Последний шанс Терезы Мэй?

15 марта, 18:19 Распечатать Выпуск №10, 16 марта-22 марта

Британские политики не могут прийти к согласию по Брекзиту.

Последняя неделя стала, пожалуй, самой насыщенной в истории Брекзита. 

Тереза Мэй решила снова вынести на рассмотрение депутатов свой план выхода, основанный на подписанном в ноябре прошлого года соглашении с ЕС. Но ряд членов кабинета и влиятельных депутатов-консерваторов поставили премьеру условие: новое голосование будет возможно, если удастся добиться от ЕС существенных уступок. Поэтому подготовка к битве в парламенте началась для Мэй с телефонных переговоров с руководителями Евросоюза и незапланированного визита в Страсбург 11 марта. 

Переговоры британский премьер постаралась представить не просто успешными — прорывными. И сама Мэй, и ее пресс-служба говорили о "юридически обязывающих" изменениях, касающихся защитного механизма по обеспечению прозрачной границы между Северной Ирландией и соседней Ирландией. 

Ирландский вопрос остается самым острым во всем соглашении Великобритании с ЕС. Поэтому такие уступки столь ценны для Мэй. Правда, уже во время совместной пресс-конференции Мэй и главы Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера стало ясно, что речь идет не о пересмотре условий, а лишь о дополнительных гарантиях со стороны ЕС. Евросоюз подтвердил, что приложит все усилия для поиска нового механизма для ирландской границы, который устроит обе стороны. Кроме того, в подписанном документе подчеркнут временный характер защитного механизма (вероятность его сохранения на неопределенный срок — пока компромисс по границе не будет достигнут — остается одним из главных аргументов противников плана Мэй). 

Главным результатом страсбургской встречи Мэй стала готовность Брюсселя идти навстречу Лондону. Речь не идет о пересмотре соглашения — об этом в последние дни однозначно заявляли и президент ЕС Дональд Туск, и главный переговорщик Евросоюза по Брекзиту Мишель Барнье, и даже французский президент Эмманюэль Макрон. Но Брюссель готов искать более удобные пути имплементации соглашения, и даже дать отсрочку в реализации отдельных его положений. 

Вот только такой успех Мэй не впечатлил британских парламентариев. Во вторник, когда на голосование был вынесен план премьера по выходу Великобритании из ЕС, парламент снова, как и в январе, провалил его. Поражение премьера вновь оказалось разгромным: против плана проголосовал 391 депутат, поддержали его лишь 242. Да, результат для премьера оказался лучше, чем январский: на этот раз разница не в ее пользу составила 149 голосов, а не 230, да и со стороны своей партии премьер Мэй получила большую поддержку. Но речь не идет о положительной тенденции — премьеру не удалось привлечь новых сторонников. Просто часть парламентариев всерьез испугались последствий выхода без соглашения — экономических, социальных, политических.

Причины, по которым голосование было для британского премьера провальным, серьезны, и они не исчезнут в ближайшие дни. 

Прежде всего, остается нерешенным ирландский вопрос. И депутаты, и простые британцы не очень верят, что обещанное соглашение по границы будет достигнуто быстро и окажется эффективным. И это не удивительно: у них перед глазами удручающий пример двух с половиной лет переговоров по Брекзиту. Значит, проблемы Ольстера, неразрывно связанные с Брекзитом, — разрыв экономических связей, массовая безработица, препятствие трансграничным контактам, снижение международного участия в процессе примирения в регионе, — могут остаться нерешенными еще очень долго. 

Британское правительство предлагает весьма сомнительное решение проблемы: в случае выхода без соглашения оставить режим границы без изменений, сохранив, в том числе, и отсутствие таможенного контроля. Но для Британии такой вариант будет означать де-факто сохранение таможенного союза с ЕС, что противоречит самой логике Брекзита, а значит — воле избирателей, да и мнению сторонников жесткого сценария выхода. А для ЕС такая граница — потенциальная черная дыра, через которую на рынок объединения могут попадать не только британские товары, но и товары третьих стран. С этим Брюссель не смирится. 

Даже Ирландия, чьи потери от появления на острове таможенной границы оцениваются в несколько миллиардов евро, согласна с недопустимостью подобного "серого" режима границы. Ирландский премьер Лео Варадкар уверен, что предложенный британским правительством выход из ситуации не просуществует и несколько недель.

Единственный союзник консерваторов в нынешнем парламенте, североирландская Демократическая юнионистская партия, однозначно оценила новый документ негативно: по мнению лидера партии Арлин Фостер, достаточных гарантий сохранения контроля над ситуацией в регионе в руках Лондона нет. Но соглашение не устраивает и оппонентов юнионистов: республиканцы, сторонники более тесных связей с Ирландией, также считают, что соглашение по-прежнему не обеспечивает прозрачную границу, и возникновение на ней пограничных и таможенных барьеров более чем вероятно. Масла в огонь подлил генпрокурор Джеффри Кокс, заявивший накануне голосования, что не видит в имеющихся документах юридических гарантий временного характера защитного механизма по границе. 

Остаются сильными позиции евроскептиков в Консервативной партии, во главе которых — ряд влиятельных политиков, таких как бывшие министры Борис Джонсон и Джейкоб Рис-Могг. Последовательные сторонники жесткого Брекзита предпочтут выход без соглашения мягкому варианту развода с ЕС. Для них сохранение в любом виде таможенного союза, общего рынка и единого правового пространства остается крайне нежелательным сценарием, а план премьера содержит чрезмерные уступки Брюсселю, сохраняющие власть чиновников Евросоюза над Британией на неопределенный срок. На таких позициях стоят почти все из 75 консерваторов, голосовавшие против плана Мэй. 

Но и сторонники европейской интеграции также недовольны планом премьера. Лейбористы, шотландские националисты, либеральные демократы голосовали против плана, поскольку их не устраивает отсутствие гарантий скорого соглашения о таможенном союзе с ЕС, а также о тесном экономическом сотрудничестве с объединением. По мнению лидера лейбористов Джереми Корбина, Мэй с самого начала выбрала ошибочную стратегию ведения переговоров с ЕС — уделяла внимание лишь тому, как разорвать имеющиеся связи, вместо того чтобы максимально сохранить их. Для этого фланга британского парламента неприемлем не только план премьера, но и ее политика. Здесь предпочтут проведение нового референдума и выходу без соглашения, и жесткому варианту Брекзита. 

Проблемы Мэй не закончились с провалом ее плана. В среду депутаты голосовали по вопросу о самой возможности выхода без соглашения. С небольшим перевесом голосов был одобрен запрет подобного шага. Фактически депутаты до предела ограничили свободу маневра правительства. Ведь мало просто принять решение о запрете выхода без соглашения — такой вариант априори предполагает наличие хоть какого-то соглашения, а времени до 29 марта осталось совсем немного. Значит, в оставшиеся до выхода пару недель кабинету Мэй необходимо или добиться поддержки парламента для имеющегося соглашения (что маловероятно, ведь план премьера не станет лучше к третьему голосованию), или заключить новое соглашение с ЕС (что еще менее вероятно, поскольку все официальные лица ЕС и лидеры ведущих стран объединения продолжают настаивать: соглашение уже подписано, и менять его Евросоюз не будет ни при каких условиях). 

Малым утешением для Мэй может послужить то, что голосование в среду продемонстрировало слабость твердолобых евроскептиков. Они ожидаемо выступили за сохранение возможности выхода без соглашения — и на этот раз оказались в стане побежденных. Следовательно, Джонсону и его сторонникам придется смириться с мягким вариантом Брекзита, который согласован с ЕС и против которого они выступали категорически и последовательно. Теоретически, поражение во второй день голосований может подтолкнуть этих депутатов к союзу с Мэй. Вот только видные фигуры евроскептиков — еще и соперники Мэй в борьбе за лидерство в партии, и урегулировать все противоречия с ними у Мэй быстро не получится, а времени, чтобы договориться, осталось очень мало.

В сложившейся ситуации остался единственный реальный путь и для премьера, и для Великобритании — получить отсрочку выхода и употребить ее на то, чтобы сколотить жизнеспособное большинство в парламенте и принять окончательный план (который все равно будет основан на том же ноябрьском соглашении с Евросоюзом). Именно за это голосовали британские депутаты в минувший четверг. 

Отсрочка нужна была не для продолжения переговоров с Брюсселем — такой вариант Европейским Союзом не рассматривается. Дополнительное время необходимо, чтобы найти единую платформу для получения поддержки большинства в парламенте. Согласие на продление срока выхода из объединения может быть получено уже по результатам саммита ЕС, который пройдет 21 марта. Но предвосхищая просьбу британских партнеров, лидеры ЕС четко определили: отсрочка может быть предоставлена, но только если британцы четко объяснят, для какой цели она нужна, и покажут, что по истечении дополнительного срока согласований они действительно могут прийти к соглашению между собой. 

То, что в британском парламенте верно понимают расклад, доказал провал "компромисса Мальтхауза", отвергнутого депутатами еще накануне. План, предложенный консерватором Китом Мальтхаузом, должен был объединить евроскептиков и евроэнтузиастов в Консервативной партии. План предполагал отсрочку до конца мая для того, чтобы подготовить британских резидентов к новой тарифной политике (к примеру, ко вводу таможенных тарифов в отношении сельскохозяйственной продукции из стран ЕС), но при этом допускал выход из Евросоюза без какого-либо согласованного документа. Очевидно, что план не отвечает ни позиции Евросоюза, ни решению британского парламента о невозможности выхода без соглашения. 

Просьба об отсрочке имеет шансы на успех в ЕС если Лондон предоставит четкий план действий, пользующийся поддержкой большинства в парламенте. Индикативное голосование с целью выявить сценарий, пользующийся наибольшей поддержкой депутатов, — нужный шаг в верном направлении. Как бы Мэй не хотелось и далее единолично руководить процессом Брекзита, сегодня очевидно, что без широкого участия всего парламента — и правящей партии, и оппозиции — в оставшееся время решить острейшую проблему не удастся. 

Тереза Мэй останется премьер-министром. Прежде всего потому, что никто другой сегодня не торопится брать на себя ответственность за страну. Но успех ее правительства, "правительства Брекзита", ныне зависит от достижения широкого компромисса, от появления плана выхода, коллективным автором которого станет большая часть депутатского корпуса, большая часть политического класса страны. Плана, в который поверят и британцы, и партнеры в ЕС.  

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №19, 25 мая-31 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно