Политическая осень: барометр международных отношений указывает на тепло

6 сентября, 20:25 Распечатать Выпуск №33, 7 сентября-13 сентября

Украине предстоит освоить дипломатическую тактику бега между каплями дождя.

© depositphotos / goldenshrimp

Современный геополитический треугольник ("Геометрия геополитики", ZN.UA № 1 от 13.01.2018) вновь пришел в движение. 

И в этот раз основной движущей силой стали не Северная Корея с Ираном, упомянутые в Стратегии национальной безопасности США как главные противники Белого дома, а стратегический союзник Вашингтона — Украина. Лишь на первый взгляд кажется, что приезд Джона Болтона, вроде бы связанный с возможностью "захода" китайцев на "Мотор-Січ", очередное обострение торговой войны США с КНР и прямые контакты президента Зеленского с Путиным — разрозненные события. На самом деле все это — звенья одной цепи, в которой оказались соединены интересы глобальных игроков, и часть этих интересов в данный момент пересекаются над Украиной. 

Вот как это выглядит, если внимательно присмотреться. Украина состоит в отношениях стратегического партнерства не только с США, но и с КНР, именно украинская кукуруза заменила на рынке Китая американскую (а это почти 5 млн тонн — сбылась мечта Никиты Хрущева). Трамп твердо намерен добиться "успеха" в урегулировании ситуации на Востоке Украины и таки пригласить хозяина Кремля на G-7 в следующем году в США (после выборов это будет уже не страшно), а Россия только на словах вроде как не возражает против расширения Нормандского формата за счет американцев. Китай стремительно наращивает торговлю с Украиной и, скорее всего, по итогам года станет нашим ведущим торговым партнером. Это, наверное, хорошо. А вот плохо — то, что в Поднебесной устали ждать (при всем легендарном китайском терпении), когда можно будет без оглядки на санкции приступить к масштабному освоению ресурсов Сибири. Дело в том, что хоть Китай и не является участником санкционного режима против России, государственные банки и компании КНР воздерживаются от кредитования и инвестиций в крупные российские проекты, опасаясь вторичных санкций со стороны США. Вспомните, как по аналогичному поводу переживали европейцы, когда Вашингтон ввел санкции против Ирана. Вторичные санкции — вещь серьезная.

На этом фоне все еще ищущая себя Европа устами Макрона признала, что эпоха доминирования Запада в глобальной политике подошла к концу, и что Франции (читай — Западу) нужно срочно налаживать отношения с Россией. Разумеется, тот, кто отслеживал ключевые тенденции мировой политики на протяжении последних лет, никакого откровения в словах Макрона не обнаружил, — и Германия, и Франция давно ждали удобного случая, чтобы активно приступить к "налаживанию" таких отношений. Начали с "Северного потока-2", подписания масштабных программ экономического сотрудничества в Санкт-Петербурге и бесед за бокалом "Шабли" или "Бордо" в тени платанов загородной резиденции президента Франции. Небывалая активность на "украинском фронте" с предложением срочно провести очередной саммит Нормандского формата (где, очевидно, состоится встреча президентов Украины и России) и даже наметившиеся подвижки по обмену пленными, — все это попытки как можно скорее решить проблему и открыть путь к масштабному сотрудничеству, пока американцы, которые не совсем в одной паре обуви с европейцами, не вмешались. 

Но в том-то и дело, что России за столом переговоров интересны не мы, и уж точно не европейцы — с ними вопрос более-менее ясен, а именно американцы. С высокой долей вероятности можно предположить, что в глазах Кремля Украина существует постольку, поскольку ее поддерживают США. В Москве не верят, что членство Украины в ЕС и НАТО, пусть хоть двадцать раз закрепленное в нашей Конституции, наступит в обозримой исторической перспективе. Зато с огромным опасением относятся к военной помощи со стороны США, рассматривают политику Вашингтона в глобальном масштабе как антироссийскую и считают, что даже окончательное решение конфликта на Востоке Украины не приведет к отмене американских санкций. Ведь санкции эти не только и не столько про ОРДЛО — там и акт Магнитского, и Скрипали, и Крым, и это не только Трамп, это еще и Конгресс. В Кремле не забыли многолетнюю эпопею с попыткой отмены поправки Джексона—Вэника и признают, что практически не имеют рычагов влияния на Конгресс. 

Вряд ли у Москвы есть долговременная стратегия именно "по Донбассу". Скорее, Путиным движет намерение "разменять" частичное урегулирование "украинского кризиса" (и других спорных ситуаций) на признание ключевой роли России в международных делах. Его советники не устают напоминать, как Россия была многократно проигнорирована во всех своих глобальных начинаниях, в том числе в построении "Европы от Лиссабона до Владивостока". Разве не удивительно было услышать эту пропахшую нафталином идею из уст президента Франции после их недавней встречи с Путиным? На самом деле это российская концепция, которая была в свое время отклонена, как и многие другие предложения по архитектуре европейской безопасности, вносимые "глубоко европейской" Москвой. Помнится, этим особенно активно занимался господин Медведев в период его временного пребывания на должности президента. Помните — проект Договора о европейской безопасности в декабре 2009 г., после вторжения и оккупации части Грузии? Отклонен.

В Европе считают, что если не говорить с Россией, то она "развернется в сторону Китая". Удивительно устаревшая точка зрения. Россия уже давно и пристально смотрит на Китай, активно обмениваясь с Поднебесной наградами, комплиментами, заверениями в вечной дружбе, трудовыми ресурсами и лесом в обмен на продовольствие. Москву не беспокоит переход "Мотор Сич" "под китайцев". Там понимают, что рано или поздно, но Пекин получит технологии производства двигателей. Так уже было с космической программой КНР, когда первые шаги осуществлялись при участии специалистов из бывшего СССР, а теперь китайцы самостоятельно сажают спутники на темную сторону Луны. Но вот что было бы совсем не лишним — это если бы вслед за Вашингтоном и Пекин заявил о желании присоединиться к "урегулированию в Донбассе". Тут и повод великолепный подвернулся — приезд Болтона и его легко прогнозируемая публичная критика в адрес Китая, обвиняемого США во многих грехах, в том числе в краже технологий, нечестной, даже грабительской практике экономической экспансии и, конечно же, в шпионаже со стороны Huawei. 

Поскольку Украине предстоит решить для себя, в какой степени Киев готов углублять отношения с КНР, важно отделить зерна от плевел. Прежде всего следует учесть, что Китай чуть ли не единственный дает кредиты тем странам, которые нуждаются в финансовых ресурсах, но не платежеспособны. Так, к примеру, в свое время был куплен порт Пирей — в разгар экономического кризиса в Греции. Действительно, часто в результате подобного кредитования на рынок государств-заемщиков заходят преимущественно китайские компании и завозятся китайские материалы и оборудование. Иногда такие государства не могут вернуть кредиты, и тогда объекты инвестирования или служившие залогом активы переходят в собственность китайских кредиторов. Так произошло в нескольких странах Азии и Африки. Но подобная практика выдумана не китайцами, в ней нет ничего необычного кроме того, что китайцы согласны возиться с бедными и неустойчивыми режимами, а западные кредиторы — нет. Никто никого не принуждает брать кредиты на условиях Пекина. Это, во-первых. Во-вторых, что касается технологий, то случаи их "кражи" могут и должны быть доказаны в суде. То, что Китай в свое время занимался выпуском точных "копий" передовой электроники еще не означает "воровства", поскольку эти копии были просто пластилиновым вариантом скульптур Микеланджело — внешне похоже, но несколько другое по качеству. С тех пор Поднебесная стала глобальным игроком на мировом рынке, с внешней торговлей в триллионы долларов. Воровство в такой ситуации просто невыгодно. Наконец, не стоит забывать, что Huawei — мировой лидер в сфере телекоммуникаций. И если их оборудование шпионит, как назвать то, чем занимаются Facebook и Google?

Скорее всего, Украине предстоит освоить дипломатическую тактику бега между каплями дождя, отстаивая свои интересы так, чтобы не вызывать дополнительного напряжения в и без того сложный период. Следует убедить Россию, что ей попросту выгодно договориться с нами напрямую и прекратить агрессию в ОРДЛО. Если для этого нужно встретиться глазами с Путиным — значит, это надо сделать, разумеется, при поддержке Запада. В условиях не членства в НАТО кажется перспективной концепция всестороннего укрепления региональной безопасности в Центральной и Восточной Европе за счет объединения усилий с Польшей, Румынией, странами Балтии, Словакией, Молдовой, Грузией, со временем — Венгрией. Отдельного внимания заслуживает регион Черного моря, где потребуется поистине "византийская" дипломатия с Турцией. То, что президент Зеленский в Польше заявил о нашем желании присоединиться к проекту "Триморье" — абсолютно верный шаг. И уж точно не стоит бояться говорить с Китаем, надо только понимать — как. Но начать стоит все-таки с определения национальных интересов и формулирования стратегий. Только так победим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Евгений Буравлев Евгений Буравлев 8 вересня, 08:22 Все безусловно так. Но "барометр международных отношений указывает" и на несколько другую траекторию развития событий. Речь идет о возможных последствиях во взаимоотношениях Запада, особенно после очередных выборов в США. Политика Трампа сильно "охлаждает любовь" Европы к США. А на фоне торговой войны США-Китай, Европе и вовсе сегодня достаются лишь негативы. В этих условиях (без традиционной поддержки Европы), США может и перестать быть экономическим лидером Планеты. И Европа будит вынуждена пойти на экономический союз с Китаем. Китай, становясь экономическим лидером и рассчитывая на союз с Европой, станет "заинтересовано" принуждать РФию к соблюдению демократических принципов. Ибо, имея такое количество китайцев в Приамурье, можно законным путем влиять на выборы в регионе, а соответственно и получить все те экономические возможности, в которых ныне Китаю отказывает Кремль. В этих условиях (восточная угроза), Москва будет вынуждена отказаться от своих "навязчивых интересов" в Украине. Эта траектория развития не вынуждает Украину бегать без зонтика между каплями, а требует концентрации усилий на развитии экономического потенциала. согласен 1 не согласен 1 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно