«Путинский поток-2»: холодная война на Балтике

06 июля, 2020, 12:16 Распечатать
Отправить
Отправить

Куда ведет Европу газопровод из страны — спонсора терроризма?

В июле датский регулятор должен вынести решение относительно разрешения швейцарской компании — оператору Nord Stream-2 AG достроить трубопровод «Газпрома» «Северный поток-2» с использованием судна с якорным позиционированием. Но похоже, что независимо от решения регулятора газопровод попал в другую систему координат. Даже благоприятное решение, которое, кстати, оператор ожидал на прошлой неделе, не лишит его проблем. Главная из них обозначилась в Вашингтоне.

От Рейгана до Трампа

Появление в июне в американском Конгрессе двух законопроектов о дополнительных санкциях, направленных против путинского газопровода «Северный поток-2» и специального доклада группы влиятельных республиканцев-конгрессменов «Укрепление Америки и противодействие глобальным угрозам», в котором Россию предлагается признать государством — спонсором терроризма, только на первый взгляд кажется не взаимосвязанными вещами.

В США, в отличие от Европы, со времен президентства Рональда Рейгана существует четкое представление, что часть доходов от экспорта нефти и газа Москва использует для скрытого финансирования подрывной деятельности против Запада. В Европе ее часто не замечали или просто не уделяли должного внимания. Показательно, что лишь с помощью американского ФБР немецкая полиция и спецслужбы смогли получить доказательства причастности российского ГРУ к кибервзлому Бундестага. Этот пример ярко показывает «слепые зоны» немецких спецслужб — без посторонней помощи они не видят секторальных угроз со стороны России. Конечно, она же стратегический партнер!

Еще в 2018-м Дональд Трамп на встрече с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом, говоря о сотрудничестве Берлина с Москвой в нефтегазовой сфере, заметил: «США защищают Германию, мы защищаем Францию, мы защищаем каждого... Это неприемлемо, когда они платят миллиарды России, а мы должны защищать их».

Сейчас особый резонанс получила информация о денежных вознаграждениях талибам со стороны российской военной разведки за уничтоженных военнослужащих западных стран, прежде всего американцев, в Афганистане. Хотя Кремль и «Талибан» опровергли ее, но это тот случай, когда на слово не верят. Особенно если известен посредник и множество других деталей. Было бы наивно надеяться, что Москва сознается в этом. Пример с МН17 красноречиво свидетельствует о другом.

США, несмотря на эксцентричное и отчасти неадекватное поведение Трампа, хотят сохранить трансатлантическое единство, тогда как путинская Россия хочет его уничтожить. Российские газовые потоки — это один из инструментов достижения цели оторвать Европу от Северной Америки. Один из наиболее активных и последовательных сторонников жесткого санкционного режима в отношении РФ республиканец Тед Круз откровенно указывает, что блокирование «Северного потока-2» «помешает Путину заработать миллиарды долларов, которые будут подпитывать российскую агрессию».

Поэтому Вашингтон считает проект «Северный поток-2» не просто токсичным, но и опасным, и пытается его нейтрализовать. Такой же оценки и подхода придерживаются и ряд европейских стран — членов ЕС: Польша, Литва, Румыния, а также Украина. В упомянутом докладе республиканцев особый акцент сделан на санкциях против нефтегазового сектора России как страны — спонсора терроризма и против проектов трубопроводов, которые она пытается реализовать.

Прошлое в настоящем

Масштабные трансконтинентальные трубопроводные проекты начали реализовывать в СССР во времена холодной войны, и предназначались они для обеспечения нефтью и газом союзников по Организации Варшавского договора (ОВД) и Совету экономической взаимопомощи (СЄВ). Но по мере реализации политики экспансии в Европе на разных фронтах холодной войны СССР, остро нуждавшийся в валютных поступлениях, направил проекты и на экспорт энергоносителей в страны — члены НАТО и Европейского экономического сообщества (ЕЭС).

Однако не только валютными нуждами объяснялись действия советского руководства. Целью масштабного наращивания экспорта нефти и газа было сделать Европу зависимой от СССР и оторвать ее от США.

Один из ведущих отечественных специалистов газовой промышленности, член-корреспондент Академии горных наук Иван Дияк, бывший свидетелем воплощения тогдашних стратегических решений Политбюро ЦК КПСС, особо отмечает период начала 1980-х. Тогда, по его документам, советское руководство сформулировало стратегическую цель: «ЦК КПСС ставит задачу по строительству газопроводов, которые дадут возможность поставлять в Западную Европу до 70% необходимого газа, — так удастся добиться того, что европейские страны будут полностью зависимы от советских энергоресурсов… СССР сможет экономически и политически влиять на Западную Европу. Кроме того, это даст возможность свести до минимума влияние США на европейские страны, что будет способствовать преобразованию СССР в мировую сверхдержаву».

Низкие цены на нефть во второй половине 1985–1999 годов и коллапс сначала ОВД и СЄВ, а затем и СССР привели лишь к некоторой паузе в экспансионистской политике Москвы. Она воссоздалась на новом историческом витке — после прихода к власти в Кремле Владимира Путина, увеличения спроса и стоимости нефти и газа на рынке Европы, что привело к появлению концептуального видения России как «энергетической сверхдержавы».

Стокгольмский синдром Меркель

Федеральное правительство Германии и лично Ангела Меркель с фанатичным упрямством, достойным иного применения, продолжают отстаивать путинский газопровод. И это при всем том, что следы ФСБ РФ проявились в прошлогоднем заказном убийстве гражданина Грузии Зелимхана Хангошвили, ГРУ — в упомянутых выше хакерских атаках на Бундестаг, а в Берлине понимают, кто такие «ихтамнеты» в Донбассе, знают, кто бомбардировал гражданские объекты в сирийском Алеппо и недавно сжигал живьем людей в ливийской Тархуне и многое другое.

Уже немецкая печать обвиняет Россию в государственном терроризме. Ангела Меркель, по ее же словам, вполне осознает, что Россия широко использует тактику гибридных войн в отношениях с другими странами.

Несмотря на это, из Берлина звучат угрозы не Москве, а Вашингтону — контрсанкциями в случае введения дополнительных американских санкций против российского проекта. Более того, в Берлине стараются задействовать Европейский Союз, используя механизмы скрытого лоббирования и внутренних процедур европейской бюрократии. С 1 июля Германия председательствует в ЕС, поэтому в Берлине сразу же принялись за дело со «всесоюзным» размахом. Действуют при этом в российском стиле, то есть манипулятивно, меняя местами причины и следствия.

Если посмотреть на реакцию руководителя европейской дипломатии Жозепа Борреля на запрос малоизвестного французского европарламентария Эмманюэля Мореля об американских санкциях, то они рассматриваются вне контекста причины, их порождающей, — российского проекта «Северный поток-2». В официальном ответе Борреля санкции США, а не путинский проект, рассматриваются как ослабляющие трансатлантическое единство. И при этом никакого упоминания о том, что проект не поддерживается на уровне ЕС и, собственно, не является европейским.

Несмотря на документально подтвержденные факты злонамеренной деятельности России в Германии и Европе в общем, Меркель повторяет, что «есть весомые причины вновь и вновь вступать в конструктивный диалог с Россией» с учетом «большого стратегического влияния», которое РФ имеет в Сирии или Ливии и странах, расположенных в непосредственной близости от Европы, а также акцентирует на необходимости достроить путинский газопровод. Такой «шпагат Меркель» подтверждает, что Берлин уже находится в зависимости от Москвы. То есть «Северного потока-2» еще нет, а зависимость уже сформирована. Для этого, очевидно, хватило уже существующего «Северного потока». У Меркель явно прослеживается стокгольмский синдром.

В последнее время стала понятной еще одна причина упрямой позиции Меркель: она коренится в обиде на Трампа. Как выяснилось, во время телефонных разговоров американский президент называл немецкую бундесканцлерин «глупой» и обвинил ее в том, что она в кармане у россиян. Нельзя сказать, что Путин не обижал Меркель, достаточно вспомнить «случайный» инцидент с его лабрадором. Однако, несмотря на это, есть нечто такое, что делает ей более близким кремлевского фюрера, чем невежду-миллиардера Трампа на президентской должности в стране, являющейся торговым партнером Германии №1 в мире. О, загадочная восточнонемецкая душа!

Конец немецкого прагматизма?

Руководствуясь немецким прагматизмом, сравним Россию и США с точки зрения значимости этих стран для экономики Германии.

Соединенные Штаты были и остаются крупнейшим в мире покупателем немецких товаров и наиболее привлекательным рынком для немецких экспортеров. По данным World's Top Exports, в 2019 году США импортировали немецких товаров на сумму 132,8 млрд долл., тогда как своих продали в Германию лишь на 60,3 млрд. Ведь Германия имеет огромное положительное сальдо в торговле с США — 72,5 млрд долл., что чрезвычайно важно для немецкой промышленности и особенно ее высокотехнологических секторов. Показательно, что статистика свидетельствует о постоянной динамике роста положительного сальдо — с 30 млрд долл. в 2000-м до нынешнего более чем вдвое высшего уровня.

Совсем другая ситуация с Россией. Она в рейтинге покупателей немецких товаров во второй десятке, уступая, например, Польше, Чехии и даже менее развитой Венгрии. Импорт немецких товаров в прошлом году составил 29,1 млрд долл., российский экспорт в ФРГ — 28 млрд. США и Россия привлекательны для немецких инвесторов. Но 324 млрд долл. немецких инвестиций в США в 2018 году и 3,7 млрд — в Россию не стоит даже комментировать. Цифры говорят сами за себя.

Вывод очевиден: для ФРГ более выгодны отношения с США, а не с путинской клептократией, которая грубо игнорирует международное право и ведет подрывную деятельность против ЕС и Германии.

ФРГ с ее ВВП в 2019 году более 4 трлн долл., спасая путинский проект, который не принесет ни в федеральный, ни в земельные бюджеты ни цента (компания-оператор Nord Stream-2 AG не является резидентом ФРГ, она зарегистрирована и платит налоги в швейцарском кантоне Цуг), выглядит как страна-путинверштегер, а не европейский плеймейкер.

Фальшиво на этом фоне выглядят жалобы Герхарда Шрёдера о заблокированных американскими санкциями инвестициях. Дескать, санкции поставят под удар около 12 млрд евро капиталовложений в энергетическую инфраструктуру ЕС, а также 3 млрд евро, инвестированных в развитие газотранспортной инфраструктуры в Германии. В немецких СМИ называется и цифра 4,8 млрд евро, которые якобы европейские потребители могли сэкономить в 2021 году, если бы «Северный поток-2» заработал.

Во-первых, эти цифры, если им поверить, выглядят мизерными на фоне 18,3 трлн долл. ВВП Евросоюза. Во-вторых, европейские инвесторы должны были бы осознавать свои риски, поддерживая российский проект, который не имеет консенсуса в ЕС, а наоборот, вызывает сопротивление со стороны как минимум десяти стран-членов и неодобрение в Европарламенте. В-третьих, потери европейских компаний — партнеров «Газпрома» минимальны, ведь они дистанцировались от серьезных затрат еще на раннем этапе, когда в США в 2017 году только завели речь о возможности санкций и прозвучала критика в адрес проекта в Европарламенте. Все риски проекта и затраты несет «Газпром» — компания из страны вне границ Европы, проводящая подрывную деятельность против ЕС изнутри Европейского Союза и подозреваемая американской властью и европейскими СМИ в спонсорстве терроризма.

Санкционный удар США по «Северному потоку-2» на самом деле не направлен против Германии как таковой и тем более против ЕС. Он не является «нападением на европейскую экономику», как это подает Герхард Шрёдер, или станет концом «Энергетического Запада», по словам некоторых немецких экспертов. Очевидно, что Шрёдер делает это по инструкциям Москвы и, вероятно, вдохновившись нацистским гением пропаганды рейхсминистром Йозефом Геббельсом: чем больше ложь, тем легче в нее поверят.

Действия США — это попытки не допустить расширения ресурсно-финансового потенциала коррупциогенной российской активности в Европе. Кстати, инициатива санкций идет не из Белого дома, а из Конгресса, и это должны были бы принять во внимание и в Берлине, и в Брюсселе. Можно предположить, что у США есть небезосновательные подозрения в отношении дислоцированных в Швейцарии компаний — операторов путинских потоков, которые вместе с другими аффилированными с «Газпромом» фирмами под швейцарской крышей являются ключевыми звеньями движения средств в сложном многозвеневом механизме тайного финансирования подрывной деятельности и террористической активности путинского режима не только в Европе.

Чтобы представить себе масштаб этого механизма, достаточно принять во внимание, что корпоративная семья только одной отдельно взятой швейцарской «дочки» Gazprom Schweitz, существующей с 1999 года, насчитывает 1883 компании и отделения. Суммарный «семейный» объем движения средств — 124,97 млрд долл. (данные 2018 года).

Чтобы убедиться, как Россия использует «Газпром» для материального обеспечения незаконных вооруженных формирований в соседней стране, достаточно принять во внимание снабжение газом по указанию Кремля террористических группировок «ДНР» и «ЛНР», созданных в оккупированных ею районах Донетчины и Луганщины в Украине. Часть выручки от реализации газа направляется на материально-техническое обеспечение российских проксиз, ведущих войну против Украины.

Война на Балтике?

Дефицита энергоресурсов на европейском рынке нет. Наоборот, наблюдается его профицит. И газ есть не только у России. Расширение рыночной ниши сжиженного природного газа дает дополнительные возможности диверсификации поставок. Однако в Берлине вцепились именно в российский газ. И это — индикатор того, что не газом единым питается новое российско-германское партнерство, которое исторически дорого обходилось Европе. В основе его все больше прослеживается иррациональный антиамериканизм, который десятилетиями холила советская, а после российская пропаганда.

Показательно, что Герхард Шрёдер во время дебатов 1 июля в комитете Бундестага по вопросам экономики и энергетики довольно красноречиво подверг сомнению планы создания «суперструктуры СПГ-терминалов». Это вызывает как минимум удивление. Ведь чем больше предложение газа из разных источников на рынке, тем он дешевле для европейцев. Из высказывания Шредера становится понятно, что дополнительное предложение газа — в виде сжиженного — на рынке ЕС не нужно, независимо от того, американский он или какой-либо другой. Ведь без терминалов-регазификаторов из СПГ невозможно оперировать. Таким образом, бывший немецкий канцлер отрабатывает задачу его кремлевского куратора — обеспечить сохранение статус-кво российских трубопроводных поставок, нарастить их через «Северный поток-2» и отсечь чужой американский газ от рынка ЕС. И здесь экстерриториальные санкции США используются как повод для выполнения поставленных задач.

Очевидно, США не намерены отступать. Очевидно, что санкции будут введены. И если это не остановит «Газпром», Кремль и его сети влияния в Берлине и Брюсселе, то со стороны США признание России страной — спонсором терроризма не заставит долго себя ждать. Уже сейчас в Сенате США появился первый законопроект авторства Роберта Менендеса о санкциях в отношении президента РФ, министра обороны и других официальных лиц, причастных к вознаграждению талибов за уничтожение американских военнослужащих. Спикер Палаты представителей Конгресса Нэнси Пелоси призвала ввести санкции безотлагательно. Германия, поддерживая путинский проект, может оказаться в очень некомфортном положении страны, солидаризирующейся со спонсором терроризма.

А у Вашингтона появится основание задействовать ultima ratio (последний аргумент) и установить зону A2/AD в западном секторе Балтики на юг от Борнгольма, чтобы положить конец путинскому потоку. Холодная Балтика может стать горячей, если Европа окажется неспособной укротить организованную транснациональную группировку «Путинский поток-2», которая фактически пытается руководить и федеральным правительством, и Еврокомиссией. Независимо от того, достроят «Северный поток-2» или нет, миссию раскола трансатлантического сообщества и Евросоюза этот проект выполняет.

Что касается Украины, то внешнеполитическому ведомству и СНБО Украины следовало бы предоставить Государственному департаменту США и Конгрессу материалы о поддержке Россией деятельности террористических группировок «ДНР» и «ЛНР». А также полную информацию о терроре, который осуществляет Россия на оккупированной территории Крыма против крымскотатарского народа и граждан Украины. «Нафтогазу Украины» следовало бы активизировать исковую деятельность против «Газпрома». Как показывает собственный опыт «Нафтогаза» и недавний польский пример, оно того стоит. Для Украины уничтожение «Северного потока-2» остается приоритетным ответом на российскую агрессию.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК