Победа Анджея Дуды: кто на самом деле выиграл?

29 мая, 2015, 21:55 Распечатать

Его острые антироссийские и проукраинские высказывания во время предвыборной гонки были музыкой для украинских ушей — чего только стоит возможность направить польских военных в Украину, которую Анджей Дуда подтвердил в одном из интервью. Однако чрезмерный энтузиазм в прогнозах относительно польско-украинских отношений сейчас преждевременный.

Эта неделя для Польши ознаменовала завершение эры либеральной "Гражданской платформы". Во втором туре президентских выборов победил Анджей Дуда, представитель оппозиционной партии "Право и справедливость". 

Украинские СМИ поздравили нового польского президента. Его острые антироссийские и проукраинские высказывания во время предвыборной гонки были музыкой для украинских ушей — чего только стоит возможность направить польских военных в Украину, которую Анджей Дуда подтвердил в одном из интервью. 

Однако чрезмерный энтузиазм в прогнозах относительно польско-украинских отношений сейчас преждевременный. 

Отметим, что вопрос войны в Украине является настолько контроверсионным для польского политического дискурса, что все кандидаты, кроме действующего президента, старались его избегать. А Бронислав Коморовский сделал ставку на свой имидж эксперта в вопросах обороны: в рамках предвыборной кампании он посещал оружейные заводы, поддерживал увеличение затрат на оборону до 2% ВВП и готовил самое большое соглашение в военной истории Польши — в апреле он объявил о намерении правительства приобрести новую систему ПРО и 50 вертолетов на 8 млрд долл. Вроде бы должно было сработать среди избирателей, 76% которых убеждены, что Россия является угрозой для Польши. 

Не сработало. Президентские полномочия получил политик, не имеющий в сфере обороны никакого опыта. Вместо того он обещал уменьшить пенсионный возраст, улучшить систему здравоохранения и "вернуть Польшу на путь устойчивого экономического развития" — при том, что после кризиса 2008 г. Польша развивалась динамичнее всех стран ЕС. 

По мнению ученого-преподавателя Института международных отношений в Польше Анджея Шептицкого, польскому избирателю небезразличны геополитические вопросы и отношения с Украиной в частности, но социально-экономическая политика для него важнее. Ирония заключается в том, что по польской конституции обязанности президента охватывают прежде всего сферу внешней и оборонной политики (президент является представителем государства на международной арене и Верховным главнокомандующим польской армии), тогда как экономика и социальная политика является исключительной компетенцией правительства. 

Кроме этого, должность президента в Польше является церемониальной, ключевые решения во всех сферах политики остаются за правительством. Поэтому окончательные прогнозы для будущего украинско-польских отношений можно будет сформировать осенью, после парламентских выборов и назначения нового премьера.

С другой стороны, ни действующая премьер Ева Копач, ни министр иностранных дел Гжегож Схетина пока не проявляли особой заинтересованности в украинском вопросе. Ключевым переговорщиком для Украины в Польше был именно президент Коморовский. К тому же Брониславу Коморовскому удавалось, по определению польских СМИ, работать "премьером по совместительству", удерживая влияние на правительство.

Вряд ли Анджей Дуда сможет повторить его опыт. В избирательном штабе "Права и справедливости" уже заявили, что лидер партии Ярослав Качинский претендует на премьерское кресло, а также дали понять, кто в партии главный. "Дуда стал президентом благодаря политическому гению Ярослава Качинского", — прокомментировала председатель избирательного штаба Дуды Беата Шидло. 

Кстати, от заявления о командировании польских военных в Украину Дуда уже давно открестился. Он объяснил, что имел в виду только польскую поддержку в рядах НАТО. Чтобы окончательно расставить точки на "і", он дал четкий ответ в опроснике Latarnik Wyborczy, который заполнили все кандидаты перед выборами: военной помощи Украине — нет, гуманитарной — да. 

В целом такая позиция отвечает настроениям польских избирателей: согласно масштабному исследованию польского, немецкого и российского общественного мнения по поводу российско-украинского конфликта, проведенном польским Институтом публичных дел совместно с Фондом Бертельсмана, только 25% поляков высказались в пользу предоставления Украине военной поддержки, и значительно больше — 56% — за предоставление экономической помощи. К слову, 35% польских избирателей поддерживают введенные санкции против России, а 41% выступает за их расширение.

Очевидно, поражение Коморовского все же отражает настроения избирателей и во внешнеполитической плоскости:  51% поляков неодобрительно высказались о действиях правительства относительно российско-украинского конфликта. Авторы исследования отмечают: среди этой группы есть те, кто поддерживает сближение с Россией, и те, кто считает, что правительство могло бы быть более суровым к Москве. Поскольку пророссийские кандидаты, а именно Магдалена Огурек, получили на выборах мизерные результаты, можно предположить, что последняя группа является более многочисленной. 

Вместе с тем эта оценка может касаться не только действий польского правительства за пределами ЕС, но и внутри объединения. Нормандский формат в Польше воспринимается в порядке исключения из сферы, непосредственно связанной с ее интересами. Среди поляков распространено мнение, что Франция и Германия ведут слишком мягкую политику по отношению к Кремлю. В итоге, нормандский формат в польском публичном дискурсе стал символизировать, с одной стороны, поражение Польши как в восточной, так и в европейской политике, а с другой — расхождения в польско-немецких отношениях: поляки считают восточную политику одной из основных проблем польско-немецкой "двухсторонки". 

Возможно, именно на этом смог сыграть Анджей Дуда, обещая "более уверенную" политику Польши в ЕС, недопустимость отношения к Польше как к "государству второго сорта", "переформатирование" отношений с Германией, сближение со США и НАТО — вплоть до постоянного размещения на территории Польши американских военных баз. 

Пока неясно, как именно Дуда собирается укреплять позиции Польши в ЕС. Следует вспомнить, что восхождение Польши на евросоюзовский политический олимп состоялось, собственно, во время правления "Гражданской платформы" — в частности благодаря усилиям бывшего министра иностранных дел Радослава Сикорского, нынешнего маршала Сейма, а также экс-премьера Польши Дональда Туска, ныне главы Европейского совета. Польские эксперты оценивают европейские перспективы партии Дуды пессимистически: "Право и справедливость" традиционно считается консервативной и евроскептической партией, идеологически похожей на венгерский "Фидес", британских тори и чешских консерваторов. Кстати, Качинский ранее признавался, что восхищается политикой Виктора Орбана. А потому можно прогнозировать не столько усиление позиции Польши в ЕС, сколько ее изоляцию и увеличение разногласий внутри Союза. 

Такой сценарий является негативным для Украины. Яцек Кухарчик, председатель правления Института публичных дел, прогнозирует: "Несмотря на исключение Польши из нормандского формата, действующий президент Коморовский мобилизовал международную поддержку для Украины. При президентстве Дуды лоббистский потенциал Польши почти наверняка уменьшится". 

Однако отметим, что в Германии результат президентских выборов не драматизируют. Самые влиятельные немецкие издания Frankfurter Allgemeine Zeitung и Die Welt опубликовали материалы, которые в целом положительно оценивают перспективы польско-немецкого сотрудничества при президентстве Дуды — дескать, общих интересов достаточно. Телеграмма канцлера Германии Ангелы Меркель также продемонстрировала, что в Берлине настроены на сотрудничество. В послании она не только подчеркнула, что польско-немецкие отношения "столь дружеские и доверительные, как никогда прежде", но и упомянула о "неизмеримых немецких преступлениях" времен Второй мировой войны. Польская печать оценила это как очевидный реверанс в сторону исторической чувствительности польских правых. 

Для Москвы президентство Дуды может иметь как положительные, так и негативные последствия. С одной стороны, обещанная Дудой политика в отношении НАТО является неприемлемой для Кремля. С другой — на протяжении предвыборной кампании Анджей Дуда в основном избегал резких заявлений относительно России и не спекулировал на теме авиакатастрофы под Смоленском. Кроме того, потенциальная изолированность Польши в ЕС будет играть на руку Кремлю. Председатель международного комитета Совета федерации Константин Косачев на своей странице в Facebook отрицательно оценил перспективу российско-польских отношений при таком лидере, как Анджей Дуда. В то же время он выразил мысль, что польское общество настроено на нормализацию отношений с Россией и вспомнил предвыборные теледебаты, во время которых Дуда заявил: "В интересах Польши — как можно скорейшее завершение конфликта в Украине и нормализация ситуации как в России, так и в отношениях с Россией, не только с точки зрения безопасности, но и для восстановления товарообмена и в интересах польских крестьян". Показательно, что президент РФ Владимир Путин прислал Анджею Дуде поздравительную телеграмму еще в понедельник, не дожидаясь официальных результатов ЦИК. 

В официальном Киеве результаты польских выборов восприняли сдержанно. В отличие от президентов РФ и Германии, глава Украинского государства Петр Порошенко не спешил поздравлять Анджея Дуду с избранием. Заместитель главы администрации президента Валерий Чалый в эфире телеканала "Интер" сказал, что для Украины было бы "прагматичнее" продолжить диалог с Коморовским, который хорошо разбирается в украинских политических нюансах. Вместе с тем он подчеркнул, что польско-украинские отношения "имеют реальные основания развиваться независимо от того, кто будет находиться на посту президента". 

Анонсированная встреча между Петром Порошенко и Анджеем Дудой во время визита украинского президента в Варшаву не состоялась. Сначала в штабе Дуды сослались на его загруженность, а через некоторое время и сам визит был отменен. Анджей Шептицкий считает, что это нехорошее начало отношений между президентами двух государств. Вместе с тем Ян Пекло, директор польско-украинского фонда PAUCI, не  видит в отмене встречи ничего драматичного — по его мнению, Дуда может быть просто не готов к встречам такого уровня. А в целом эксперты соглашаются, что Анджей Дуда будет поддерживать политику своего предшественника по отношению к Украине — политику солидарную, но сдержанную. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно