ПЕРВАЯ ПОБЕДА

19 марта, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 11, 19 марта-26 марта 2004г.
Отправить
Отправить

Потенциал для возникновения противостояния между Грузией и Аджарией был заложен еще во времена грузинской «революции роз»...

Потенциал для возникновения противостояния между Грузией и Аджарией был заложен еще во времена грузинской «революции роз». Когда оппозиция штурмовала здание парламента в Тбилиси, аджарский лидер Аслан Абашидзе уже пытался отгородиться от неспокойной метрополии и предупреждал о возможности закрытия аджарско-грузинской границы. Однако после отставки Шеварднадзе Батуми вынужден был пойти на попятную или хотя бы сделать вид, что принимает новые правила игры. Возможно, А.Абашидзе тайно надеялся, что все останется как и прежде и что новая грузинская власть и впредь будет закрывать глаза на его политику взамен на молчаливое согласие признания за его республикой статуса федеральной единицы грузинского государства.

Но, несмотря на то что Аджария — единственная из грузинских автономий — согласилась на проведение выборов президента Грузии на своей территории, отношения Тбилиси и Батуми оставались непростыми. В основе их отношений лежит целый комплекс проблем политико-экономического и духовного характера. Михаил Саакашвили, придя к власти радикальным путем, стал своеобразным заложником обстоятельств, в которых общество требует от него таких же радикальных методов решения проблем, в частности территориальных. Даже формальная независимость Аджарии для Саакашвили является существенным проигрышем. К тому же грузинский лидер не может смириться с наличием влиятельного и богатого клана Абашидзе, выстроенного по подобию клана Шеварднадзе, но только не на семейной, а на этнической основе. Именно экономическая состоятельность этого клана позволяет аджарскому лидеру формально соглашаться с тезисом о единой Грузии, но на деле чувствовать себя главой самостоятельной территории.

Поэтому, заручившись легитимной поддержкой подавляющего большинства избирателей, Михаил Саакашвили решил «взять быка за рога» и указать аджарским лидерам их истинное место в иерархии новой власти. И здесь нашла коса на камень — поняв, что для него наступил момент истины и он может потерять все, Абашидзе пошел ва-банк.

В минувшее воскресенье президента Грузии не пустили в Аджарию. Жест более чем символический. Аджарцы как бы давали Саакашвили понять — мол, вы правьте там у себя в Тбилиси как хотите, а к нам не суйтесь.

В общем-то отношения между центром и автономией резко пошли на ухудшение немного раньше — после избиения в Батуми членов оппозиционных партий и ареста в Тбилиси двух батумских студентов — сторонников Аслана Абашидзе. В последующем, в результате переговоров между премьер-министром Грузии и главой Аджарии, студенты были отпущены, а в Батуми освободили активистов местной оппозиции. Комментируя происшедшее, глава автономной республики сказал, что Тбилиси и Батуми уже находятся в положении воюющих сторон, обменивающихся заложниками, что он считает позором для всей Грузии, в том числе и Аджарии.

В ответ президент Грузии в минувшую пятницу внес в парламент законопроект о роспуске министерства безопасности Аджарии. Грузинский и аджарский лидеры начали словесную войну, обмениваясь все более жесткими и бескомпромиссными заявлениями. Саакашвили предъявил Абашидзе десятидневный ультиматум, потребовав, во-первых, роспуска министерства безопасности автономии, которое «ведет шпионскую деятельность против Грузии», и, во-вторых, — наказания виновных в избиении сотрудника независимой телекомпании «Рустави-2», приехавшего в Батуми из Тбилиси для журналистского расследования финансовых махинаций членов семьи и ближайшего окружения аджарского лидера. По утверждению грузинских официальных лиц и самих журналистов, его избили бойцы спецназа именно аджарского министерства госбезопасности.

Саакашвили также заявил, что не потерпит на территории Грузии существования феодальных княжеств, намекая на то, что предки нынешнего главы Аджарии правили этим краем в средние века.

В ответ на поставленный ультиматум Аслан Абашидзе, выступая по аджарскому телевидению, не только отказался распускать министерство безопасности, сославшись на то, что это прерогатива парламента автономной республики, но прямо обвинил президента Грузии в стремлении подавить Аджарию и развязать гражданскую войну в стране. Глава автономии предупредил центральные власти, что путем угроз и давления они ничего не добьются, напомнив о событиях, происходивших в начале 90-х годов в Абхазии и Южной Осетии.

А затем произошел инцидент, поставивший стороны на грань гражданской войны. В минувшее воскресенье на посту Чолоки (административная граница Аджарской АР) вооруженные сторонники Абашидзе не пропустили на территорию автономии направлявшегося для встречи с местным населением президента Грузии. Михаил Саакашвили вынужден был вернуться в черноморский город Поти, расположенный в 30 километрах от границы автономной республики. Здесь был развернут временный штаб правительства Грузии, а ответственным за урегулирование конфликта был назначен премьер-министр страны Зураб Жвания.

Вечером в воскресенье главы Грузии и Аджарской автономной республики говорили по телефону. Разговор получился жестким. Стороны не исключают возможности встречи, но не отступают от принципиальных позиций. Абашидзе сказал в интервью грузинским журналистам, что опасность угрожает не только Аджарии, но и всей Грузии, поскольку в случае начала войны Грузия как единое государство прекратит свое существование. А его оппонент на пресс-конференции обвинил руководство Аджарии в организации вооруженного восстания в автономии и грубых нарушениях прав человека. По словам грузинского президента, в автономии исчезают оппозиционеры, а специальные группы карателей избивают инакомыслящих. Случившееся на границе он объяснил попыткой срыва парламентских выборов в стране.

Президент выдвинул последний ультиматум главе Аджарии: в течение 24 часов разоружить все незаконные вооруженные формирования. Тем не менее проблему решить наскоком не удалось, и после безрезультатных попыток заставить власти Аджарской автономии подчиниться, Саакашвили в понедельник вернулся в Тбилиси. После истечения срока ультиматума ситуация не изменилась, и тогда центральные власти начали действовать экономическими рычагами. Прежде всего был блокирован нефтяной порт Батуми — топливо перестало доходить до отгрузочных терминалов. До настоящего времени через Батуми ежедневно проходило до 200 тысяч баррелей нефти, перекачиваемой из Казахстана и Туркмении для экспорта в страны Средиземноморья. А для выполнения своих торговых соглашений Грузия стала пользоваться другим портом — Поти.

Блокада коснулась не только нефти: поставляемые в Грузию наземным путем товары также стали миновать таможенно-пограничные посты в Аджарии. Для грузовых перевозок было закрыто воздушное пространство над автономией и аджарская часть границы. Кроме того, Тбилиси заморозил счета аджарского правительства. Саакашвили не исключил и возможности проведения силовой акции, если «хотя бы один волос упадет с головы любого оппозиционера в Аджарии».

Грузинские власти заявили о намерении сохранить такое положение вещей до 28 марта — даты парламентских выборов в Грузии. В ответ на действия центральной власти Абашидзе ввел на территории автономии чрезвычайное положение — очередное с момента «бархатной революции» в Тбилиси.

До середины недели казалось, что напряженность вполне может перерасти в вооруженный конфликт. С аджарской стороны к границе прибывали отряды ополченцев, а грузинская армия была приведена в повышенную боевую готовность. Было прекращено автомобильное движение через мост на реке Чолоки из Аджарии в другие регионы Грузии и обратно. Местное ополчение разобрало железнодорожное полотно, а аджарские спецслужбы заминировали пограничный мост. В Батуми начал действовать комендантский час. Закрылись офисы аджарских оппозиционных партий, которые были вынуждены отказаться от проведения грандиозного митинга в центре города и по существу ушли в подполье.

Обе стороны стали активно апеллировать к мировому сообществу, пытаясь найти там поддержку своих действий. Президент Грузии, понятное дело, сделал ставку на Запад, а его оппонент, разумеется, — на Россию.

Михаил Саакашвили выставлял Абашидзе перед представителями западных государств таким себе авторитарным монстром, удельным князьком, который олицетворяет закон на территории Аджарии и которому любые демократические процедуры как кость в горле. Начавшаяся война, по мнению президента, должна была спасти местную власть в Аджарии, которую устраивает хаос и насилие.

Абашидзе бросился искать поддержку в Москве, где, кстати, он и пребывал, когда Саакашвили безуспешно пытался переехать мост через реку Чолоки. Аджарский лидер прекрасно помнил, что Россия располагает в его республике военными базами. Заявления командования российских войск в Закавказье о том, что их военные не будут вмешиваться во внутренние дела Грузии и не покинут территорию части, его не смущали: не помогли бы людьми, так подсобили б оружием, бронетехникой и советами. Благо примеров в постсоветской истории предостаточно. Да и личность первого посредника, вызвавшегося уладить конфликт, вдохновляла Абашидзе — сам градоначальник Москвы выехал на Черноморское побережье Грузии.

В ответ международное сообщество ограничилось главным образом призывами к сторонам сохранять спокойствие. От непродуманных решений предостерег грузинских и аджарских лидеров во время своего телефонного звонка в Тбилиси госсекретарь США Колин Пауэлл. О необходимости мирного разрешения конфликта побеседовал с Саакашвили нынешний председатель ОБСЕ Соломон Пасси. От попыток разрешить конфликт силовыми методами предостерегла Тбилиси и Москва, причем ответственность за конфликт руководство РФ возложило только на Тбилиси. Иного, кстати, от российских властей никто и не ожидал. В течение десяти лет Грузия просит Россию относиться к проблеме внутригрузинского сепаратизма так же, как сами российские власти относятся к сепаратизму внутрироссийскому. Однако пока Кремль, похоже, этого не услышал.

Прорыв произошел в минувший четверг — стало ясно, что на этот раз грузинские власти обойдутся без применения силы. В этот день Михаил Саакашвили в сопровождении представителей правительства Грузии беспрепятственно пересек административную границу и прибыл в Батуми для переговоров с Асланом Абашидзе. После завершения встречи грузинский президент заявил, что все основные вопросы решены. Стороны условились, что отныне в Батумском порту и на таможне Сарпи на границе с Турцией контролировать грузы будут представители президента Грузии совместно с местными таможенниками, что обеспечит пополнение центрального бюджета страны. Как только в автономии начнется свободное проведение предвыборной кампании, пересмотр дел лиц, задержанных за участие в митингах оппозиции, а также разоружение населения, санкции с автономии будут сняты.

Как ни крути, а избранный Саакашвили способ давления на непокорную автономию принес необходимый результат. Грузинский лидер одержал свою первую значительную победу и создал основу для решения всего комплекса проблем, связанных с территориальной целостностью Грузии.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК