Саммит ЕС—Россия: тест на взаимопонимание

31 января, 2014, 20:05 Распечатать Выпуск №3, 31 января-7 февраля

В день брюссельского саммита битву, которая казалась неизбежной, отменили. Уже в ходе переговоров выяснилось, что у тройки руководителей ЕС до сих пор нет адекватного ответа на действия Кремля. Тон был примирительным.

Пожалуй, впервые за более чем 30 встреч лидеров Европы и России события в третьей стране, а речь идет об Украине, практически определили повестку дня саммита. Также и формат его проведения по этой причине был изменен и превратился в неформальный обмен мнениями и дискуссию участников по поводу текущих инициатив ЕС на восточно-европейском направлении и ответных мероприятий России в этой связи. При этом, льстит это кому-то или нет, но ход данной дискуссии сильных мира сего в Брюсселе в немалой степени определялся действиями совсем других людей — находящихся в Киеве. От решений на берегах Днепра в морозный день 28 января зависело то, о чем и как будут говорить между собой собравшиеся в Брюсселе лидеры. Украинцы сделали в этот день первые шаги навстречу друг другу. В бельгийской же столице стороны, пожалуй, впервые за долгое время попытались понять мотивы действий противоположной стороны.

В огороде бузина,
а в Киеве дядька!

За несколько дней до этой встречи эксперты с обеих сторон — в Москве и Брюсселе — предвидели жесткое противостояние. Европейцы усматривают причину нынешнего обострения отношений с Россией в действиях Кремля, направленных на срыв процесса ассоциации с ЕС стран Восточного партнерства, и, прежде всего, отказ от подписания Украиной соответствующего Соглашения на саммите в Вильнюсе 28–29 ноября. Этого провала никто не хотел прощать Путину, и чтобы хоть как то "расквитаться" с Россией, саммит сократили по времени и отменили для российского гостя ужин. Россия изначально не хотела сводить весь саммит к обсуждению украинской тематики, но предполагала ответить адекватно — обвинить ЕС во вмешательстве во внутренние дела Украины и принуждении к подписанию договора о зоне свободной торговли, к которому украинская экономика была, по мнению российской стороны, не готова. Впрочем, как позже признал Путин на саммите, не готова к такому шагу оказалась и российская экономика, в ряде сфер все еще тесно связанная с украинской: шаг соседей привел бы к масштабным потерям для россиян. По словам российского лидера, "Украину вынимают из зоны свободной торговли", и если это — такой маневр для захода европейских товаров на российский рынок с черного хода, то, естественно, в Кремле не могли сохранять для Киева режим преференций. Вот почему Москва инициировала в августе таможенную войну с Украиной, а затем, уже после провала саммита в Вильнюсе, выступила в роли "искреннего друга и спасителя" Киева, пообещав ему кредит в 15 млрд долл., когда в Кремле осознали, что игра сделана. Владимир Путин был вполне доволен тем, что его политика кнута и пряника оказалась более эффективной по отношению к Киеву и Еревану, чем просто политика "пряника", которую Европа "запаковала" в соглашения об ассоциации. В запасе у ЕС оставался один козырь, который в Еврокомиссии вполне серьезно рассматривали выложить на стол еще в октябре прошлого года — экономические санкции против России… А также, возможно, и политические, по причине "закручивания гаек" в сфере прав человека, которое, кстати, усилилось в России с ноября как раз ввиду протестов в Украине. Путин и Лавров летели в Брюссель, имея на руках заготовленный доклад "российских экспертов" о нарушении прав человека в Европейском союзе.

Но в день брюссельского саммита битву, которая казалась неизбежной, отменили. Уже в ходе переговоров выяснилось, что у тройки руководителей ЕС до сих пор нет адекватного ответа на действия Кремля. Тон был примирительным. Более того, и председатель Европейского совета Херман Ван Ромпей, и глава Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу почти в один голос заявили, что в России просто не поняли сути Восточного партнерства, и ее нужно прояснить в ходе переговоров экспертов. По словам первого из них, стороны "рассматривали, как Восточное партнерство и инициативы Таможенного союза могут соотноситься друг с другом". Он призвал Путина не воспринимать действия ЕС как антироссийские и подчеркнул, что "соглашения о свободной торговле между ЕС и партнерами, например, Молдовой или Грузией, или Украиной, — полностью совместимы с существующими у России торговыми договоренностями с этими странами. Возможно конструктивное взаимодействие таких договоренностей с Таможенным союзом, если правила ВТО будут соблюдаться". В свою очередь Баррозу назвал "создание единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока" — целью, объединяющей всех, и пожелал этой мечте сбыться. Не мудрено, что после таких заявлений Владимир Путин сообщил, что он сам только то и делает, что помогает "общим соседям" активнее сотрудничать с Евросоюзом и одновременно сохранить тесные исторические и кооперационные связи с Россией, и даже призвал "работать сообща над построением новой единой Европы". Этот процесс российский лидер видит в "сопряжении" европейского и евразийского интеграционных процессов. Исходя из этого, он предложил коллегам подумать над созданием зоны свободной торговли ЕС не с Таможенным, а уже с Евразийским экономическим союзом, который Кремль создает с Беларусью и Казахстаном. 

Одновременно он сделал заявление о готовности работать с любым украинским правительством (в том числе и оппозиционным), принимая во внимание, что как раз в день саммита ЕС—Россия произошла отставка правительства Николая Азарова, при котором и были согласованы условия 15-миллиардого кредита Киеву. Однако уже на следующий день, 29 января, Владимир Путин и премьер правительства РФ Дмитрий Медведев сообщили, что "берут паузу", чтобы понаблюдать за тем, в какую сторону повернут события в Киеве. И что интересно, в этот же день стало известно, что на российско-украинской границе был снова ужесточен таможенный режим, что привело к задержкам поставок партий украинских товаров на территорию Российской Федерации и необходимости для украинских производителей платить повышенные пошлины. 

 Путин воспользовался трибуной в Брюсселе также для того, чтобы подвергнуть критике усилия европейцев выступить в роли посредников в конфликте власти и оппозиции в Киеве. "Могу себе представить, как бы наши европейские партнеры отреагировали, если бы в разгар кризиса, скажем, в Греции или на Кипре, на одном из антиевропейских митингов появился бы наш министр иностранных дел и начал бы там обращаться с какими-то призывами. Мы считаем, что это вообще не очень хорошо, а имея в виду определенную специфику в отношениях между Россией и Украиной, для нас это просто неприемлемо и невозможно", — заявил Путин. По его словам, Киеву посредничество не нужно. Тем самым российский президент отбросил и такой вариант, при котором Россия и ЕС выступили бы в урегулировании внутриполитического украинского кризиса совместно. "Чем больше посредников, тем больше проблем. У нас есть выражение "у семи нянек дитя без глаза", — сказал он.

Попрощались до лета

После такого вот разговора в Брюсселе критики нынешнего европейского руководства уже успели заявить, что на Восточном партнерстве (в том виде, в каком оно задумывалось изначально) можно ставить крест. Согласившись на то, что будущее политики партнерства с соседями на Востоке теперь станет предметом переговоров Москвы и Брюсселя на уровне "экспертов", лидеры ЕС существенно уменьшили ценность этой инициативы для стран, видевших в нем не что иное, как шаг к полноценной интеграции в общеевропейские структуры. Стоит также напомнить, что ранее в ходе саммита в Вильнюсе европейские политики отвергали всякую возможность переговоров с "третьими" странами по поводу отношений ЕС и государств — участников Восточного партнерства. При этом европейские лидеры снова подтвердили готовность подписания соглашения с Украиной, как, впрочем, и с Грузией и Молдовой позже в нынешнем году. 

Возвращаясь к отношениям с Россией, ряд европейских СМИ задаются вопросом, можно ли вообще в нынешних условиях считать партнерство с этой страной для ЕС стратегическим, когда проблемы отношений настолько остры. Более того, за последние годы никакие существенные противоречия Москвы и Брюсселя не были разрешены в позитивном ключе. Лидеры не дали ответа на этот вопрос, констатировав лишь, что комплекс двухсторонних вопросов остается тем же самым от саммита к саммиту уже несколько последних лет. В то же время еще одной договоренностью в рамках последней встречи стало то, что после длительной паузы к следующему саммиту в Сочи стороны, возможно, вернутся к обсуждению нового базового договора, вопросу либерализации и отмены визового режима, вопросам энергетического сотрудничества. 

При этом стороны отметили, что, несмотря на эти проблемы, товарооборот между Евросоюзом и Россией растет и в 2012 г. достиг 410 млрд долл. В прошлом году он, очевидно, был еще больше, несмотря на то, что европейская сторона сохраняет антидемпинговый режим в отношении целого ряда российских промышленных товаров. Россия остается в числе основных поставщиков углеводородного сырья на рынки Европы, сохраняя за собой 24% в поставках газа и 27% — нефти. При этом Москва не боится критики действий "Газпрома" на европейских рынках и даже позволяет себе требовать от ЕС пересмотра невыгодных для своей монополии положений европейского третьего энергопакета реформ, призванного унифицировать довольно разобщенный энергетический рынок ЕС. Одновременно стороны уже который год находятся в жестком противостоянии по вопросу о пролете самолетов европейских авиакомпаний над Сибирью.

Единственным практическим результатом саммита в Брюсселе можно считать принятие Совместного заявления Россия—ЕС по борьбе с терроризмом, что стало откликом на события в российском Волгограде. В тексте говорится о дальнейшем углублении сотрудничества антитеррористических сил по противодействию терроризму. Европа также отдает должное России в деле поддержки усилий в Афганистане, мирном процессе на Ближнем Востоке, борьбе с пиратством в районе Африканского Рога и разрешении конфликтов вокруг Ирана и Сирии, в которых европейские и российские дипломаты действовали сообща. Наконец, стоит отметить, что в рамках визита российской делегации в Брюссель состоялись переговоры министра иностранных дел Сергея Лаврова с генсеком НАТО Андерсом Фогом Расмуссеном. Здесь российского гостя посвятили в планы развертывания новой миссии по подготовке афганских солдат после 2015 г., когда силы НАТО покинут Афганистан. Тема Украины также поднималась в ходе этой встречи, вопреки желанию российской стороны. Генсек Альянса подверг критике Россию за оказание давления на Украину с тем, чтобы она отказалась от подписания Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом, что впоследствии привело к массовым протестам в стране. "Договор об ассоциации с Украиной позволил бы серьезно укрепить евроатлантическую безопасность. Я искренне сожалею, что этого не произошло", — заявил Расмуссен днем позже французской газете Figaro. Он призвал политиков в Украине быть независимыми, а также — к сближению с НАТО и Евросоюзом. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно