Последний бой?

4 октября, 19:28 Распечатать Выпуск №37, 5 октября-11 октября

Брекзит вышел на финишную прямую. Во второй раз.

Борис Джонсон наконец представил собственный план выхода Великобритании из Евросоюза, спустя два с половиной месяца после победы в борьбе за пост премьера и за месяц до дня, когда страна должна покинуть ЕС. 

Хотя говорят, что нельзя дважды войти в одну и ту же воду, Лондону удивительным образом удалось провернуть такой трюк: выход из Европейского Союза должен был состояться еще в марте 2019 г., но в итоге Британия получила отсрочку до 31 октября. Пожалуй, главная интрига сегодняшнего дня — станет ли эта дата окончательной. 

План Джонсона обращается к наиболее проблемному вопросу Брекзита — вопросу об ирландской границе. Статус и режим границы между британской Северной Ирландией и Ирландией (после выхода из ЕС эта граница должна стать сухопутной границей Великобритании с Евросоюзом) остаются непреодолимым препятствием для всех британских кабинетов, занятых Брекзитом: слишком много противоречивых интересов переплелись в Ольстере, и слишком велика вероятность дестабилизации в регионе, который многие десятилетия оставался самым неспокойным в Британии. Частью соглашения о выходе из ЕС, которое Тереза Мэй достигла с Евросоюзом, было обязательство сохранить прозрачность границы, отсутствие таможенных барьеров и свободу перемещения для граждан обеих стран. 

Но такое решение имеет куда больше противников, чем сторонников. Без выхода из таможенного союза с ЕС реализовать Брекзит затруднительно, и для сторонников разрыва с Евросоюзом сохранение единого таможенного пространства фактически означает, что Британия останется под властью Брюсселя. С другой стороны, оставить в таможенном союзе с континентом лишь Северную Ирландию означало фактическую утрату суверенитета Лондона над регионом: ведь тогда неминуемо возникала таможенная граница между Ольстером и остальной Британией. Такой сценарий не принимала и сама Мэй: она рассчитывала достичь компромисса и с ЕС, и с оппонентами в британском парламенте и добиться более мягкого варианта таможенного регулирования для Северной Ирландии, который не поставит под сомнение власть Лондона в регионе.

Несмотря на то, что Джонсон в политике Брекзита выступает едва ли не антиподом Мэй, решить ирландский вопрос он пытается похожим способом: предложив компромисс между максимально мягким режимом государственной границы и гарантиями суверенитета Лондона над регионом. Отличным является подход Джонсона к достижению подобного компромисса. В плане британского премьера политический контроль Британии над границей не ставится под сомнение. Наоборот, Джонсон провозглашает безусловный выход Северной Ирландии из таможенного союза с ЕС вместе со всей Великобританией. Одновременно он предлагает сохранить свободу перемещения товаров между Ирландией и Ольстером — в рамках Общего рынка ЕС. 

Смягчение негативного эффекта восстановления таможенных барьеров на границе для бизнеса британский премьер намеревается достичь за счет технических средств. Таможенное оформление товаров должно происходить удаленно, непосредственно на предприятиях, с широким использованием онлайн-услуг; контроль на границе должен осуществляться дистанционно, без физического досмотра грузов (чтобы избежать очередей на границе и задержек в поставках, немалая часть которых приходится на перевозки сырья и полуфабрикатов внутри компаний, имеющих производственные и логистические мощности по обе стороны границы). 

Экономический эффект плана пока неясен. Предварительные оценки потерь бизнеса лишь от восстановления таможенного контроля на границе (без ввода таможенных пошлин) сейчас колеблются в районе в 1–1,5 млрд евро, и экспертам предстоит пересчитать эту цифру с учетом предложений Джонсона. А вот про политические риски нового плана можно говорить уже сегодня. Главная проблема состоит в том, что Джонсон стремится обеспечить решение проблемы за счет партнеров, предлагая не столько компромисс, сколько уступки со стороны Европейского Союза. Ведь Брюсселю фактически предлагается принять исключительный характер ирландской границы, которая не будет соответствовать европейскому законодательству и угрожает превратиться в неконтролируемую дыру в таможенном барьере Евросоюза. Ведь частью предложений Джонсона является взаимный отказ сторон от любых досмотров грузов на границе. По сути, это означает утрату контроля со стороны Евросоюза над частью своей внешней границы.

Поэтому у плана Джонсона практически нет шансов быть одобренным Европейским Союзом. Хотя глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер не стал открыто критиковать план Джонсона, ограничившись лишь упоминанием о том, что в плане остаются "проблемные моменты", негативных сигналов хватает. Главный переговорщик ЕС по Брекзиту Мишель Барнье уже назвал предложение Джонсона "ловушкой" для ЕС, а ирландский премьер-министр Лео Варадкар высказал сомнение, что новый план отвечает целям ирландских статей соглашения о Брекзите и способен защитить мирное соглашение 1998 г. для Северной Ирландии и трансграничные социально-экономические связи. Негативную оценку план Джонсона получил и от представителя Европарламента по Брекзиту Ги Верхофстадта, который счел, что план не способен защитить интересы ирландцев по обе стороны границы.

Джонсон не мог не предвидеть единодушного неприятия своих инициатив в Европе. И это заставляет задуматься об истинных мотивах британского премьера, заставивших его выступить с планом именно сейчас.

Принципиальная позиция Джонсона в вопросе о Брекзите — необходимость завершить процесс 31 октября независимо от того, удастся достичь соглашения с Евросоюзом или нет. В отличие от Мэй, Джонсон не только допускает выход из Евросоюза без соглашения, но и не считает такой сценарий худшим из возможных. Поскольку его приоритетом является собственно разрыв с ЕС (во исполнение воли избирателя и для защиты британской демократии, как любит повторять премьер), Джонсон готов принять все потенциальные негативные последствия выхода без соглашения как приемлемые.

Именно эта его решимость и сделала возможными предпринятые парламентом шаги, направленные на ограничение власти премьера в формировании и осуществлении политики Брекзита. В начале сентября Джонсон не просто проиграл оппонентам сражение за право определить параметры соглашения с ЕС. Он фактически проиграл войну за контроль над Брекзитом. Закон о выходе из ЕС, принятый парламентом 9 сентября, накладывает на премьера принципиальные ограничения. Если план премьера не будет одобрен парламентом до 19 октября, он обязан просить у ЕС новую отсрочку (закон установил следующий, третий по счету, срок выхода 31 января 2020 г.) и, безусловно, принять ее, если Брюссель согласится. Такое требование прямо противоречит позиции премьера, который категорически выступает против новой отсрочки и дальнейшего затягивания с выходом из Евросоюза. 

Можно было бы предположить, что своим планом Джонсон, прежде всего, стремится "задобрить" парламент и получить его одобрение до установленного законом срока. В таком случае премьеру удалось бы вернуть себе контроль над процессом выхода. Как раз для этой цели предложенный в плане "компромисс" мог бы подойти: большинство консерваторов и партия Брекзита удовлетворятся разрывом с таможенным союзом, лейбористы и остальная оппозиция положительно примут сохранение прозрачной границы, а для североирландских юнионистов важным будет сохранение политической власти Лондона в регионе. 

Однако рассчитывать на сговорчивость парламента сегодня Джонсону вряд ли приходится: слишком острым оказался конфликт между ними после того, как по представлению премьера королева приостановила работу парламента на период с 10 сентября до 14 октября. Джонсон, очевидно, хотел избавиться от надзора со стороны парламентариев и самостоятельно довести Брекзит до завершения. Но депутаты не смирились с ситуацией и в итоге добились судебного решения о незаконности решения премьера. 25 сентября парламент вернулся к работе. И судя по накаленной атмосфере последнего правительственного дня, оппозиция полна решимости не дать премьеру никаких шансов для реванша.

Шанс нанести удар по Джонсону представится оппозиции уже в ближайшие дни. 14 октября с традиционным посланием к парламенту обратится королева. В ее речи правительство (которое и является фактическим автором выступления) представляет свой план законодательной деятельности на будущее, а утверждение речи королевы депутатами становится своеобразным вотумом доверия правительству. Хотя парламент очень редко голосует по этому вопросу "против" (в последний раз такое случилось в 1924 г.), у Джонсона есть все шансы столкнуться с таким исходом. В таком случае от премьера будут требовать уйти в отставку. Джонсон должен парировать реальную угрозу, и план, очевидно, рассматривается им как способ раздробить оппозицию и сделать отрицательный результат голосования маловероятным. 

Существует и еще одна цель представления плана именно сейчас. 17 октября начнется саммит ЕС, который должен рассмотреть окончательные параметры соглашения по Брекзиту и условий его реализации. Очевидно, что саммит должен отреагировать на план Джонсона, и не менее очевидно, что он этот план отвергнет. Однако в оставшееся до саммита время невозможно провести глубокое и предметное обсуждение предложений британского правительства, особенно в технической их части. Следовательно, у ЕС будет несколько вариантов действий, каждый из которых выгоден Джонсону. 

Возможно, саммит отвергнет план по политическим мотивам и останется на позициях предыдущего соглашения, достигнутого почти год назад с правительством Мэй. Эта позиция рациональна с точки зрения интересов ЕС, но в Британии она будет воспринята как нежелание вести конструктивный диалог и попытка давления со стороны Брюсселя. В таком случае Джонсону удастся консолидировать большую часть консерваторов и ликвидировать угрозу вотума недоверия. Но есть вероятность, что саммит не захочет отвергать план полностью и решит принять некоторые его идеи за основу для дальнейших переговоров. Тогда Джонсон может рассчитывать на то, что Евросоюз сам предложит новую отсрочку, и премьеру не придется слишком явно отступать от своей изначальной позиции. Ведь он и формально выполнит требования закона, и не растеряет сторонников. 

Однако главной причиной появления плана именно сейчас является подготовка премьера к внеочередным выборам. Позиции консерваторов сейчас слабы, у Джонсона нет большинства в парламенте и контроля над Брекзитом. Более того, велик риск его вынужденной отставки или прихода к власти оппозиции. В такой ситуации добиться перевыборов — единственный шанс восстановить власть и вернуть контроль над процессом выхода из Евросоюза. Джонсон готовит предвыборную платформу, которая должна консолидировать вокруг него не только традиционных сторонников, поддерживающих жесткий Брекзит, но и консерваторов (и избирателей вообще), выступающих за более мягкий сценарий выхода из Евросоюза. Не случайно новый план появился во время съезда консерваторов в Манчестере. План Джонсона по сути заменил собой программное выступление лидера партии и стал ядром будущего партийного манифеста, с которым Джонсон рассчитывает пойти на досрочные выборы. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно