Станет ли Украина 151-м членом ВТО?

16 декабря, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 49, 16 декабря-23 декабря 2005г.
Отправить
Отправить

На министерской конференции ВТО, проходившей на этой неделе в Гонконге, собрались все 150 членов этой организации, включая Королевство Тонга, получившее членство в клубе непосредственно во время форума...

На министерской конференции ВТО, проходившей на этой неделе в Гонконге, собрались все 150 членов этой организации, включая Королевство Тонга, получившее членство в клубе непосредственно во время форума. Станет ли Украина следующим новобранцем ВТО? Имеет ли смысл конкуренция за первенство с другими кандидатами, в первую очередь, с Россией? Ответы на эти вопросы беспокоят экономический и политический истеблишмент Украины, озабоченный как перспективами парламентских выборов, так и последствиями вступления Украины в ВТО на существующих сегодня условиях.

Процесс вступления в ВТО состоит из трех основных компонентов: двусторонние переговоры со странами рабочей группы, заканчивающиеся либо признанием приемлемости существующего внешнеторгового режима (последний пример такого решения – Марокко и Румыния), либо подписанием протокола, в котором оговариваются условия вступления (т.е. таможенные тарифы и нетарифные меры); законодательное обеспечение, предусматривающее отражение в национальном праве положений, достигнутых в процессе переговоров; подготовку итогового документа о вступлении государства в ВТО, обобщающего достигнутые договоренности. По всем трем компонентам Украина достигла определенного прогресса в текущем году, хотя завершенным пока что нельзя считать ни один их них. Глава рабочей группы по рассмотрению заявки Украины на вступление в ВТО Сержио Марки во время ее 15 заседания 23 ноября отметил, что процесс вступления происходит «чрезвычайно позитивно, есть качественный и количественный прогресс».

Особых сомнений в том, что Украина таки вступит в СОТ в обозримом будущем, нет. Вопрос — когда? Через полгода или через два года? До России, вместе или после? Какими бы ни были ответы на эти вопросы, близость вступления позволяет оценить критический опыт, приобретенный Украиной в процессе переговорного процесса с ВТО и странами-членами. Эффективность и результативность процесса вступления в ВТО хотя и с определенной условностью, но может быть спроектирована на предстоящие «великие планы» Киева — обретение членства в НАТО и в ЕС.

Сейчас тезис о том, что процесс вступления в ЕС займет 20 лет, вызывает пессимистические эмоции: кто, дескать, знает, что будет через 20 лет? Однако в сравнении с членством в ЕС членство в ВТО — это, пользуясь терминологией строителей, нулевой цикл, создание базисных предпосылок для начала процесса европейской интеграции. Если создание этих предпосылок ведется второй десяток лет, то сколько времени может занять собственно строительство дома — то есть европейской страны со всеми политическими, экономическими и правовыми атрибутами?

Если сегодня шкуры крупного рогатого скота для большинства народных депутатов Украины представляют большую ценность, чем стратегический интерес вхождения в ВТО (соответствующий закон торпедируется уже много месяцев под крики в мегафон о «защите национального производителя»), то мы можем себе только представить, с какими трудностями столкнется необходимость принятия десятков тысяч страниц европейского asquis communitaire, причем принятия «оптового», без возможности внесения каких-либо правок и оговорок.

Пока же Украина близка к тому, чтобы установить абсолютный рекорд по длительности процесса вступления в ВТО: нынешний рекордсмен Китай вел переговоры 13 лет, Украина может перейти этот рубеж в ноябре 2006 года, конечно, если к тому времени не завершит процесс вступления — соответствующая заявка была подана Украиной еще в ноябре 1993 года. Хотя очевидно, что качество переговорного процесса и его результаты делают опыт Китая более привлекательным: в отличие от Украины, азиатский гигант не допускал длительных пауз и затягивания переговоров, а использовал каждый шанс для обеспечения более выгодных условий вступления.

У нас же главным фактором затягивания процесса были сомнения в самой необходимости присоединения к ВТО. Правительство В.Пустовойтенко (1997—1999), например, вообще не считало нужным вести соответствующие переговоры. Короткие всплески переговорной активности (во времена правительств Ющенко, Кинаха и даже Януковича) приводили к быстрым результатам, возможно, не всегда качественным с точки зрения достигаемых соглашений. После чего, как правило, задействовался тормоз, и переговоры замирали до лучших времен.

Ныне в активе Украины 39 подписанных протоколов, переговоры с двумя странами (Китай и Колумбия) завершены и готовится подписание итоговых протоколов, продолжаются переговоры с восемью странами, при этом пока не достигнуто консенсуса с наиболее неуступчивыми переговорщиками — Китаем (проблема металла), США (проблема курятины) и Австралией (проблема сахара).

После смены власти в начале 2005 года, кроме переговорного процесса со странами-членами ВТО, Украина наконец-то приступила к адаптации национального законодательства к тем нормам, которые уже были зафиксированы в двусторонних протоколах и которые предполагалось включить в итоговый документ, регламентирующий обязательства, принимаемые Украиной в связи с членством. Однако процесс подготовки и внесения соответствующих законопроектов произвел не лучшее впечатление. Во-первых, правительство Тимошенко потеряло более трех месяцев, в течение которых единственным искренне заинтересованным в принятии этих законов выглядел тогдашний вице-премьер по евроинтеграции Олег Рыбачук. Затем, после заседания СНБО 25 мая, на котором президент высказал претензии правительству из-за стагнации процесса вступления в ВТО, процесс пошел. Однако качество законопроектов, в спешном порядке поданных в Раду, было, по свидетельству большинства экспертов, невысоким. Что значительно усилило аргументы тех, кто в принципе был против ВТО и искал любой повод для блокирования процесса.

Содержание законопроектов, а более того, методы их лоббирования правительством (Юлия Тимошенко предложила принять их «пакетом» без рассмотрения на комитетах, без обсуждения, через несколько дней после внесения) оттолкнули потенциальных союзников — парламентское «болото», привыкшего к более тонкому к себе отношению в экономических вопросах.

Особой изюминкой, иллюстрирующей странную природу правящей правительственной «коалиции», можно считать последовательное и упорное неголосование за пакет ВТО фракции Социалистической партии Украины. Ее представители, похоже, не испытывают особых угрызений совести от того, что вследствие их позиции поддержанный СПУ президент Ющенко не смог выполнить своего главного на 2005 год внешнеполитического обещания — вступить в ВТО.

Таким образом, законодательство, нужное для вступления в ВТО, было провалено в июне, частично, с большим скрипом и скандалами, принято в июле. Попытки провести оставшуюся часть законов уже правительством Еханурова привели к ограниченному успеху в ноябре, однако несколько принципиально важных законов остаются непринятыми. Ключевые из них — об экспортной пошлине на черные металлы и упомянутый выше закон о пошлине на кожи крупного рогатого скота — попытались даже поставить на очередное энное голосование во вторник, в день открытия министерской конференции в Гонконге, однако безуспешно. Недисциплинированное голосование даже проправительственных фракций вызвало неприкрытое злорадство нардепа Шуфрича, усмотревшего в этом признаки поворачивания провластных депутатов «передом к народу Украины».

В общем, подарка правительственной делегации во главе с министром экономики Арсением Яценюком, отбывшей в Гонконг накануне, парламент не преподнес. Слабым утешением для делегации может стать большой интерес к перспективе вступления Украины, проявленный во время работы конференции, материализовавшийся во встречи с ключевыми лицами ВТО во главе с Паскалем Лами.

Украина не вступит в ВТО в 2005 году, не вступит при этом парламенте и даже при этом правительстве (хотя вина правительства Еханурова здесь минимальна). Вероятно, членство можно получить в середине 2006 года (оптимистичный сценарий), если будет достигнуто соглашение с оставшимися странами-членами рабочей группы, а новый парламент примет хотя бы три-четыре законопроекта из оставшихся первоочередных и необходимых. Этот же оптимистичный сценарий предполагает вступление Украины раньше России, поскольку маловероятно, чтобы РФ закончила свои переговоры до осени 2006 года.

Не исключен и более «консервативный» сценарий, согласно которому на политическом уровне ведущих стран ВТО будет принято решение максимально сблизить, а возможно, и синхронизировать во времени вступление Украины и России. О таком подходе, как желаемом, сообщил в четверг в Гонконге торговый представитель США Роб Портман. Этому варианту решения будет способствовать гипотетически вероятное создание в Украине правительства, ориентированного на больший протекционизм и координацию действий с Москвой. Правда, в этом случае, можно попасть в давно известную ловушку «братских объятий»: при договоренности о синхронном вступлении всегда могут возникнуть «технические» препятствия, неожиданно отсрочивающие вступление одной из сторон. О негативном для Украины сценарии недавно резковато, но справедливо напомнил премьер-министр Ехануров: «Если Россия вступит в ВТО раньше нас, то Украина не вступит туда никогда».

Возможно, слово «никогда» было здесь преувеличением, но, наблюдая за развернувшимися «боями на газовом фронте», с трудом верится, что возможные при таком сценарии переговоры Украины и России о взаимном доступе на рынки (если Россия станет членом ВТО раньше) не обернутся серией вполне предсказуемых сюрпризов. РФ может обусловить подписание данного протокола, например, созданием двустороннего газотранспортного консорциума, согласием Украины на таможенный союз в рамках ЕЭП и другими, не имеющими к ВТО отношения условиями. В результате цена членства в ВТО возрастет непомерно – и путь в мировой торговый клуб может стать «нулевым циклом» уже не европейской, а евразийской интеграции.

Поэтому Украине важно стать следующей страной-членом ВТО ради получения дополнительных рычагов влияния на склонного говорить с позиции силы северного соседа. Такой ход событий мог бы помочь хотя бы частично компенсировать существующую асимметрию двусторонних отношений.

Следует отметить, что часто муссируемый тезис о том, что после того, как Украина не успела на «гонконгский» поезд, придется ждать членства два года – до следующей министерской конференции ВТО – ошибочен. Процедура вступления, расписанная в документах ВТО – достаточно туманна, но практика свидетельствует – большинство стран завершают процесс вступления решением Генерального совета ВТО – между министерскими конференциями. Очевидно, что этой процедурой может воспользоваться и Украина – если, конечно, 2006 год принесет некоторую переоценку роли и места кож крупного рогатого скота в системе стратегических национальных приоритетов Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК