Ракетные демарши Пхеньяна

12 февраля, 2016, 00:00 Распечатать

Запуск Северной Кореей ракеты дальнего радиуса действия в космос стал новым вызовом мировому сообществу. Как считают западные эксперты, запуск является частью северокорейской программы развития межконтинентальных баллистических ракетных технологий.

 

 

 

Запуск Северной Кореей ракеты дальнего радиуса действия в космос стал новым вызовом мировому сообществу. Как считают западные эксперты, запуск является частью северокорейской программы развития межконтинентальных баллистических ракетных технологий. 

Эта ракетная авантюра вызвала резкое осуждение и обеспокоенность соседей КНДР, а также США. Президент Южной Кореи Пак Кын Хе собрала экстренное совещание высших советников по национальной безопасности. Сеул, Вашингтон и Токио инициировали созыв экстренного заседания Совета безопасности Организации Объединенных Наций.

Ракетный демарш Северной Кореи доказывает, что рано или поздно такая ракета дальнего радиуса действия будет способна переправить ядерную бомбу через Тихий океан к Западному побережью Соединенных Штатов. 

Возникает вопрос: зачем эта демонстративная провокация режима Ким Чен Ына? Почему ее осуществили именно в феврале, а не, например, в декабре или марте?

И тут нелишне будет вспомнить о своеобразной магии цифр: в КНДР ей придают значение. Ким Чен Ын, семья которого правит Северной Кореей уже свыше шести десятилетий, решил продемонстрировать достижения своих ракетно-ядреных программ именно перед 16 февраля, днем рождения своего отца, Ким Чен Ира, умершего в 2011 г. 

И раньше Пхеньян приурочивал часть своих ядерных и ракетных испытаний к большим национальным юбилеям. Такие акты должны продемонстрировать мировому сообществу, что северные корейцы ни при каких обстоятельствах не откажутся от своих принципов. Их цель — победить или умереть.

Пхеньян проигнорировал предупреждение Вашингтона о жестких санкциях в случае, если он проведет испытание новых ракет, и даже призывы Китая, своего влиятельного политического союзника и экономического спонсора, удержаться от этого. А потому самими угрозами усилить санкции здесь, очевидно, уже не обойтись. 

Однако изменение ситуации блокирует геополитические интересы двух сопредельных с КНДР стран — Китая и России. Можно предположить, что ядерные и ракетные "достижения" Пхеньяна были бы невозможны, если бы Москва, ради нагнетания напряженности в мире, тайно не передавала КНДР свои военные разработки. 

Для Кремля очень важно, чтобы дестабилизация на Корейском полуострове не спадала, ведь тогда в нужный момент Россия смогла бы использовать Северную Корею как возмутителя в регионе.

С другой стороны, Пекину, несмотря на его резкое и демонстративное заявление относительно ядерных затей Пхеньяна, выгодно использовать КНДР как буфер для сдерживания американского влияния в Восточной Азии. Если бы Китай захотел поставить Ким Чен Ына на место, он уже давно бы это сделал. 

В свою очередь, северокорейский диктатор прекрасно знает границы терпения Пекина. Можно грозить запусками и пугать ядерной бомбой кого угодно: Южную Корею, Японию, США, — но ни в коем случае не Китай.

Возникла парадоксальная ситуация: в течение многих лет количество и суровость санкций против КНДР практически никак не сдерживали северокорейское правительство, следующее своим милитаристским целям. 

Похоже на то, что северные корейцы все время играют в очень сложную игру, которая им, зомбированным пропагандой, представляется едва ли не очередным подвигом Геракла. 

Возникает подозрение, не является ли все это еще и своеобразным экспериментом Китая, который таким образом постоянно тестирует США и Запад, чтобы понять, где же "красная линия", которую они ни в коем случае не позволят переступить. Эдакая двойная игра — осуждая Пхеньян за демонстрацию ядерной силы, Пекин вместе с тем и поддерживает его. 

Аналогичная игра прослеживается и со стороны КНДР. Что ни год, северокорейское руководство бьет в набат: то в стране засуха, то еще какое-то стихийное бедствие. После чего западные страны выстаиваются в очередь, — предоставить помощь на миллиарды долларов (пищевыми продуктами, медикаментами, одеждой, строительными материалами и т.п.). А Пхеньян нахально использует ее, и на высвобожденные таким образом средства закупает оружие и военные технологии, проводит ядерные и ракетные эксперименты. 

Однако страны и организации, которые присылают в КНДР продукты, должны помнить, что, в первую очередь, помощь оседает в карманах ведущих членов правительства, потом — высших и средних военных чинов, работников спецслужб, потом ее получают солдаты, и уже в последнюю очередь — нуждающиеся граждане. Поэтому любая помощь Северной Корее продуктами — это помощь, прежде всего, тоталитарному режиму. 

При том, что КНДР по степени интеграции в глобальное мировое сообщество находится на последнем месте, северные корейцы по уровню запуганности, зомбированности и слепой покорности явно на первых местах. Поэтому необходимы действительно какие-то мощные бифуркации, чтобы население этой "страны мечтаний" восстало против своих коммунистических угнетателей.

А что, в таком случае, должно делать мировое сообщество? Не наступило ли время, наконец, думать нестандартно? Осознать, что решение вопроса Северной Кореи сегодня стало уже глобальной проблемой? 

Можно, конечно, и дальше закрывать глаза на "затеи" Ким Чен Ына. Но в таком случае, чтобы остановить северокорейского лидера, придется пойти на очень большие жертвы. 

Нельзя исключить даже военный вариант решения северокорейской проблемы. Для этого четыре страны — США, Китай, Япония и Южная Корея — должны принять решение о дальнейшем отношении к КНДР. Организация Объединенных Наций оказалась бессильна повлиять на Пхеньян. 

Здесь многое зависит от Пекина. Китай — единственная сила, способная требовать от КНДР прекращения ядерного и ракетного тестирования. Ведь китайцы поставляют в КНДР продукты, энергоносители, оружие, и в любой момент могут прекратить эти поставки. 

Если бы, синхронно с действиями Китая, и другие страны приняли расширенную программу глобального торгового эмбарго относительно КНДР, — это могло бы дать определенный эффект. 

А в случае, если такие санкции не сработают в достаточной мере, теоретически альтернативой должно стать быстрое и оперативное военное решение северокорейского вопроса.

Приходится, к сожалению, констатировать, что за все время существования КНДР все другие средства — политические, дипломатические, гуманитарные — потерпели фиаско. Как учит опыт потворства, попытка задобрить потенциального противника грозит обернуться полной катастрофой для тех, кто не понимает (не хочет понимать) самой природы диктатур — не важно, какой они формы и масти.

Совсем нетрудно предвидеть: если и удастся посадить Северную Корею за стол шестисторонних переговоров, результат будет таким же. Режим Ким Чен Ына попытается получить соглашение в стиле "а-ля Иран". Пхеньян со своей стороны будет предлагать очень мало или совсем ничего, но для того, чтобы КНДР только согласилась сесть за стол переговоров, будет требовать для себя всяческих прибыльных "стимулов".

Формула решения северокорейского вопроса должна быть простой и вместе с тем содержать реальные элементы давления на режим Ким Чен Ына. При этом, нужно учитывать тот факт, что КНДР сейчас имеет третью, или четвертую по величине постоянную армию в мире и тактическое ядерное оружие. 

Следует признать, что в свое время допустили ошибку, когда корейскую проблему отложили для будущих поколений. Если не исправить ее сегодня, это приведет в ближайшем будущем к огромному региональному конфликту.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно