Поднебесье Черного континента

18 мая, 18:04 Распечатать Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая

Как Китай захватывает Африку в ХХІ веке.

В современном мире позиции Китая стремительно возрастают. 

Буквально за несколько десятилетий он стал одним из самых влиятельных государств. Во многом такому росту КНР поспособствовали страны "третьего мира", в частности Африки. Последние 15–20 лет Поднебесная активно наращивает свое присутствие на Черном континенте, что дает ей невиданное влияние среди бедных африканских государств. 

Китай считает себя растущим организмом, которому нужны сырье и ресурсы, а также место, где можно себя реализовать. Неудивительно, что китайское руководство обратило внимание на Африку. В отличие от стран Запада, которые чувствуют историческую вину перед Африкой и видят в ней, прежде всего, ряд проблем, связанных с нестабильностью, терроризмом, коррупцией и миграцией, для Китая африканский регион — шанс реализовать экономические и геополитические возможности. 

Дело в том, что в Африке есть свободные залежи сырья, и получить доступ к ним более чем реально. К тому же этот регион — огромный рынок численностью 1,3 миллиарда человек, который имеет тенденцию к росту. Всемирный банк прогнозирует, что до 2050 г. количество жителей континента достигнет трех миллиардов. Поэтому Африка — замечательный рынок для недорогих китайских товаров. 

Стратегия Пекина в Африке строится на представлениях о сотрудничестве между развивающимися странами Юга. В этой концепции богатые страны Севера противопоставляются слаборазвитым странам Юга. Таким образом, Китай апеллирует к общей исторической судьбе со странами Африки. Видение Пекином системы международных отношений во многих случаях совпадает с подходом африканских государств, что позволяет им рассматривать КНР как союзника.

Китай появился в Африке еще во второй половине ХХ в. Тогда страна была хоть и независимой, но все же частью социалистической системы. Поэтому и свои отношения Пекин строил с государствами, которые хотя бы внешне декларировали социалистический путь развития. Ныне же политические режимы не мешают сотрудничеству. Однако, как и полвека назад, одним из факторов, определяющим сотрудничество, является тайваньский вопрос.

Пекин устанавливает дипломатические отношения лишь с теми странами, которые признают суверенитет Китая над Тайванем. Позиция Пекина проста: в мире есть только один Китай, и Тайвань — неотъемлемая его часть. Именно поэтому китайско-южноафриканские дипломатические отношения были установлены еще в 1998 г., после падения режима апартеида и разрыва ЮАР отношений с Тайванем. 

По этой же причине у Китая на сегодняшний день есть дипломатические отношения лишь с 51 из 54 государств Африки. Не установлены дипломатические связи с Сан-Томе и Принсипи, Буркина-Фасо и Свазилендом (Королевством Эсватини). Что характерно, в каждой из стран, с которой у Пекина есть дипотношения, открыто и посольство КНР. Кстати, у США на континенте 49 посольств, в пяти странах послы действуют по совместительству; у Украины — всего 10 посольств, то есть в среднем каждый из украинских послов ответствен за отношения с пятью-шестью государствами. 

Декларируя политику невмешательства во внутренние дела, Пекин реализует в Африке стратегию "мягкой силы". Коррупция, несоблюдение прав человека, злоупотребление властью, диктатура? Китая это не касается, поскольку его собственная политическая система допускает такие явления. Его интересует только экономическая и геополитическая выгода от сотрудничества с любым режимом. 

Пекин не выдвигает политических требований для предоставления экономической помощи. В этом и заключается привлекательность китайской модели сотрудничества по сравнению с европейской или американской. Кроме того, что Китай предоставляет дешевые кредиты экономикам африканских стран, он финансово поддерживает и правительства. И это не только межправительственные кредиты, но еще и списание долгов. 

Так, в 2009 г. КНР списала долги 32 африканским странам на общую сумму более 3 млрд долл. В 2015 г. Си Цзиньпин заявил о списании всех межправительственных беспроцентных займов наименее развитым африканским странам. Таким образом, Поднебесная вроде как субсидировала африканские правительства, что повысило политический капитал Китая.

Китай не только пользуется ресурсами континента и реализует там свои товары, но и инвестирует в то, в чем более всего нуждается Африка, — в инфраструктуру. По данным посольства КНР в Великобритании, Китай построил в Африке более ста школ, почти двести больниц, 20 центров для демонстрации сельскохозяйственных технологий и несколько тысяч километров железных дорог и дорог с твердым покрытием. 

Еще в 1970-е годы прошлого столетия Китай профинансировал строительство Танзанийско-Замбийской железной дороги (Tanzania — Zambia Railway, TAZARA) — магистрали длиной 1860 км, соединившей замбийский "медный пояс" с танзанийским портом Дар-эс-Салам. Тогда на реализацию проекта, где были задействованы 25 тысяч китайских рабочих, Поднебесная выделила 500 млн долл. В 2010 г. Китай выделил 39 млн долл. на ремонт и восстановление деятельности TAZARA. 

В 2011-м Китай вложил 3 млрд долл. в строительство железной дороги Аддис-Абеба — Джибути. Строили железную дорогу China Railway Group и China Civil Engineering Construction Corporation. Также серьезно вкладывается КНР в развитие железнодорожного сообщения в Нигерии и Анголе.

Китайские программы помощи не ограничиваются финансовыми вливаниями. Они работают в научной, технической, гуманитарной, образовательный сферах. В 2009 г. в Китае приняли трехлетний план развития партнерства в науке, технологиях и образовании. С 2011-го реализуется проект "Надежда", главная цель которого — построить тысячу школ для африканских детей. 

Важным звеном в формировании имиджа Китая в Африке являются так называемые институты Конфуция, в которых изучают китайскую культуру и язык. Сейчас на континенте 39 таких центров. Китай использует стратегию, согласно которой он приобщается к взращиванию лояльных к Пекину африканских политических и экономических элит, поэтому он предоставляет много стипендий студентам из Африки. Постоянно происходит обмен художественными коллективами. 

Одной из приоритетных отраслей для Китая является сельское хозяйство, поскольку на 20% населения мира у него есть всего лишь 7% территорий, пригодных для сельскохозяйственного производства. Это заставляет Пекин искать свободные земли. И тут Африка также пригодилась. В этой сфере Пекин сотрудничает со странами, имеющими наибольший сельскохозяйственный потенциал, — Зимбабве, Замбией, Кенией и Танзанией. Китайские компании арендуют или покупают землю и занимаются на ней земледелием или животноводством. Продукцию отправляют в Китай.

В 2007 г. для поддержки деятельности компаний из Поднебесной, ведущих хозяйственную деятельность в Африке, был создан Китайско-африканский фонд развития. Благодаря ему реализуется 91 проект в
36 странах континента на общую сумму
4,5 млрд долл. По данным Ernst&Young, в 2016 г. объем китайских инвестиций в экономику африканских стран достиг 36 млрд долл., а в 2017-м прогнозировался рост до 48 млрд. Однако южноафриканский Standard Bank заявлял: уже в 2010 г. общий объем инвестиций из Китая достигал 30–40 млрд долл. 

Еще в 2009 г. Китай стал крупнейшим торговым партнером Африки, обойдя США. Потребность Поднебесной в ресурсах сыграла свою роль, и объем китайско-африканской торговли возрос с 11 млрд долл. в 2000 году до более чем 220 млрд в 2017-м. Прогнозируется, что до 2020 г. он возрастет еще на треть. Главные торговые партнеры Китая — страны, богатые топливом и минеральными ресурсами. Но в целом Поднебесная покупает все, что может предложить Африка, — от полезных ископаемых до чая и кофе, от слоновой кости до рогов носорога. 

Только Ближний Восток поставляет Китаю нефти больше, чем Африка: Пекин получает 1,4 млн баррелей африканской нефти в день. Это — 22% нефтяного импорта Поднебесной. В 2016 г. Ангола стала третьим поставщиком нефти в КНР, а в
2017-м даже опередила Саудовскую Аравию: больше, чем Ангола, в Китай экспортирует "черное золото" только Россия. Среди других крупных африканских поставщиков — Демократическая Республика Конго, Судан и Нигерия.

Не обходит Китай вниманием и уголь. Он потребляет 47% его общего мирового объема. Главный экспортер африканского угля — Южная Африка. На нужды экономической деятельности КНР приходится 31% мирового потребления рудного сырья, поэтому из Африки Китай получает кобальт, медь, тантал, платину, марганец, золото, хром и т.п. В этой сфере он сотрудничает с Замбией, Зимбабве, ЮАР, ДРК, Марокко и Гвинеей. С ростом спроса Китая на медную и железную руду связывают рост цен на это сырье, что, в свою очередь, увеличило капиталовложения для африканских производителей металлов. 

Хотя Китай якобы делает много хорошего для бедных и не очень африканских стран (дает кредиты, реализует инфраструктурные проекты, занимается образованием местных жителей), многие недовольны тем, что и как Китай делает в Африке. 

Поднебесной ставят в вину огромное негативное сальдо торгового баланса с африканскими странами, которые не имеют значительных залежей сырья; несоблюдение китайскими компаниями экологических требований и норм охраны труда; поток дешевых китайских товаров, что мешает развитию местной промышленности (особенно это касается товаров легкой промышленности). Еще один негативный фактор — рост китайской миграции и ее влияние на местное предпринимательство. Исторически так сложилось, что в африканских странах мелким бизнесом занимаются в основном выходцы из Азии — арабы, индийцы, малайцы. Многие из китайских мигрантов также идут в предпринимательство, что, учитывая трудоспособность китайцев, ставит под угрозу благосостояние тамошней прослойки населения, традиционно занимающейся мелким бизнесом.

Не все африканские лидеры поддерживают действия Китая. Так, Табо Мбеки, занимая должность президента Южной Африки, добился от Китая уменьшения объемов производства текстильных товаров, которые китайцы поставляли в страну, поскольку это почти убило южноафриканскую легкую промышленность. Майкл Сата, президент Замбии, выиграл президентскую кампанию у своего оппонента — действующего тогда президента Рупии Банды, построив стратегию на поддержке антикитайских настроений в стране, бурно развивавшихся после того, как китайский менеджмент открыл стрельбу по местным шахтерам на одной из замбийских шахт. 

А вот президент Намибии Хаге Гейнгоб во время своего визита в КНР в марте 2018 года заявил, что Китай ни в коем случае не колонизирует Африку, а африканские страны достаточно зрелы для того, чтобы выбирать себе друзей. В пользу этого утверждения свидетельствует реакция официального Пекина на отстранение в ноябре 2017 г. с должности президента Зимбабве самого старого и самого большого друга Китая на континенте — Роберта Мугабе, а также вынужденная отставка президента ЮАР Джейкоба Зумы. Пекин якобы просто сказал: "О'кей, это ваши собственные дела. Продолжаем и дальше строить отношения". 

Однако несмотря на декларирование политики невмешательства Китая во внутренние дела, видно, как Пекин постепенно от нее отходит. Лучший пример этого — появление самого молодого государства на планете, Южного Судана. Тогда четкая позиция Китая помогла посадить стороны за стол переговоров, во время которых они смогли договориться о проведении референдума на территории южной части тогда еще единого Судана и определение статуса этой территории. 

Местный бизнес обвиняет китайские компании в несоблюдении трудового законодательства и в коррупционных схемах, по которым они получают от государства заказы. Особенно это касается сферы строительства инфраструктурных объектов. Китайские компании без тендеров получают объекты строительства или обслуживания, поскольку кредитование на развитие инфраструктуры предоставляется при условии, что проекты реализуют компании из Поднебесной. Они, в свою очередь, используют африканцев — безразлично, какого цвета у них кожа, — лишь на неквалифицированных роботах. Местные компании могут работать в таких проектах только как субподрядчики, что наносит им убытки, поскольку основной подрядчик рассчитывает стоимость работ по китайским расценкам, намного более низким. 

Китай говорит, что в Африке недостаточно квалифицированных специалистов и потому у компаний нет другого выбора, как использовать китайцев в высших и средних руководящих звеньях. Учитывая это, Китай через Фонд развития африканских человеческих ресурсов запустил программу подготовки африканских специалистов, которая позволяет обучить примерно четыре тысячи человек в год. Компания Huawei Technologies открыла пять учебных центров в Кении, Южной Африке, Нигерии, Тунисе и Египте, которые готовят специалистов для ІТ-сферы.

Бывший госсекретарь США Рекс Тиллерсон во время своего единственного визита на Черный континент в марте этого года предостерегал правительства африканских стран от утраты ими суверенитета под влиянием подписанных с Китаем договоров. Если страна примет китайскую помощь и отдаст Китаю в пользование собственную инфраструктуру и ресурсы, в случае дефолта она может их потерять. 

Расширяя свое присутствие на континенте и получая доступ к его ресурсам, Китай тем самым укрепляет свою экономическую и военную безопасность. Создавая себе, таким образом, зону жизненно важных интересов и демонстрируя стремление эту зону защищать. Об этом свидетельствует участие китайских военных в миротворческих операциях в Мали, Западной Сахаре, Южном Судане, Сьерра-Леоне, Кот-Д'Ивуаре и Демократической Республике Конго. 

С 2015 г. Китай создает структуру, которая сможет проводить широкомасштабные военные операции за рубежом. В рамках программы по реформированию своих вооруженных сил и специально под обозначенную выше структуру Китай построил и открыл в августе 2017 г. военную базу в Джибути. Одновременно КНР вытесняет из африканских рынков западных производителей оружия, насыщая африканские армии своими оружием и техникой.

На самом деле Китай делает то же, что и колониальные империи Нового времени. Китай так же эксплуатирует африканские ресурсы и наводняет африканские рынки своими товарами. И даже те инфраструктурные проекты, которые реализует Поднебесная, служат большей частью наиболее полной реализации ее интересов. Также Пекин взращивает лояльную к себе элиту. Также создал себе зону влияния, правда, в отличие от европейских стран, эта зона влияния распространяется на весь континент. Так же, как и европейцы в ХІХ в., Китай соревнуется с международными игроками за эту зону влияния. 

Именно благодаря китайскому влиянию на Африку США еще в 2008 г. создали Африканское командование вооруженных сил США (AFRICOM). Это — единственное командование, созданное после окончания холодной войны. Официально заявлялось, что AFRICOM создано для защиты от международного терроризма и содействия построению демократии в африканских странах. Однако на практике это означает, что США снова рассматривают Африку как поле борьбы двух систем. 

Только теперь США будут бороться с Китаем. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно