Политический Миниатюрк

26 июня, 15:37 Распечатать Выпуск №25, 27 июня-5 июля

Чем закончились перевыборы мэра Стамбула, и что это означает для Турции.

© Ekrem İMAMOĞLU / Facebook

В самом центре Стамбула, на берегу Золотого Рога, расположился живописный парк миниатюр — излюбленное место отдыха туристов и жителей города. 

На территории площадью всего в несколько гектаров выставлены крошечные модели всех основных архитектурных объектов Турции, выполненные в масштабе 1:25. Фактически стамбульский Миниатюрк — это уменьшенная копия всего культурного многообразия Турции, собранного и в концентрированном виде представленного в одном месте. Идеальный вариант для тех, кто хочет познать всю страну, посетив лишь один город.

Стамбульские выборы мэра, по накалу страстей превзошедшие даже общенациональные и растянувшиеся во времени почти на три месяца, стали своеобразным политическим Миниатюрком Турции. Состав участников предвыборной гонки вполне можно считать миниатюрной версией политического ландшафта страны, а действия основных игроков — квинтэссенцией многих сложных процессов, происходящих в самых различных сферах жизни Турции.

Но обо всем по порядку.

23 июня жители Стамбула уже во второй раз отправились на избирательные участки — определить имя человека, который в следующие пять лет будет управлять 16-миллионным мегаполисом, представляющим пятую часть населения и треть национальной экономики Турции. Результаты "первого тура" голосования, прошедшего 31 марта, были аннулированы Высшей избирательной комиссией по требованию проигравшего кандидата от власти — экс-премьер-министра и ближайшего соратника президента Бинали Йылдырыма. Тогда ряд процедурных нарушений в участковых комиссиях и минимальный разрыв между лидерами гонки в 0,3% голосов позволили ЦИКу лишить оппозиционного кандидата Экрема Имамоглу победы и отозвать уже врученное ему удостоверение мэра. 

Эти же два кандидата стали основными претендентами на главное кресло Стамбула и в этот раз. Бинали Йылдырым — представитель блока Партии справедливости и развития (ПСР) и их многолетних партнеров по правящей коалиции — правой Партии националистического движения. Экрем Имамоглу — победитель мартовских выборов, технически выдвинут единым кандидатом от кемалистской Республиканской народной партии (РНП) и правоцентристской Хорошей партии. Однако учитывая, что многие участники предвыборной гонки сняли свои кандидатуры в его пользу, в его лице Йылдырым фактически столкнулся с объединенной оппозицией всех либерально настроенных сил, по тем или иным причинам не приемлющих авторитарный стиль правления Эрдогана и консервативную политику ПСР.

Справедливости ради надо сказать, что фамилий в избирательных бюллетенях было гораздо больше. Кроме 17 самовыдвиженцев и уже упомянутых лидеров гонки, стоит отметить еще двух представителей политических сил, без которых картина политического ландшафта Турции была бы неполной: кандидата от крайне правой происламской партии Счастья и левого маргинала из партии Отечества, известной своей давней дружбой с дугинскими евразийцами и открыто призывающей признать Крым российским. Суммарный результат двух крайностей политического спектра Турции — менее 1%. И это — хороший знак для нас и признак стабильности турецкой политической системы. Несмотря на периодически зашкаливающую амплитуду колебаний, электоральный маятник прочно укрепился в центре, дав должную оценку и правым ультраконсерваторам, и левым радикалам.

Не менее красноречивыми стали и результаты фаворитов гонки. По предварительным результатам обработки 100% бюллетеней, оппозиционный кандидат Имамоглу набрал 54% голосов, опередив своего ближайшего конкурента от правящей партии почти на 10% и став абсолютным рекордсменом по уровню поддержки, которого когда-либо в истории достигали кандидаты в мэры этого города. 

При явке 84%, высокой даже для традиционно активного турецкого избирателя, Имамоглу сумел одержать убедительную победу в 27 из 39 районных муниципалитетов. По турецким законам, победитель выборов в мэры так называемого "большого Стамбула", то есть всего мегаполиса, определяется относительным большинством голосов всех жителей, проголосовавших на выборах. Учитывая неравномерное распределение населения в "городе двух континентов", победа в десятке крупнейших, светских районов Стамбула могла обеспечить благоприятный исход всех выборов. 

Вероятно поэтому 84% поддержки Имамоглу в Бешикташе, 82% в Кадыкёе и 74% в Шишли — основных "спорных" участках на выборах 31 марта — оказалось достаточно, чтобы в этот раз у власти не осталось ни сомнений в легитимности избиркомов, ни поводов для повторного пересчета голосов. Исход выборов был ясен буквально в течение 2 часов после закрытия избирательных участков в 17:00 по местному времени. Уже в 19:15, одновременно с решением ЦИК об отмене режима тишины, экс-премьер-министр Йылдырым выступил с официальным заявлением, в котором признал свое поражение и поздравил Имамоглу с победой.

В отличие от предсказуемо высокой явки и значительного перевеса голосов в светских муниципалитетах, неожиданностью для многих стала победа оппозиционного кандидата и в консервативных районах города, традиционно считавшихся форпостом правящей ПСР. Высокий уровень поддержки Имамоглу в абсолютном большинстве муниципалитетов вне зависимости от политических предпочтений избирателей показала до сих пор не задействованный потенциал протестного электората, в котором собственно сторонники кемалистов — лишь небольшая его часть. Курды, выступающие против политики власти на юго-востоке страны; бизнесмены, недовольные резким снижением темпов экономического роста; молодые семьи, оставшиеся за чертой бедности на фоне возрастающих показателей инфляции и безработицы, — собирательный образ не только электората Имамоглу в Стамбуле, но и избирателей Эрдогана, которым в 2023 году предстоит решить на общенациональных выборах дальнейшую судьбу страны и его собственное будущее.

Пока же ЦИК обрабатывает бюллетени с мокрыми печатями, двукратный победитель выборов Имамоглу собирается в очередной раз занять кресло мэра Стамбула. Интересно отметить, что несмотря на недоверие власти, высказанное избирательным комиссиям три месяца назад, результаты мартовских выборов были оспорены только в части кандидатуры мэра "большого Стамбула". Результаты выборов депутатов городского и муниципальных советов, прошедшие одновременно с выборами мэра, не утратили своей юридической силы после скандального решения ЦИК об аннулировании итогов голосования. И это — серьезная проблема не только для Стамбула, но и для многих других городов Турции, где после победы на выборах "народно-республиканских" мэров работа местных органов власти оказалась практически парализованной из-за невозможности проведения каких-либо принципиально важных решений через горсоветы, где большинство по-прежнему принадлежит правящей коалиции, не способной или не желающей сотрудничать с оппозиционным мэром. За несколько недель в офисе Имамоглу постарался решить этот вопрос кардинально — инициировав прямую трансляцию из здания мэрии заседаний городского совета, вынудив тем самым каждого депутата голосовать и аргументировать свою позицию на глазах у миллионов граждан. На определенном этапе привлечение широкой общественности оказалось эффективным инструментом для продавливания необходимых решений. Однако в перспективе подобное "двоевластие" не обещает новоиспеченному мэру легкой жизни. 

Не стоит забывать, что Стамбул — не только эпицентр политической жизни, но и важный экономический центр. Согласно данным турецкого государственного Института статистики, за 2017 год ВВП Стамбула составило 166,6 млрд долл., т.е. более 30% всей экономики Турции. Для сравнения: по данным того же года, это больше, чем, например, ВВП Финляндии, Египта, Португалии, Греции или Катара. Доход на душу населения в Стамбуле составлял около 11,2 тыс. долл. при среднем показателе в 6,6 тыс. долл. в остальной части Турции. Кроме того, по данным ТПП Стамбула за прошедший год, первые 10 компаний в списке 500 крупнейших бизнесов Турции зарегистрированы именно в этом городе. Учитывая укоренившуюся традицию перечислять значительную часть доходов крупных корпораций в "благотворительных целях" на деятельность определенных (в т.ч. религиозных) фондов, часто играющих активную роль в политической жизни страны, смена мэра Стамбула может повлиять не только на решения тендерных комиссий по масштабным инфраструктурным проектам, но и на источники финансирования предвыборных кампаний для многих политических сил. 

Наконец, общенациональное значение этих местных выборов лежит и в политической плоскости. Очевидно, что для большинства международных наблюдателей главный вопрос, на который должны были дать ответ эти выборы, — не кто победит в Стамбуле, а победит ли демократия в Турции. Несмотря на попытки использования административного ресурса и возбуждение уголовных дел против некоторых лидеров оппозиции, сам факт того, что избиратели смогли отстоять свой выбор путем свободного волеизъявления доказывает, что демократические институты в Турции оказались более сильными, а гражданское общество — более зрелым, чем это предсказывали большинство экспертов. 

Авторитетное издание "Foreign policy" отмечает: вместо того, чтобы стать примером того, "как умирают демократии", Турция продемонстрировала, что "демократии не умирают так уж легко". Авторы материала отмечают, что "как правило, господство авторитаризма вызывает столь же сильную демократическую реакцию. И случай перевыборов в Стамбуле дает представление о том, как такие импульсы могут оказаться успешными против поляризующей и популистской авторитарной политики". По их мнению, именно возрастающие авторитарные тенденции во власти и возмущение общества политикой правящей ПСР заставили оппозицию порождать новых лидеров, искать новые дискурсы и разрабатывать новые методы мобилизации, благодаря которым уже в ближайшем времени могут произойти значительные перемены. Среди возможных вариантов в экспертном сообществе называются самые различные сценарии — от досрочных парламентских выборов до перестановок в действующем правительстве. 

Важным достижением этих стамбульских выборов следует считать и сохранение здоровой политической культуры, при которой все участники избирательного процесса признают его результаты, вне зависимости от политических последствий для себя и для силы, которую представляют. 

Тот факт, что еще до объявления официальных результатов провластный кандидат признал свое поражение, а его оппонент заявил о готовности сотрудничать с президентом "во благо всех стамбульцев", важен с точки зрения сохранения социального мира не только в Стамбуле, но и в Турции, во всем ее этническом, религиозном и политическом многообразии. "Радость победы не должна стать унижением проигравшего", — отметил в своей заключительной речи Имамоглу. И это — не только шаг к консолидации поляризованного общества, но и прямая дорога к сердцам избирателей, в этот раз отдавших свой голос за его оппонентов.

Однако, пожалуй, главной репликой трехмесячной стамбульской драмы стала совсем другая фраза Экрема Имамоглу. Политические партии, как и политические лидеры, — это не священные небожители, которых нужно боготворить, заявил он, обращаясь к миллионам граждан в ночь выборов. Политический лидер — будь то глава партии, мэр города или президент — не должен превратиться в кумира, и его интересы не могут стоять выше интересов народа. При всей своей очевидной банальности, в турецком контексте эта фраза означает куда более важные вещи, чем просто популистский лозунг. Впервые с 2002 года, когда началось восхождение Эрдогана и его партии к политическому олимпу, она прозвучала из уст человека, сумевшего (дважды и с увеличивающимся разрывом) победить "непобедимых". 

На данном этапе действующий президент и его политическая сила по-прежнему остаются главными претендентами на победу и в 2023 году, когда в стране состоятся следующие президентские и парламентские выборы. В условиях президентской республики с сильной вертикалью власти внутри страны и многочисленными угрозами безопасности на ее границах ни объединенная оппозиция, ни возможное возникновение новых фракций в правящей коалиции или даже в самой правящей партии не способны представить реальную альтернативу существующей системе управления государством, а значит — и нынешней политической элите. Однако уже сегодня очевидно, что поражение Бинали Йылдырыма в битве за Стамбул стало и первым ощутимым поражением президента Эрдогана, пока — в стамбульской миниатюре. Однако есть все шансы, что в 2023 году оно может обрести уже совсем другие, реальные масштабы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 20 июля-26 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно