Славянская любовь по расчету

26 января, 17:06 Распечатать Выпуск №3, 26 января-1 февраля

Сербия — главная опора Москвы на Балканах и будущий "троянский конь" РФ в ЕС.

17 января президент России Владимир Путин посетил Белград. Этот визит сопровождался мощной информационной кампанией как в российских, так и в сербских СМИ. 

Хотя результативность его (кроме демонстрации Путиным "отсутствия международной изоляции России", а сербским президентом Александаром Вучичем — "наличия мощной международной опоры для Сербии") подлежит сомнению. 

Между тем лидеры обеих стран продемонстрировали пламенную взаимную любовь, концентрируясь на сфере энергетики и "косовском вопросе". Вучич обратил внимание на тысячи сербов, собравшихся в сербской столице, чтобы "приветствовать российского президента", а Путин сделал ударение на традиционных "скрепах" — "многовековых узах дружбы и близких духовных отношениях". На сегодняшний день демонстрация такой любви выгодна руководству обеих стран. Благодаря этому сербское руководство получает электоральную поддержку благосклонной к России части сербов, а Кремль укрепляет свое влияние на Балканах. То есть даже в такой демонстративной любви четко просматривается взаимовыгодный расчет. 

А чтобы любовь Сербии к России не угасала, Москва всегда держит в руках рычаги влияния на Белград. Первоочередной такой рычаг — "косовский вопрос", в котором РФ взяла на себя роль мирового защитника сербских интересов. Этот вопрос был краеугольным в ходе визита Путина в Белград. На случай "ненадлежащего" поведения Сербии Москва держит про запас арсенал влияний — от снижения международной активности в противодействии косовской независимости (прежде всего как постоянный член Совета Безопасности ООН) до признания Косова как отдельного государства. Последнее кажется абсурдным в нынешних условиях, но Россия была бы не против обменять признание Западом аннексии Крыма на уступки Москвы в "косовском вопросе". Поэтому Кремль и способствует сохранению градуса напряжения вокруг проблемы Косова, создавая определенное давление на ЕС, который выступает посредником в ее урегулировании.

Другим мощным рычагом является Республика Сербская, сербское квазигосударственное образование в составе Боснии и Герцеговины, а точнее — ее нынешние лидеры во главе с радикальным Милорадом Додиком, которому удалось пройти путь от премьер-министра Республики Сербской до главы Президиума Боснии и Герцеговины. Недаром Додик регулярно посещает Москву и встречается с Путиным, да и в ходе своего визита в Белград российский президент провел отдельную встречу с сербским лидером БиГ. Для всего сербского населения Додик имеет репутацию активного борца за сербские национальные интересы против усиления влияния Запада, прежде всего — НАТО, что последовательно поддерживает и подпитывает Россия. В периоды активизации прозападных настроений в Сербии Додик используется как критик такого поведения, "образцовый сербский политик" и канал давления на официальный Белград. 

Третий рычаг влияния — энергетика, которая, за исключением электрогенерации, практически полностью сконцентрирована в руках России. Через свои компании РФ получила контроль над нефтяным и газовым секторами сербской энергетики.

Российский "Газпром" вошел в сербскую компанию "Нефтяная индустрия Сербии" ("НИС") в 2009 г., когда компания "Газпром нефть" купила 51% акций, а со временем российские позиции укрепились: "дочь" "Газпрома" увеличила свой пакет акций до 56,15%. Доля сербского правительства в компании уменьшилась до 29,87%. При этом "Газпром" получил не только нефтепереработку в Сербии, но и всю газо- и нефтедобычу, хранение нефтепродуктов и природного газа, а также львиную долю на рынке дистрибуции нефтепродуктов. 

Такое усиление российского энергетического присутствия Путин назвал "инвестициями в сербскую экономику". Но эти инвестиции создают и проблемы для сербского руководства на пути к обретению Сербией членства в ЕС. В частности, "НИС" владеет самыми большими в стране мощностями для хранения нефти и нефтепродуктов — в целом 200 тыс. кубометров против 10 тыс. кубометров у государственной компании "Транснефть", что не способствует сербскому правительству в выполнении Директивы ЕС №2009/ 119/EC о минимальном уровне запасов нефти и нефтепродуктов (создание 90-дневных запасов).

Сербская "Транснефть" фактически обслуживает российский "НИС", ведь единственным государственным нефтепроводом поставляется российская нефть для нужд российской нефтяной компании. Произведенные на НПЗ "НИС" нефтепродукты реализуются через разветвленную сеть из более 300 автозаправочных станций этой компании. Параллельно российский "Лукойл", который в свое время купил сербскую компанию "Беопетрол", тоже занимается дистрибуцией нефтепродуктов через собственную сеть из более чем 100 АЗС. В результате, под контролем России находится практически вся нефтегазовая отрасль Сербии, включительно с добычей (1,4 млн т нефтяного эквивалента), импортом нефти из РФ, ее полной переработкой (3,6 млн т/год) и преимущественно дистрибуцией. Государство Сербия управляет только магистральным нефтепроводом и небольшим нефтехранилищем. 

Сербия полностью зависит от России в поставках природного газа. Об этом не забыл вспомнить президент Вучич во время встречи с Путиным. При этом зависимость выражается не только в том, что весь газ, а это 2,15 млрд кубометров в 2018 г., поступает из России, но и в том, что Газпром через "НИС" осуществляет всю внутреннюю добычу газа и владеет единственным сербским газовым хранилищем "Банатский двор". В последнем сегменте влияние России будет расти, поскольку в ходе визита Путина руководитель "Газпрома" Алексей Миллер и директор "Сербиягаза" Душан Баятович подписали меморандум о расширении мощностей сербского хранилища до 750 млн кубометров. 

Газовая зависимость Сербии от России и в дальнейшем будет усиливаться, поскольку сербское руководство, как заявил Вучич, взяло курс на полную газификацию страны и строительство теплоэлектростанции на газе, ориентируясь исключительно на российский газ. В июне 2015 г. руководители российского "Центрэнергохолдинга" и "НИС" (собственность "Газпрома") подписали соглашение о создании компании "Сербская генерация" для построения таких электростанций, а в 2017 г. "Газпром" подписал дорожную карту расширения сербской газотранспортной сети. Эти проекты предусматривают увеличение объемов поставок российского газа, которые можно осуществлять либо по нынешнему маршруту через Украину и Венгрию, либо за счет строительства новых газопроводов, среди которых сербское руководство делает ставку на продолжение "Турецкого потока" до и через Сербию. 

Недаром Путин пообещал до 2022 г. увеличить поставки российского газа Сербии почти вдвое (до 3,5 млрд кубометров) и заявил об отсутствии проблем с реализацией проекта "Турецкий поток", очевидно побуждая Белград его поддерживать и в дальнейшем. Такие заявления вызвали благоприятные отзывы в БиГ и Болгарии. Нынешний лидер БиГ Милорад Додик заявил о готовности включиться в реализацию этого российского проекта, а болгарская вице-премьер-министр и министр иностранных дел Екатерина Захариева приветствовала заявление Путина и подтвердила заинтересованность Болгарии в "Турецком потоке". Правда, балканские апологеты России при этом забывают, что действие Третьего энергопакета на территории ЕС еще никто не отменял, а вот Путину уже приходилось отменять "Южный поток" из-за неуступчивости Еврокомиссии. 

Для Украины "Турецкий поток" — проект, безусловно, губительный, поскольку его цель — прекращение поставки российского газа потребителям в Болгарии, Турции, Греции, Сербии, Македонии, БиГ традиционным маршрутом через Украину, Молдову и Румынию. Но он негативный и для Сербии, и для балканских стран, а также потребителей в ЕС. Во-первых, затраты "Газпрома" на строительство новых газопроводов — второй ветви "Турецкого потока" и ответвлений через балканские страны — должен кто-то компенсировать. В Сербии это будут сербские потребители. Можно легко предвидеть, что после реализации этого проекта стоимость природного газа для них станет существенно выше, чем нынешние 310 долл. за тысячу кубометров. 

Во-вторых, прибыли от транзита задекларированных 10–12 млрд кубометров газа, о которых сейчас мечтает сербское руководство, будут оседать в российских карманах, поскольку газовый сектор Сербии контролируют российские компании; газопровод будет строить созданная год назад на базе South Stream d.o.o. новая компания Gastrans d.o.о., 51% акций которой принадлежит "Газпрому". И именно российская сторона, как заявил Путин, готова инвестировать 1,4 млрд долл. в строительство этого газопровода, то есть выстроить его в собственных интересах. Сербскому же бюджету перепадут крохи, которых с каждым годом будет все меньше. Зато все больше миллиардов будут выкачиваться из карманов сербских потребителей и будут перетекать в карманы путинских олигархов, получивших в свое распоряжение главную балканскую кормушку в обмен на словесные потоки об "пламенной сербской дружбе и любви". 

В-третьих, в случае прекращения поставок российского газа через украинскую ГТС и перебоев или остановок транспортировки по "Турецкому потоку", если произойдет авария на морском участке этого газопровода, быстро починить его или восстановить транзит через Украину будет невозможно, а потому Сербия в таких условиях рискует оставаться без газа. 

В-четвертых, без украинских подземных хранилищ на нынешнем маршруте транспортировки российского газа в Сербию механизм поставок по "Турецкому потоку" будет разбалансированным, а газовое хранилище "Банатский двор", которое находится на севере страны и управляется "Газпромом", в случае перепадов будет использовано для балансировки поставок газа в Венгрию и Австрию, а вовсе не для обеспечения потребителей на юге и востоке Сербии. Это газохранилище действует в интересах сербских потребителей только в нынешних условиях транспортировки российского газа через Украину и Венгрию. Новые российские инвестиции в него четко указывают на планы РФ. Похожая ситуация и в Болгарии, где мощности хранения газа крайне малы. 

Усиление влияния России в Сербии — не самоцель Кремля. Через Сербию он пытается расширить свое влияние на другие страны Балканского региона, а в перспективе — увеличить еще на один табун количество "троянских коней" в составе Европейского Союза. Именно поэтому Путин в ходе визита заявил, что Сербии не нужно выбирать между Россией и Евросоюзом, и что Москва поддерживает ее курс на членство в ЕС. 

Да и российские компании в сербской экономике уже готовятся к варианту интеграции в Евросоюз вместе с Сербией. Например, "НИС" активно внедряет евростандарты на нефтепродукты, старается выйти на рынки других европейских стран, в частности торгует энергоносителями на рынках стран ЕС — Словении, Венгрии и Румынии, переделала свой официальный сайт под расширение EU (www.nis.eu) и открыла собственное представительство в Брюсселе. 

Итак, после обретения Сербией членства в Евросоюзе российские компании в секторах энергетики, железнодорожного транспорта, химической промышленности, банковском автоматически окажутся на рынке ЕС. Там же окажется и Российско-сербский гуманитарный центр чрезвычайных ситуаций, который называют "российской базой на Балканах". 

Параллельно Россия старается втянуть Сербию в ЕврАзЭС. Именно накануне визита Путина в Белграде состоялся очередной раунд переговоров о создании зоны свободной торговли между Сербией и этим российским образованием. Как заявил российский президент сербскому руководству, он надеется на подписание соответствующего соглашения уже до конца 2019 г., что превратит Сербию в своеобразный мостик между рынками ЕврАзЭС и ЕС, об интеграции которых давно мечтают в Кремле. Поскольку евразийский мегаформат от Владивостока до Лиссабона не срабатывает, то остается надеяться на миниформат Москва — Белград. На геополитическом безрыбье России и сербский рак — рыба. 

Усиление российского присутствия в Сербии больше вредит этой балканской стране. Не следует забывать, что российское присутствие в сербской экономике скрыто угрожает европейской интеграции Сербии. Белград неоднократно критиковали за невыполнение регламентов и правил ЕС, в частности относительно адаптации положений Третьего энергетического пакета ЕС, который категорически не воспринимается Россией. Невыполнение российскими компаниями на сербском рынке требований ЕС, безусловно, замедляет движение Сербии к членству в Евросоюзе, хотя нынешнее сербское руководство подает это как свои электоральные достижения. Поэтому, получая быстрые электоральные дивиденды на "дружбе с Россией", сербское руководство закладывает будущие колоссальные потери для государства. А значит, нынешние российско-сербские отношения можно назвать "любовью по расчету", или "взаимовыгодным партнерством", но для сербского руководства, а не для народа Сербии.

А тем временем Белград в этом году планирует посетить руководство еще одного дружественного Сербии государства — Китая, с которым в 2016 г. был подписан Договор об установлении всеобъемлющего стратегического партнерства. Поэтому, не удовлетворяясь "подтанцовками" у подсанкционного путинского режима, Сербия готовится к встрече пекинского тяжеловеса с его реальными инвестициями, инфраструктурными проектами и предложениями, от которых невозможно отказаться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №31, 24 августа-30 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно