Приказано — мириться

29 марта, 2013, 21:20 Распечатать Выпуск №12, 29 марта-5 апреля

Лидер турецких курдов призвал  прекратить вооруженный конфликт

Тридцать лет турки и курды ведут бескомпромиссную войну. За годы вооруженного противостояния погибло около 40 тыс. человек — курдов и турков, партизан и солдат, женщин и детей. Хотя турецкое общество устало от кровопролитного турецко-курдского конфликта и хотело бы скорейшего прекращения боевых действий, но все попытки решить курдскую проблему до недавнего времени не приносили результатов. Десятилетиями Анкара делала ставку на армию, жандармерию и спецслужбы, намереваясь силой прекратить конфликт. Рабочая партия Курдистана также видела в автомате и бомбе средство добиться реализации своих национальных прав. 

Призрачный шанс урегулировать конфликт появился в последние месяцы. 

21 марта, в день празднования Нового года — Навруза, лидер турецких курдов Абдулла Оджалан призвал к мирному решению курдской проблемы. "В присутствии миллионов свидетелей я говорю вам <...>: давайте начнем заново. Скажем "нет" — оружию и "да" — политике <...> Начинается новая эра. Эра политики", — говорится в заявлении Оджалана, зачитанного представителями прокурдской Партии демократии и мира перед многотысячной толпой  сторонников РПК в Диярбакыре.

Апо (партийный псевдоним Оджалана) предложил курдам "дорожную карту", включающую в себя три этапа. На первом, начинающемся с 21 марта, РПК должна пойти на перемирие и приостановить вооруженные столкновения. На втором — партизанские отряды леворадикальной Рабочей партии Курдистана должны покинуть территорию Турции. На третьем — партизаны должны закрыть лагеря беженцев на территории Ирака, а отказавшиеся от вооруженной борьбы смогут вернуться в Турцию и интегрироваться в турецкое общество. Ожидается, что ключевой пункт — вывод курдских отрядов с территории Турции в северный Ирак — может быть выполнен до конца 2013 г. 

Как сообщают турецкие газеты, в обмен на это власти готовы предоставить курдскому меньшинству более широкие политические права, освободить активистов, отправленных в тюрьму по обвинению в связях с РПК, а также закрепить в новой конституции страны принцип идентичности курдской нации, отказавшись от 66-й статьи Основного закона.

Эти договоренности стали результатом многомесячных переговоров между Абдуллой Оджаланом, находящимся в заключении на острове Имралы в Мраморном море, и представителями турецких властей. Основную роль в переговорах сыграл турецкий премьер Реджеп Эрдоган, для которого урегулирование курдской проблемы стало одним из ключевых направлений внутренней политики, прогресс в котором сулил ему прямой политический выигрыш. 

В случае успеха переговоров с РПК и реализации достигнутых договоренностей, внутри страны станет куда безопаснее. Очевидно, что премьер-министр принимал в расчет и другие соображения. В преддверие конституционной реформы, предусматривающей превращение Турции в президентскую республику, решение курдской проблемы добавит голоса Эрдогану на традиционно оппозиционном юго-востоке страны и обеспечит поддержку остального населения на президентских выборах 2014 г. 

Кроме того, урегулирование конфликта считают крайне важным в Европейском Союзе, членом которого Турция стремится стать уже не одно десятилетие. Но как показала тридцатилетняя история турецко-курдского вооруженного противостояния, эта проблема не имеет иного решения, кроме как расширения национальных прав курдов. 

Хотя Анкара многие годы вкладывала в экономику юго-востока страны миллиарды долларов, намереваясь поднять уровень жизни населения, эти меры, равно как и контртеррористические операции, не были эффективными. В регионе все также оставался высокий уровень поддержки РПК местным населением, а партизаны продолжали активно нападать на подразделения турецкой армии и жандармерии, отряды "сельских стражников". 

Причина подобной поддержки курдов этой леворадикальной организации кроется не только в том, что "апочисты", не допуская политической конкуренции, жестко контролируют курдскую общину в Турции и в диаспоре. Главное — РПК требовала признания со стороны Анкары национальной идентичности курдов и выступала за создание автономии на юго-востоке страны, чего хотят многие турецкие курды, перед глазами которых пример иракского Курдистана. 

Долгие годы турецкий истеблишмент не был готов пойти на уступки в языковом вопросе курдам, составляющим 20% населения Турции: турецкие консерваторы-националисты рассматривали курдов как "одичавших горных турков". (Точно так же они не признают и крымских татар, считая их "крымскими турками"). С приходом к власти Реджепа Эрдогана и его Партии справедливости и развития тактика Анкары в отношении РПК, в частности, и курдов в целом стала претерпевать изменения. 

Хотя армия и далее продолжает боевые действия против партизанских отрядов РПК, а спецслужбы всеми силами пытаются ограничить влияние этой организации, правящая Партия справедливости и развития постаралась в своей политике опереться в регионе не на кланы, а на курдское сообщество в целом. В юго-восточных провинциях было отменено чрезвычайное положение, существовавшее около тридцати лет. Правительство пошло на некоторые уступки в национальном вопросе: курдам разрешили использовать их язык в судах, позволили частные курсы курдского языка, власти создали даже государственный курдский телеканал. Как отмечает турецкий аналитик Эмре Услу, "государство больше не считает предоставление демократических прав опасностью для своего национального единства".

И все же турецким властям не удавалось нейтрализовать РПК. Очевидно, что это и невозможно без участия Абдуллы Оджалана и принятия совместного плана урегулирования конфликта: хотя для многих турков лидер РПК и есть враг номер один, но Апо пользуется непререкаемым авторитетом в курдском обществе. 

Несмотря на то, что он уже 14 лет находится на острове Имралы, он все так же контролирует и свою партию, и курдское движение: пока никто не может оспаривать его лидерство. В том числе и лидеры курдской "Хизбаллы". Те же, кто попытался это сделать в рядах РПК, погибли в результате внутренних чисток. В турецкой прессе не раз появлялась информация о том, что Оджалан отдавал приказы о ликвидации полевых командиров по мере того, как те приобретали авторитет и влияние в РПК, и, следовательно, могли оспорить его лидерство. Так что Эрдоган вынужден договариваться с Оджаланом. Так в свое время израильтяне были вынуждены вести переговоры с ненавистным им лидером ООП Ясиром Арафатом.

Нынче многое будет зависеть от желания самого Абдуллы Оджалана. Вернее от того, какие условия сумеет он выторговать для себя лично: одно дело — находиться в тюрьме на острове Имралы и совсем другое — под домашним арестом на материковой части Турции. 

Но у мирного урегулирования курдской проблемы хватает противников. Притом как внутри Турции, так и за ее пределами. Что, конечно же, заставляет с осторожностью оценивать перспективы достигнутых договоренностей между лидером РПК и турецким правительством.

В Турции, например, всевозможные влиятельные праворадикальные партии — против того, чтобы власти делали уступки курдам, признавая за ними права национального меньшинства. Праворадикалы полагают, что принцип "все турецкие граждане — турки"  и далее должен оставаться краеугольным камнем внутренней политики любого правительства Турецкой республики. 

Также не совсем понятно, какую позицию в урегулировании конфликта займут влиятельные полевые командиры партизан и члены высшего руководства РПК. Прежде всего, сторонники жесткого курса — Мустафа Карасу, Джемиль Байык и Дуран Калкан, входящие в "группу анкарцев". Но пока харизматичный Абдулла Оджалан сохраняет свое лидерство в курдском национальном движении, второй человек в РПК Мурат Карайылан вынужден проводить курс Апо. Нравится это командиру военного крыла РПК или нет. (Впрочем, "пряником" для непримиримых из РПК может стать амнистия высшего руководства этой партии.) 

Наконец, не заинтересованы в мирном урегулировании конфликта Сирия и Иран. Для Дамаска и Тегерана РПК была той силой, с помощью которой можно дестабилизировать ситуацию в Турции и усиливать свое влияние в регионе. В турецкой прессе уже появлялась информация о тесных связях Байыка и Карайылана с Ираном и высказывались предположения, что Тегеран использует свое влияние на них и других сторонников жесткой линии в РПК, дабы активизировать террористическую деятельность в стране. 

В условиях непрекращающейся гражданской войны в Сирии, в ситуации, когда Анкара всеми средствами поддерживает вооруженную сирийскую оппозицию, урегулирование турецко-курдского конфликта не в интересах и сирийца Башара Асада. А Дамаск имеет давние контакты с РПК: Оджалан до 1999 г. проживал в Сирии, пользуясь покровительством сирийских спецслужб. Правда, сегодня руководство РПК напрочь опровергает информацию о том, что организация и по сей день сотрудничает с режимом Асада.

В ситуации, когда затронуты интересы столь многих игроков, договоренности турецкого руководства с лидерами РПК о перемирии выглядят очень хрупкими. При этом ни курды не доверяют туркам, ни Анкара — руководству РПК: в прошлом уже не раз вооруженные столкновения турецкой армии и курдских повстанцев срывали перемирие. Однако история мировых конфликтов XXI столетия показывает, что только через переговоры и взаимные уступки можно решить кровопролитные конфликты. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно