Поднебесье Казахстана

26 августа, 2016, 22:00 Распечатать Выпуск №30, 27 августа-2 сентября

Шаг за шагом Китай распространяет свое влияние в Центральной Азии, вытесняя оттуда Россию. Пекин предоставляет правительствам и компаниям центральноазиатских государств дешевые кредиты и современные технологии.

Шаг за шагом Китай распространяет свое влияние в Центральной Азии, вытесняя оттуда Россию. Пекин предоставляет правительствам и компаниям центральноазиатских государств дешевые кредиты и современные технологии. 

Но инфраструктура строится на китайские средства и, в основном, китайцами. Компании из Поднебесной разрабатывают многие месторождения, расположенные в регионе. А местные власти, к неудовольствию Москвы, лоббируют интересы китайцев, стремясь заключить с ними крупные сделки. Не является исключением и Казахстан — член ОДКБ и ЕАЭС, давний союзник России. 

Астана официально декларирует многовекторную политику, подчеркивая, что Казахстан — евразийская страна, которая может стать интеграционным звеном между Востоком и Западом. В сфере экономики, политики и безопасности это государство сильно зависит от России, являющейся его основным партнером. Но обострение отношений Кремля с Западом, международные санкции против РФ и стагнация экономики последней ослабляют российское влияние и значительно усиливают китайское доминирование в Казахстане и регионе в целом. 

Сегодня казахстанские власти (как президент Нурсултан Назарбаев, так и премьер Карим Масимов) всячески приветствуют укрепление отношений с Китаем, объясняя сближение с Поднебесной экономической целесообразностью — казахстанская экономика нуждается в инвестициях. Ведь по мере падения цены на нефть рушится и миф, что Казахстан — островок стабильности в Центральной Азии: поскольку на долю нефтяного сектора приходится 20% ВВП и 60% экспорта, то доходы страны сильно упали в последние годы.

Но если Астана в отношении Китая реализует политику "сырьевые ресурсы в обмен на дешевые кредиты и инновационные технологии", то Пекин наращивает в Казахстане свое экономическое присутствие, продвигая экономические и инфраструктурные проекты. 

По словам директора Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) Ерлана Карина, в начале 2016 г. в Казахстане вели свою деятельность 668 китайских компаний. По сравнению с 2013 г., их количество возросло на 35%. Наибольшая часть китайских фирм, по словам директора КИСИ, зарегистрированы в сфере торговли и строительства. Но по количеству действующих в Казахстане компаний с иностранным участием Китай занимает пятое место после России, Турции, Нидерландов, Германии.

Объясняя стратегию Пекина, сотрудники ЕАБР Ярослав Лисоволик и Евгений Винокуров пишут в российских "Ведомостях", что это во многом связано со стремлением Китая к диверсификации как в региональной, так и в отраслевой сфере при реализации проектов на евразийском пространстве. "Казахстан становится для Китая важным и очень надежным… источником топливно-энергетических ресурсов, что позволяет снизить риски зависимости от поставок из других, более отдаленных стран", — считают эксперты ЕАБР.

В результате, за последние два десятилетия Китай активно инвестировал в нефтегазовый сектор и транспортную инфраструктуру этой центральноазиатской страны. Пекин выдавал миллиардные займы Астане, а китайские компании разрабатывают крупнейшие казахстанские нефтегазовые месторождения. Как сообщил нынешней весной управляющий директор по экономике и финансам "КазМунайГаз" Ардак Касымбек, Китай контролирует до 30% добычи нефти в Казахстане. 

Начиная с 2009 г., китайские банки выделили Казахстану кредитов на  13 млрд долл. на реализацию совместных проектов в различных сферах экономики. При этом, по словам казахстанского эксперта Константина Сыроежкина, информация о сотрудничестве в финансовой сфере закрыта: условия получения кредитов неизвестны, а контракты не публикуются.

По данным "Евразийского центра интеграционных исследований", прямые инвестиции КНР в это центральноазиатское государство в 2015 г. составили 23,6 млрд долл., 98% из них пришлись на добычу и транспортировку энергоресурсов. В частности, китайская государственная компания CNPC вложила в нефте- и газодобычу Казахстана более 12 млрд долл., а еще 6,2 млрд долл. направила в строительство магистральных трубопроводов на территории этой страны для поставок центральноазиатских ресурсов в Китай. Именно эта корпорация в 2013 г. приобрела 8,33% акций в Кашаганском месторождении за 5 млрд долл.

Но не только нефть интересует Поднебесную. По сообщениям агентства "Синьхуа", китайские компании выразили намерение инвестировать 1,9 млрд долл. в пищевую промышленность Казахстана. Примером экономического сотрудничества между двумя странами является и строительство нефтепровода "Кенкияк—Кумколь—Атасу—Алашанькоу" и газопровода "Центральная Азия—Запад Китая", создание совместных предприятий по добыче нефти, газа, урановой руды, строительства железной дороги и автомобильных дорог "Китай—Центральная Азия". 

Одним из инструментов для усиления китайского влияния в регионе в целом и Казахстане в частности является трансконтинентальный транспортный коридор "Западный Китай—Западная Европа". "Китайские железные дороги выходят на рынки России, Европы и Персидского залива через Казахстан, поэтому Казахстан —  важная страна", — объясняет Чжан Нин, директор центра "Один пояс — один путь" при институте академии общественных наук КНР.

"Экономический пояс Шелкового пути", локальная часть инициативы "Один пояс — один путь", не является интеграционным проектом в чистом виде. Его главная цель — создание благоприятных условий для продвижения китайских товаров на рынки Центральной Азии, России, Европы, стран Ближнего и Среднего Востока. И Казахстан является важнейшим евразийским государством для воплощения идеи, озвученной в 2013 г. главой КНР Си Цзиньпинем.

В настоящее время участок нового Шелкового пути практически готов: из Казахстана проложена автомобильная магистраль в Россию, железная дорога через Иран к Персидскому заливу, созданы морские порты на Каспийском море, через Хоргос соединены все государства Центральной Азии. Международный центр приграничного сотрудничества "Хоргос", по словам его руководства, привлек с момента его запуска в 2012 г. инвестиций на сумму 3,1 млрд долл. 

При этом Китай все больше игнорирует интересы России в регионе, создавая разветвленную инфраструктурно-логистическую сеть в Европу, которая в значительной степени предназначена диверсифицировать зависимость от транзитных путей для товаров и энергоносителей,  проходящих по российской территории. А вслед за этой "тихой экспансией" при помощи инвестиционно-финансовых рычагов Пекин и усиливает свое политическое влияние. 

В отличие от Евразийского экономического союза, в рамках которого Москва реализует свои интеграционные проекты на постсоветском пространстве, Пекин, предлагая сотрудничество в рамках "Экономического пояса Шелкового пути", не навязывает свои экономические и политические подходы в двусторонних отношениях. Но как отмечают эксперты, реализуя такую политику, Китай "привязывает" к себе другие страны гораздо крепче, чем это делает РФ в формате ЕАЭС.

Все это очень не нравится Москве. В Кремле обеспокоены появлением в Центральной Азии такого мощного конкурента, как Пекин, который целенаправленно продолжает расширять сотрудничество с регионом. 

Ряд экспертов даже полагают, что между Китаем и Россией разгорается нешуточный спор вокруг территории и природных ресурсов Казахстана. В то же время, как следует из комментариев российских аналитиков, в Москве понимают, что сегодня ее возможности ограничены, и ей приходится мириться с возрастающей ролью Пекина в Казахстане. Впрочем, не только в этой стране, но и других странах Центральноазиатского региона. Например, в Киргизстане. 

Используя международную изоляцию РФ, КНР укрепила свои позиции неформального лидера и в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), где практически все экономические проекты реализовываются на двусторонней основе. И в Москве, скрепя зубами, соглашаются с предложением министра иностранных дел КНР Ван И,  заявившего, что Китай хочет видеть "ШОС в качестве платформы для ускорения стыковки проекта "Экономический пояс Шелкового пути" с Евразийским экономическим союзом".

Хотя экономическое присутствие Китая приветствуется казахстанскими властями, в целом для казахстанского общества характерна синофобия, страх перед Поднебесной, неприятие жителями Казахстана китайской трудовой миграции. Опросы показывают, что к китайцам негативно относятся 21% казахов и 15% русских, проживающих в этой центральноазиатской стране. Подобные настроения усиливаются по мере ухудшения экономической ситуации в Казахстане.

Провалы в экономике, сопровождающиеся девальвацией тенге (национальная валюта потеряла половину своей стоимости), привели к резкому падению уровня жизни, усилив протестные настроения среди населения. И теперь для того, чтобы люди вышли на улицу, достаточно любого повода: конфликтный потенциал, накопившийся в Казахстане за последние годы, высок. Нынешней весной, например, по стране прокатились "земельные бунты": казахстанцев возмутили готовящиеся изменения в законодательство, позволявшие иностранцам (прежде всего китайцам) арендовать землю сроком на 25 лет.

Синофобия не может не беспокоить китайцев. Используя элементы "мягкой силы", сегодня Пекин формирует в Казахстане имидж Китая как надежного экономического партнера, привлекательной альтернативы России и Западу. Среди прочего, Пекин также предоставляет гранты на обучение в КНР гражданам государств, охваченных инициативой "Один пояс — один путь". И эти усилия понемногу меняют ситуацию в казахстанском обществе, способствуя расширению китайского влияния в Казахстане.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно