфера, а также юстиция, свобода и безопасность. Механизм похож на тот, который применялся во время выполнения требований для предоставления безвизового режима. Он должен конкретизировать перечень решений, которые Украине следует принять, предусматривать общую работу учреждений Киева и Брюсселя над разработкой этого перечня и мониторингом выполнения требований. Будет содержать он и конечную цель — присоединение к тем или иным секторальным соглашениям и конвенциям ЕС. Например, интеграцию в европейский энергорынок и единый цифровой рынок Евросоюза де-факто. После политического одобрения на саммите органы ассоциации должны разработать, согласовать и окончательно одобрить этот механизм. Так что же он дает Украине? 

Во-первых, он позволит нам двигаться по пути секторальной интеграции, имея реальную дорожную карту реформ и решений. Во-вторых, он предполагает взаимные политические обязательства и вместе с тем четкие процедуры с обеих сторон, которые обеспечат выполнение этих обязательств. В-третьих, такой механизм станет своеобразной страховкой от политических колебаний относительно евроинтеграции Украины — как в самой Украине, так и в ЕС. Дорожную карту с четким перечнем решений, сроков и четкой конечной целью сложно отменить и игнорировать, а произвольно толковать вообще невозможно. При таком подходе европейцы не смогут по тем или иным политическим соображениям увеличивать объем мер, необходимых для достижения конечной цели. А украинские политики не смогут изобретать аргументы для уклонения, бездеятельности и самоуспокоения. В-четвертых, четкие цели и понятные преимущества от де-факто интеграции. В-пятых, успешное воплощение этих механизмов может стать основой для распространения их на другие секторы интеграции.

Наконец, такой механизм позволит нам достичь большего (доступ к рынкам, синхронизация процедур, лучшая защита от различных угроз), не выходя за пределы правового поля Соглашения об ассоциации (через обновление приложений к соглашению) и не требуя от европейцев подписания каких-то новых документов, которые в текущей атмосфере европейской политики могут стать раздражающими для избирателя, а следовательно — проблемными для политиков. 

Но главное в том, что политическое одобрение разработки механизма секторальной интеграции на 20-м, юбилейном, саммите в Брюсселе фактически создает возможности для процедурной основы необратимости евроинтеграционных реформ. Ведь он предусматривает разработку взаимных обязательств относительно воплощения конкретных мер, независимо от того, какие политические силы находятся у руководства законодательной или исполнительной власти. 

Именно непрерывность и преемственность курса на европейскую и евроатлантическую интеграцию — наибольшая надежда и наибольшая проблема украинского политического настоящего. Надежда — потому что европейская и евроатлантическая интеграция является, возможно, и не стопроцентной, но единственной реальной альтернативой возврату под зонтик "русского мира". Проблема — потому что в случае замедления, остановки или разворота этого процесса другого шанса реализовать цивилизационный выбор украинского народа у нас может и не быть. А риск торможения остается, ведь такая остановка и даже такой разворот до сих пор пребывают в повестке дня ряда политических сил в Украине. 

Мы сделали большой шаг в направлении необратимости евроинтеграционных процессов. Но, конечно же, недостаточный. 

Насущной необходимостью для Украины является всеобъемлющий политический консенсус относительно евроинтеграции. Вывод ее за скобки каких-либо политических конфликтов и противостояний. Я еще раз в этом убедилась на этапе подготовки к саммитам. Ведь перечисленные выше достижения были бы невозможными без общей работы и скоординированных усилий президента, правительства и Верховной Рады, отдельных министерств и должностных лиц. Я уверена, что только такой консенсус будет способствовать стремительному развитию Украины. Надеюсь, что этот консенсус будет сохранен — как в исполнительной власти, так и в высшем законодательном органе. 

Показателем способности отечественных политиков к такому консенсусу должна стать не только практика зеленого света для евроинтеграционных проектов (благодаря этой практике, напомню, стало возможным предоставление безвизового режима с ЕС), но и более серьезный и значимый шаг — преобразование устремления Украины в ЕС и НАТО в норму действующей Конституции Украины. Это может и должно стать задачей Рады на ближайший политический сезон, экзаменом на способность политиков думать как государственные деятели — не перспективой следующих выборов, а перспективой следующих поколений.

Мы должны хорошо осознать сигнал, который нам дал Запад на саммитах в Брюсселе. Запад признал наши устремления стать полноправной частью свободного мира. На это решение не имеет права влиять никакая третья сторона. Теперь мяч на нашей стороне. Будем ли мы с этим мячом одерживать победу за победой, играя на поле евроинтеграции как команда? Будем ли отфутболивать его, перекладывая друг на друга ответственность за будущее Украины? Ответы на эти вопросы зависят исключительно от нас. Но мы должны помнить, что движение вперед и вверх требует незаурядных усилий, выдержки и мотивации. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Прокурор Медведь Прокурор Медведь 30 липня, 12:56 Господи, неужели вы так и не прочухали? Украину превратили в спальный район для дешевых украинских же гастарбайтеров для ЕС. Современное сельское хозяйство требует всего 3% рабочей силы, чтобы прокормить и свою страну, и соседей. А остальных куда вы денете, благо собственную ПРОИЗВОДЯЩУЮ промышленность собственными руками извели под ноль? согласен 1 не согласен 1 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно