Почему не работают "мадридские принципы"

6 марта, 16:23 Распечатать Выпуск №9, 7 марта-15 марта

Несколько предложений по выходу из карабахского тупика.

Вот уже почти 30 лет международное сообщество пытается помочь урегулировать карабахский конфликт. 

В конце февраля сопредседатели Минской группы вновь посетили Ереван и Баку и встретились с главами Армении и Азербайджана. 

Еще в январе премьер-министр Армении Никола Пашинян объявил о новой политике карабахского урегулирования. А 1 февраля в Берлине состоялась его встреча с канцлером Германии Ангелой Меркель, похвалившей армянского премьера за его смелые шаги по вопросу Нагорного Карабаха (НК). При этом канцлер отметила, что для успешного разрешения кризиса необходимо желание обеих сторон, поскольку шаги не могут быть односторонними. А Н.Пашинян пояснил, что слова Меркель касаются его недавнего заявления в парламенте, в котором он отметил, что любой вариант урегулирования конфликта должен быть приемлем для народов Армении, Нагорного Карабаха и Азербайджана.

Все верно, нечего добавить! Но подобные заявления мы слышали от разных лидеров в течение почти 30 лет, а результат нулевой.

Однозначно, в Армении ждут перемен. Заявка большей части общества заключается в фундаментальной перезагрузке внутренней и внешней политики страны. Ведь именно этой цели служила и "бархатная революция" 2018 года. Это означает, что Пашиняна впереди ожидают труднейшие испытания. Очевидно, что фокусирование лишь на внутренних проблемах со временем неизбежно приведет к деградации его правительства, ибо общество хорошо видит, что главным вызовом для страны является ее внешняя политика и вопросы безопасности. А последние находятся в прямой связи с карабахским конфликтом и исходящей из него проблематикой внешней изоляции. Новому правительству Армении придется сделать действенные шаги для разрыва заколдованного круга, который почти три десятка лет душит перспективы развития страны. Жесткая политика, проводимая сначала президентом Кочаряном, а затем президентом Саргсяном, оказалась для их страны контрпродуктивной.

Для Армении, в первую очередь, важно осознать то, что сохранение статус-кво в конфликтной зоне уже не соответствует и ее интересам. Благодаря тандему Баку и Анкары кольцо вокруг нее все сужается. В результате экономика не развивается, численность населения сокращается, тогда как у ее противника все наоборот. За эти годы экономика Азербайджана за счет энергоресурсов возросла в несколько раз, а население достигло 10 миллионов. Если к этому добавить и то обстоятельство, что объявленный стратегический партнер Армении, Россия, уже годами снабжает Азербайджан новейшим вооружением,  можно смело утверждать, что время точно не работает на Армению. 

Однако остановимся на том, насколько важна для противоборствующих сторон замена агрессивной риторики конструктивным диалогом и переключение, по возможности, на поиск компромиссов. Ереван и Баку также должны прекратить думать о получении максимума, поскольку это нереально и наносит ущерб вялотекущему процессу переговоров.

Хотя мы с осторожностью можем заметить и то, что после труднейших последних лет минувший 2018-й год в зоне конфликта отличился относительной стабильностью и сокращением силового противостояния. При том, что существовали веские основания ожидать: текущий политический кризис в Армении Азербайджан использует в свою пользу и попытается начать эскалацию ситуации в Карабахе. Но, к счастью, этого не случилось. Как говорят в таких случаях, стороны должны рискнуть и постараться написать собственную историю.

Время показало, что было ошибкой рассматривать Карабахский конфликт лишь в разрезе армяно-азербайджанского противостояния. Это был и есть этнополитический и территориальный конфликт регионального масштаба, без урегулирования которого невозможно представить глобальный мир в регионе. Поэтому в нынешнем мирном процессе обязательно обновление действующего формата, а также активное подключение других региональных акторов. Речь идет о таких странах, как Турция и Грузия. Грузия в этом контексте имеет свою уникальность и преимущество.

Ее уникальность, во-первых, заключается в образцовой внешней политике, проводимой до сегодняшнего дня всеми грузинскими правительствами по отношению к конфликтующим сторонам. На протяжении этих лет, несмотря на неоднократное прямое и косвенное давление, Грузия сохраняла свою нейтральную позицию в отношении конфликта и ограничивалась лишь гуманитарными актами. В результате Грузию и поныне связывают только добрососедские и дружеские отношения с противоборстующими сторонами. Во-вторых, Грузия — это страна, значительную часть населения которой составляют армянские и азербайджанские группы, и им вовсе не трудно сожительствовать в едином пространстве: ни до карабахского противостояния, ни после него не было зафиксировано ни одного конфликта между ними на этнической почве. И в-третьих, Грузия, как морское государство и региональный транспортный коридор, одинаково нужна обеим странам. Грузинский фактор для них значителен с чисто экономической точки зрения.

Что касается Турции, то это крупная региональная держава, откровенно лоббирующая интересы Азербайджана. Поскольку Россия является стратегическим союзником Армении, было бы справедливо привлечь и Турцию в этот формат. В то же время Турция является одним из инициаторов изоляции Армении — вместе с Азербайджаном, закрывающим ей ворота в Европу. Поэтому урегулирование отношений с Турцией облегчит жизнь Армении. Однако это невозможно без серьезного прорыва в карабахском вопросе. 

Исходя из сегодняшней ситуации, ясно, что мирный процесс не выходит из тупика. Поэтому невозможно считать успешной работу минской группы ОБСЕ за эти годы. Более того, в подходе самих сопредседательствующих стран чувствуется скептицизм. Создается впечатление, что они сфокусированы не на урегулировании, а на консервации конфликта на длительное время. Как будто все махнули рукой, и единственное, что их тревожит, — это возможное возобновление войны.

Последний документ и предложения, разработанные Минской группой, были представлены сторонам в 2007 году и известны как "мадридские принципы". Документ, называемый как основные принципы мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта, был передан президентам Армении и Азербайджана для рассмотрения в качестве официального предложения со стороны Франции, России и США как сопредседателей Минской группы ОБСЕ на совете министров Организации в Мадриде 29 ноября 2007 года.

Как отмечают многие эксперты, текст документа слишком "сырой", чтобы быть действенным. Главнейшей его проблемой являются механизмы имплементации. Стороны не видят путей реализации документа на практике. Не сработал и его обновленный вариант.

Но, однозначно, положительным моментом является существование даже такого документа, охватывающего важнейшие проблемы. Вопрос имплементации является одной стороной этой "медали", а содержание — второй. Поэтому мы должны сосредоточиться как раз на содержательной стороне, ибо она определяет жизнеспособность "мадридских принципов". 

Ситуация заводится в тупик с первых же пунктов документа, где читаем: "Окончательный правовой статус НК будет определен путем плебисцита, предоставляюшего населению НК возможность свободного подлинного волеизъявления. Модальности и время проведения этого плебисцита будут согласованы сторонами путем последующих переговоров, как описано в (п. 9). Под населением НК подразумеваются лица всех национальностей, проживавшие в НК в 1988 году, в тех же этнических пропорциях, что и до начала конфликта". 

По этому пункту стороны никогда не смогут договориться. Указанная модель проведения плебисцита совершенно неприемлема для азербайджанской стороны, так как по упомянутой пропорции армянское население территории Нагорного Карабаха втрое превосходило азербайджанское. Азербайджанская сторона, считая Нагорный Карабах своей территорией, основываясь на своей Конституции, считает, что плебисцит должен охватить территорию всего Азербайджана. В таком случае, на наш взгляд, лучше избрать подход "никогда не возвращаться к тому вопросу, вокруг которого никогда не договоримся", и, следовательно, вопрос проведения плебисцита с повестки дня необходимо снять.

Тогда, что же делать со статусом, по какому принципу должно происходить его определение? Естественно, этот вопрос является важнейшим.

Нагорный Карабах должен получить полную гарантию безопасности, и без какого-либо плебисцита. Персонально для него международное сообщество должно разработать особый, индивидуальный подход и предоставить ему "статус суверенной территории" (в международном праве уже существует такой термин) с тройным патронажем (армянским, азербайджанским и ОБСЕ). Такая формулировка статуса, думаю, не станет особо раздражающей для сторон: армянскую удовлетворит термин "суверенный", а азербайджанскую успокоит слово "территория" (вместо государства).

В шестом пункте читаем: "Международные миротворческие силы будут развернуты сразу после того, как Мирное Соглашение вступит в силу, в целях мониторинга передислокации армянских войск и демилитаризации освобожденных территорий. Подразделения в составе миротворческих сил будут предоставляться государствами на добровольной основе. Отбор миротворческого контингента будет производиться обеими сторонами по взаимному согласию. Каждая из сторон имеет право на вето в отношении выбора другой стороны". Думаю, и здесь необходимо внести некоторые коррективы. 

Несмотря на то, что Россия сама является одним из авторов упомянутого предложения, вряд ли она допустит размещение смешанных миротворческих сил в конфликтной зоне, поскольку постсоветское пространство является "жизненно важным регионом ее сферы влияния". Россия заинтересована в размещении собственных миротворческих сил в конфликтной зоне, но и Армения, и Азербайджан с этим не согласны, и в этом они правы. Имидж России как миротворца давно уже утерян. Далее, согласно тому же пункту, оказывается, миротворческий контингент должен быть подобран на основе двустороннего консенсуса. А это может стать предметом дополнительных разногласий между сторонами. Поэтому считаю вполне достаточным ограничиться смешанной наблюдательной миссией. 

Также, в том же пункте речь идет об обязанности со стороны Азербайджана не совершать перемещения военных частей и оставить их на существующих на сегодняшний день позициях, . Этот вопрос принципиально важен: ведь после того как армянские военные части покинут оккупированные территории, эти территории должны остаться демилитаризованной зоной, что очень важно с точки зрения безопасности. Но в тексте дополнительным пунктом также должно быть записано, что Республика Армения обязуется никогда не присоединять Нагорный Карабах.

И, наконец, в 7-м пункте документа, где говорится о восстановлении между сторонами открытой и беспрепятственной транспортной и коммуникационной связи, в том числе между Азербайджаном и Нахичеванью, важно добавить пункт о полноценной деизоляции Армении. Как раз с этой точки зрения, важным является подключение Турции к мирному процессу. 

Считаю необходимым, чтобы каждая сторона хорошо задумалась: может, стоит еще раз обновить "мадридские принципы"?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №10, 16 марта-22 марта Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно