Турция: конец "смутного времени"?

6 ноября, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 6 ноября-13 ноября

Похоже, что сегодня Запад готов закрыть глаза на некоторые нарушения демократических процедур ради решения более насущных проблем. В условиях продолжающейся войны в Сирии, распространения террористической угрозы ИГ и нарастающего военного присутствия РФ в регионе, стабильная и экономически состоятельная Турция, способная принимать активное участие в МАК и содержать на своей территории более 2,5 млн сирийских беженцев, является для США и ЕС более желанным партнером на Ближнем Востоке, чем Турция — более демократическая и либеральная, но ослабленная внутриполитическими распрями.

 

1 ноября в Турции состоялись внеочередные парламентские выборы, на которых убедительную победу одержала правящая с 2002 г. Партия справедливости и развития (ПСР). 

В том, что именно эта партия станет лидером избирательной гонки, сомнений не было, и главной интригой прошедших выборов стал вопрос, сможет ли она набрать достаточное количество голосов для формирования однопартийного правительства. Как показали результаты народного волеизъявления, для турецкого избирателя ожидание стабильности и соображения национальной безопасности оказались решающими факторами. Это позволило ПСР улучшить свой результат почти на 8,5% по сравнению с июньскими выборами, заставив балансировать на грани избирательного барьера турецкую и курдскую националистические партии. 

Теперь развитие страны на ближайшие четыре года будет определять партия нынешнего премьера А.Давутоглу, и именно от нее зависит, оправдаются ли ожидания турецкого народа на установление в стране политической стабильности, консолидацию существенно поляризованного общества и восстановление былых темпов экономического роста. 

По предварительным результатам досрочных выборов, в турецкий парламент проходят четыре политические силы — Партия справедливости и развития (49,5%), оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП, 25,3%), турецкая Партия националистического движения (ПНД, 11,9%) и прокурдская Демократическая партия народов (ДПН, 10,8%). Очевидно, что на итоги голосования существенно повлиял негативный опыт длительных коалиционных переговоров, последовавших за парламентскими выборами 7 июня с.г., и безуспешные попытки создать переходное техническое правительство с участием представителей всех политических сил. За эти пять месяцев страна пережила новую волну террора, начатую террористической организацией РПК (Рабочая партия Курдистана) после свертывания курдского мирного процесса, активизацию террористической деятельности леворадикальной Революционной народной освободительной партии (фронта) и погромы турецких националистов; стала свидетелем двух крупнейших терактов в истории Республики, унесших жизни более 130 мирных граждан, и рекордных темпов падения курса национальной валюты. И все это — на фоне продолжающейся войны с режимом Б.Асада и силами ИГ в Сирии, затянувшейся антитеррористической кампании против боевиков РПК в Турции и Северном Ираке и непрекращающихся судебных процессов над представителями оппозиции, СМИ и "параллельных структур" в государственных органах власти. 

Учитывая, что весь предвыборный процесс проходил в условиях глубокого политического кризиса, резкого экономического спада и многократно возросшей террористической угрозы, несложно было предугадать, что симпатии избирателей на этих выборах окажутся на стороне партии, которая сможет гарантировать обеспечение национальной безопасности и стабилизацию внутриполитической ситуации. По удачному выражению одного из турецких политических комментаторов, голоса "борцов за справедливость", требующих расследования коррупционных скандалов и соблюдения прав социальных меньшинств, легко заглушаются взрывом первой бомбы в многолюдном общественном месте. 

Понимая это, правящая ПСР главным девизом своей избирательной кампании сделала лозунг tek başına iş başına, который можно перевести примерно как "приступаем к работе однопартийным правительством". Президент Р.Эрдоган, остающийся, по сути, неофициальным лидером партии, неоднократно намекал, что нынешней ситуации можно было избежать, если бы еще на очередных парламентских выборах 7 июня ПСР удалось набрать необходимое количество голосов для формирования большинства в парламенте и перехода к стабильной президентской системе правления. В том же духе звучали и предвыборные речи действующего премьер-министра А.Давутоглу (на протяжении предвыборной кампании возглавлявшего техническое правительство, сформированное преимущественно из представителей той же ПСР). Он призывал отдать голоса за его партию во избежание продолжения в стране хаоса, вызванного неэффективным управлением и неспособностью политических сил объединиться перед лицом внутренних и внешних угроз. 

Серьезным испытанием для партии А.Давутоглу стал крупнейший в истории Турции теракт, произошедший 10 октября во время митинга левых сил в центре Анкары, наглядно продемонстрировавший несостоятельность власти в сфере обеспечения общественной безопасности. Накануне проведения мирного марша не были приняты необходимые меры безопасности, а первой реакцией руководства страны на масштабный теракт, унесший более сотни жизней, стал запрет на распространение в социальных сетях информации о случившейся трагедии и реальном количестве жертв. Однако оперативные меры по установлению исполнителей теракта и грамотно построенная предвыборная кампания ПСР, основанная на необходимости совместно противостоять "врагам турецкой демократии" внутри и за пределами страны, обеспечили ей поддержку практически половины электората и 317 из 550 депутатских мандатов в парламенте нового созыва. 

Большинство этих голосов фактически "вернулось" к правящей партии после временного перераспределения между Партией националистического движения и прокурдской Демократической партией народов, которые на прошлых выборах значительно улучшили свой результат за счет традиционного электората ПСР. В условиях нынешней избирательной кампании обе эти партии были представлены в качестве маргинальных политических сил, ассоциирующих себя с противоположными полюсами турецкого общества, неспособными договариваться и толкающими страну на грань гражданской войны. Воинственная риторика лидера турецких националистов Д.Бахчели и волна погромов в курдских районах Стамбула, Анталии и др. крупнейших городов Турции отпугнули многих менее радикально настроенных избирателей. В итоге, партия потеряла 40 мест в парламенте — абсолютный антирекорд этих выборов. Впервые в истории турецкого парламентаризма партия турецких националистов будет представлена меньшим количеством депутатов, чем прокурдская ДПН. 

В свою очередь, и ДПН оказалась неспособной превратиться из партии национального меньшинства в общенациональную политическую силу. Многие эксперты расценивают скромный результат ДПН на ноябрьских выборах, спустя всего несколько месяцев после ее убедительной победы, прежде всего, как неспособность оправдать надежды протестного и некурдского электората, который видел в этой либеральной партии альтернативу достаточно жесткому стилю правления ПСР. Справедливости ради надо заметить, что вряд ли можно обвинять лидеров ДПН, фактически не имевших доступа к рычагам власти, в бездействии и невыполнении предвыборных обещаний в кратчайшие сроки. Участие этой политической силы в управлении страной было ограничено двумя министрами (с весьма скромными полномочиями в составе переходного правительства), уже через месяц подавшими в отставку из-за невозможности реально влиять на процесс принятия решений. К тому же, не только турецкие СМИ, но и первые лица государства потратили немало времени для того, чтобы стала очевидной прямая связь между "легализацией" политической борьбы ДПН в правовом поле и активизацией курдского терроризма, представляя руководство этой партии в качестве главных покровителей террористической РПК и возлагая на ДПН ответственность за сотни погибших турецких солдат и мирных жителей.

А пока в ЦИК продолжается процесс обжалования результатов выборов, страна подводит их итоги на уровне гражданского общества и институтов власти. Очевидно, в ближайшее время будет сформировано новое, однопартийное правительство ПСР, имеющее все шансы просуществовать до конца полного 4-летнего срока, отведенного ему по закону. Уже на следующий день после выборов высшее руководство партии заявило о своих планах решительно бороться с антигосударственными элементами внутри страны и внешними силами, стремящимися ослабить позиции Турецкой Республики на международной арене. В подтверждение искренности этих намерений 3 ноября в Измире — традиционном форпосте оппозиционной Народно-республиканской партии — по подозрению в государственной измене и причастности к "параллельным структурам" исламского проповедника Ф.Гюлена были арестованы 46 чел., включая нескольких губернаторов и высший руководящий состав правоохранительных органов. В те же дни на юго-востоке Турции и в приграничных районах Северного Ирака начата крупнейшая за последнее время операция по зачистке территории от курдских террористов, в ходе которой были нанесены воздушные удары по более чем 400 целям. Вполне достаточно, чтобы явно продемонстрировать желание навести порядок в стране быстро и надолго. 

На фоне поствыборной эйфории с новой силой зазвучали и призывы переписать Конституцию Турции. Бесспорно, ее нынешняя редакция, принятая военными еще в 1982 г., не выдерживает никакой критики и требует существенных изменений. Однако остается вопросом, на чем именно сосредоточат свое внимание члены новой конституционной комиссии: на расширении либеральных прав и свобод граждан или же на изменении формы правления с "нестабильной" парламентской на "надежную" президентскую?

Пока сторонники А.Давутоглу наслаждаются вкусом победы и стабилизировавшимся курсом турецкой лиры, представители оппозиционных партий и международных организаций заявляют о существенных нарушениях в процессе подготовки и проведения выборов. Турция еще не забыла скандал вокруг нападения на офис оппозиционной газеты "Хюрриет" в Стамбуле, в котором активное участие принимал депутат от ПСР, и обыски в предвыборных штабах нескольких партий. Несомненно, за 49,5% голосов ПСР стоит высокий уровень народной поддержки по всей стране, включая такие традиционно "оппозиционные" провинции, как, скажем, Эскишехир. Характерно, что на этих досрочных выборах ПСР стала единственной партией, которая улучшила свой результат во всех без исключения регионах страны. Вместе с тем, нельзя отрицать и массовое использование административного ресурса, включая ограничение деятельности оппозиционных медиа-холдингов накануне выборов. Особенно впечатлила реакция одного из представителей местных органов власти, когда на вопрос, почему в "день тишины" на фасадах зданий по-прежнему красуются пятиметровые плакаты с призывом "приступить к работе однопартийным правительством", он невозмутимо ответил, что никакого нарушения здесь нет, поскольку их главная цель — не политическая реклама, а сохранение эстетического вида еще недостроенного дома.

Несмотря на высказанную "озабоченность" отдельными фактами давления на оппозицию и ограничениями свободы слова в стране, лидеры ЕС и США поспешили поздравить турецкий народ с демократическими выборами, а А.Давутоглу — с очередной убедительной победой. Как отмечалось в поздравительном послании председателя Европейского совета Д.Туска, "несмотря на сложности с обеспечением безопасности и ограничительные меры в отношении прессы, [ЕС] удовлетворен тем, что населению была предоставлена надежная и конкурентоспособная политическая альтернатива". Неудивительно однако и то, что в продолжение своего поздравления Д.Туск выразил желание уже в ближайшем будущем вновь встретиться с премьером Турции, чтобы продолжить обсуждение вопросов сотрудничества по урегулированию ситуации в Сирии и разрешению кризиса беженцев.

Похоже, что сегодня Запад готов закрыть глаза на некоторые нарушения демократических процедур ради решения более насущных проблем. В условиях продолжающейся войны в Сирии, распространения террористической угрозы ИГ и нарастающего военного присутствия РФ в регионе, стабильная и экономически состоятельная Турция, способная принимать активное участие в МАК и содержать на своей территории более 2,5 млн сирийских беженцев, является для США и ЕС более желанным партнером на Ближнем Востоке, чем Турция — более демократическая и либеральная, но ослабленная внутриполитическими распрями. Поэтому лояльность западных партнеров по отношению к официальной Анкаре будет напрямую зависеть от ее готовности активно сотрудничать в вопросах региональной безопасности. Тем более что, получив новый вотум доверия от народа на ближайшие несколько лет, правительство ТР сможет значительно укрепить свои позиции в отношениях с внешнеполитическими партнерами, в т.ч. — гораздо жестче реагировать на нарушения своих обязательств со стороны РФ.

В ночь выборов каждый, кому довелось возвращаться из аэропорта в Анкару, стал свидетелем истинного праздника и массовых гуляний по случаю победы на выборах правящей партии. Для ликующей молодежи, выстроившейся с огромными турецкими флагами по обе стороны дороги, чтобы приветствовать премьер-министра, возвращавшегося в столицу из родной Коньи, это был вздох облегчения и неподдельная радость того, что "смутные времена" остались позади, и теперь все будет "как раньше". Атмосфера в тот вечер по своей непосредственности весьма напоминала празднование победы "Фенербахче" в футбольном чемпионате Турции. Послевыборная эйфория не впервые охватывает турецкую улицу. Вопрос только в том, как долго она продлится на этот раз и оставит ли место для учета настроений других, менее восторженных политикой правящей элиты. Ведь турецкий народ, как и любой другой, заслуживает того, чтобы его страна оставалась не только стабильной, но и демократической. 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно