"Волки-одиночки" джихада

14 января, 15:48 Распечатать Выпуск №1, 12 января-18 января

Приближение праздников, в особенности религиозных, заставляет силы безопасности в Европе переходить на усиленный режим работы. 

Большие скопления людей на улицах и площадях, потоки туристов, официальные мероприятия с участием политиков — все это создает благоприятные условия для нападения террористов. В особенности т.н. волков-одиночек. 

В новогодний вечер в Манчестере 25-летний мужчина, вооруженный кухонными ножами, напал на прохожих. Ранения получили три человека, включая офицера транспортной полиции. По словам свидетелей, нападавший выкрикивал лозунги в поддержку "халифата". 

11 декабря в Страсбурге возле рождественской ярмарки террорист отрыл огонь по прохожим. В результате погибли 5 чел. (двое сразу и трое в больнице), ранения получили еще 11 чел. Ответственность за нападение взяло на себя "Исламское государство". Как и в случае с Халидом Масудом (совершил нападение на Вестминстерском мосту в марте 2017 г.) и Хурамом Буттом (в составе группы участвовал в нападении в Лондоне в июне 2017 г.), полиция и спецслужбы знали о радикальных взглядах террориста, но не успели предотвратить нападение. 

Согласно последней информации Глобальной базы терроризма, в 2017 г. в Западной Европе был совершен 291 теракт. Почти в половине случаев организаторы и исполнители терактов остались неизвестными. Среди тех, о ком есть информация, больше всех нападений совершили левые (52 нападения) и правые (36 нападений) экстремисты. Джихадисты ответственны за чуть менее 10% терактов в 2017 г. в Западной Европе. Однако на долю этих 10% терактов припадает 92% всех погибших (71 из 77 чел.) и 80% всех раненых (404 из 508 чел.). Судя по такому соотношению, ясно, что именно джихадисты — сегодня самые опасные террористы в Европе. 

Джихадисты в Европе используют три основные стратегии — подготовленные операции террористических ячеек; нападения групп, состоящих из неподготовленных, часто саморадикализированных бойцов; и неподготовленные атаки одиночек, совершенные без помощи со стороны организации или других бойцов. Больше всего террористических нападений, судя по данным за 2017 г., совершают джихадисты-одиночки (19 из 26 нападений, совершенных джихадистами в Европе в 2017 г., или 73%). Однако опаснее всего теракты, подготовленные и совершенные опытными бойцами или членами террористических ячеек. 

Атаки одиночек и нападения небольших групп опытных бойцов составляют сегодня основную угрозу со стороны террористов в Европе. Важно понимать, что эта угроза стала результатом продуманной стратегии идеологов и лидеров джихадистов, которые с начала 2000-х совершили радикальное переосмысление своего опыта и результатов борьбы. 

Идеологические истоки 

Идеологическая база для подобного переворота была подготовлена еще задолго до атак 11 сентября. Такие идеологи исламизма как индиец Абу-ль-Аля Маудуди (основатель организации "Джамаат-и-Ислами"), египтянин Саид Кутб (один из идеологов "Братьев-мусульман"), иранец Али Шариати (идеолог левого крыла революции в Иране в 1970-х) в своих работах переосмыслили роль ислама в социальной и политической жизни современного им мира, рассматривая его как новое революционное мировоззрение, призванное радикально переустроить мир и освободить человека от порабощения. 

После поражения светского панарабизма и левых секулярных проектов в мусульманских странах, после серии военных и политических катастроф (поражение от Израиля в шестидневной войне 1967 г., провал проекта "Объединенной арабской республики" и др.) возник идеологический вакуум в мобилизованном мусульманском сообществе. Этот вакуум смогла заполнить новая, более решительная, радикальная идеология "исламизма". Победа революции в Ираке в 1979 г., война в Афганистане и последующие события стали катализаторами для распространения этой идеологии в мире. 

Одним из ответвлений данной идеологии стал джихадизм. Джихадизм — это неологизм, описывающий стратегию по достижению главной политической цели исламизма — восстановление халифата или государства, построенного и действующего исключительно на основе религиозных норм (шариата). 

Джихадисты развили собственную концепцию того, как достичь поставленной цели. Основной упор в данной концепции делается на джихад как военную борьбу против противника. Новый толчок для развития этой идеологии дала война в Афганистане против советских войск. В практике войны и подготовки к ней возникла целая группа авторитетных идеологов джихадизма. Центральной фигурой стал Абулла Аззам, палестинец, соединивший в себе качества хорошего организатора и талантливого пропагандиста: он основал "Мактаб аль-Хиндамат" или "бюро услуг", помогавшее добровольцам со всего мира добраться и обосноваться для ведения войны против "коммунистов-атеистов". 

Именно Аззам идеологически обосновал необходимость нового джихада, "международного" или "глобального". Его идеи развил самый способный его ученик — Усама бен Ладен. Однако в отличие от предыдущих поколений джихадистов, поколение бен Ладена открыло для себя новый метод противостояния — терроризм. 

Джихадисты продемонстрировали удивительную гибкость и приспособляемость. Гибкость в своих идеологических взглядах на ведение войны против "неверных", вопросах дозволенности и недозволенности того или иного оружия. Приспособляемость к меняющимся политическим и военным условиям. Главная заслуга в этом принадлежит Абу Мусабу ас-Сури. Если бен Ладен был духовным и политическим лидером нового поколения джихадистов, то ас-Сури занял должность начальника штаба всего движения. Его перу принадлежат основные работы, посвященные военной стратегии и тактике джихадистов. 

Бойцы "Халифата"

С точки зрения идеологов "Аль-Каиды", терроризм (в том числе и атаки "волков-одиночек") должен был проложить путь для революции и свержения правительств арабских стран с целью установления нового государства. 

Террор в данной борьбе — лишь одна из составляющих. Не менее важным элементом является пропаганда. Задача пропагандистов движения заключается в том, чтобы убедить остальных в справедливости борьбы "Аль-Каиды" и перевести как можно больше людей из разряда активных противников (участвующих в военном противостоянии на стороне противника) в разряд сторонников противника (не участвующих, но поддерживающих), а после — в нейтральных по отношению к конфликту (данная классификация была предложена в работах ас-Сури). Однако главная цель терроризма — военные, политики, спецслужбы, а гибель гражданских — это крайность, допустимая, но порицаемая. 

Именно поэтому руководство "Аль-Каиды" так часто обращало внимание в своих заявлениях на необходимость избегать неоправданных жертв среди гражданского населения. Но по мере развития событий на Ближнем Востоке (вторжение в Ирак в 2003 г. — ключевое событие в данном случае) у сторонников идеи "терроризма как вынужденного оружия" появились противники в среде джихадистов. 

Кульминацией данного идейного противостояния стал спор о допустимости атак на гражданских между Абу Мусабом аз-Заркави (основателем того, что сегодня известно как "Исламское государство") и Айманом аз-Завахири (в то время — заместителем лидера "Аль-Каиды"). Первый выстроил свою борьбу против американских войск в Ираке на основе тотального террора против гражданских, целью которого было разжечь межконфессиональную войну. Второй критиковал его за это, указывая на недопустимость намеренного убийства невинных, в особенности мусульман: "Я говорил им несколько раз оставить взрывы на рынках и в мечетях и сконцентрироваться на военных, спецслужбах и полиции, а также шиитской милиции".

"Аль-Каида" трепетно относилась к своей репутации среди населения мусульманских стран и дружественных организаций религиозных авторитетов, а теракты против гражданских, показательные казни пленных и беспрецедентная жестокость, практикуемые Заркави и его последователями, угрожали подорвать эту репутацию. 

На практике это противоречие между двумя группами джихадистов проявилось в использовании различной тактики. "Аль-Каида" основное внимание уделяла длительной и тщательной подготовке оперативников, способных совершать сложные операции. Это нашло свое выражение в концепции Open Source Jihad, освещаемой в журнале Inspire ("Вдохновляй"). 

Подход ИГ был иным. Безразличие к репутации, простота и крайняя радикальность идеологии, ставка на публичность и доступность неограниченной ничем жестокости освобождали руководства и членов ИГ от внутренних ограничений, характерных для "Аль-Каиды". Если Завахири и его подопечные рассматривали атаки террористов в странах Запада в качестве вынужденной меры "самообороны", то для ИГ это было оружием наступления. Почти в каждом своем публичном выступлении спикеры ИГ, сначала Абу Мухаммад аль-Аднани (убит в 2016 г.), а после и его сменщик Абу Хамза аль-Мухаджир призывали атаковать гражданских. В результате идеологи ИГ развили концепцию т.н. "справедливого террора". В своей пропаганде (в первую очередь, в журнале "Румия") ИГ уже не пыталось научить потенциального бойца на Западе, как создавать бомбу из пароварки или подорвать железнодорожное полотно. Готовить оперативников — дело затратное. Достаточно было рассказать, как угнать фургон и направить его в толпу прохожих или атаковать ножом проходящего мимо туриста.

Во многом именно эта простота и доступность, замешанная на крайней агрессивности и визуальной проработанности пропаганды, помогла ИГ вытеснить своих конкурентов на фронте борьбы за души молодых джихадистов в странах Запада. После 2014 г. подавляющее большинство атак джихадистов было делом рук ИГ или приписывалось последними на свой счет. По мере того как ИГ стало терять территории, терпеть поражения на фронтах, все больше внимания руководство организации начало уделять атакам на Западе. Нападения ячеек ИГ и ассоциировавших себя с организацией одиночек стали аргументом в пользу состоятельности проекта "халифата", способности его бойцов продолжать войну. 

Терроризм джихадистов в странах Запада — постоянно присутствующая угроза. И хотя в США, по данным американского исследователя Даниэля Баймана, угроза со стороны джихадистов почти сошла на нет (1 убитый от рук джихадистов в США против 15 убитых от рук праворадикальных террористов в 2018 г.), угроза для Европы остается как никогда актуальной. 

Нужно понимать, что атаки джихадистов в Европе — это не столько акты индивидуального террора со стороны фанатиков или людей с психическими проблемами. Это тактика в руках международных организаций, выкристаллизовавшаяся в результате длительной эволюции взглядов идеологов движения. Ни тяжелое социальное положение мигрантов или их детей, ни нелегальная иммиграция, ни рост ультраправых настроений не являются причиной выбора такой стратегии со стороны джихадистов. Все указанные проблемы могут только создавать более и менее благоприятную атмосферу для совершения нападений. 

Причина же в том, что для сотен и тысяч джихадистов по всему земному шару продолжается глобальная война "веры" и "неверия", война бескомпромиссная "до Судного дня". И в данной войне все средства дозволены. И пока война будет длиться, будут появляться все новые и новые тактики, решения, оружия. И выход из этого состояния войны пока что не найден.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №2, 19 января-25 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно