Персидская увертюра

26 января, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск № 3, 26 января-2 февраля 2007г.
Отправить
Отправить

Несколько недавних событий непосредственно указывают на готовность администрации президента США Джорджа Буша серьезно взяться за Иран...

Несколько недавних событий непосредственно указывают на готовность администрации президента США Джорджа Буша серьезно взяться за Иран. Заявление Буша о том, что клерикалы в Тегеране «обеспечивают материальную поддержку нападений на американские войска», — серьезное предупреждение иранским муллам. Кроме того, Иран должен бы насторожить переброс в район Персидского залива сил, не предназначенных для борьбы с иракскими мятежниками. В них входят ракеты-перехватчики Patriot, авианосец и корабли, оснащенные баллистическими ракетами. Не исключено, что это разворачивание сил является признаком неминуемой войны с Ираном.

Эксперты, ссылаясь на осведомленные источники, не исключают, что Соединенные Штаты могут нанести военный удар по Ирану до апреля 2007-го. Удар, скорее всего, будет осуществлен с моря при поддержке систем противоракетной обороны Patriot. Такая схема позволит США не подвергать опасности наземные пехотные подразделения и не подвергать опасности своих союзников в регионе, таких как Саудовская Аравия или Ирак. Главной целью удара могут стать объекты атомной и нефтяной промышленности. Кроме того, впервые со времени первой иракской войны США увеличат до двух единиц количество авианосцев, которые будут нести службу у побережья Ирана. В Пентагоне уверяют, что эти мероприятия — не подготовка нападения на Иран, а ответ на провокационное поведение руководства этой страны. Среди провокаций фигурируют военные учения в Персидском заливе, поддержка шиитских мятежников в Ираке, а также ядерная программа, направленная на создание ядерного оружия.

Кажется, Иран нарочно провоцирует Вашингтон, как будто стремясь подтолкнуть его к решительным действиям в ответ. Из-за своей непоколебимой позиции Иран превращает себя в «изолированное государство», подчеркнул президент Буш. «Это гордая нация со славной историей и традициями. Но лидер этой страны постоянно демонстрирует мировому сообществу, что Иран не хочет идти в ногу с современностью и сознательно загоняет себя в изоляцию в ущерб народу». Между тем президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад всеми силами старается убедить себя и свой народ, что американцы лишь блефуют. Однако его «политические заклинания» звучат неубедительно. Ахмадинеджад подчеркнул: «Они узнают силу иранского народа. Я не думаю, что они отважатся нанести нам удар».

Собственно, такие «политические заклинания» вряд ли на кого-то могут повлиять в Вашингтоне, поскольку подрывные действия Махмуда Ахмадинеджада, направленные против Америки, давно уже стали там причиной серьезного и всестороннего анализа. Очевидно, что Ахмадинеджад не просто фрондирует против США, а всеми силами старается создать «антиамериканскую ось» (в противовес «оси зла» мирового терроризма и тоталитаризма, определенной Бушем) и объединить в «антиглобалистическую коалицию» всех, кто не хочет смириться с лидирующей ролью американцев в мире.

Однако Ахмадинеджаду в этом очень не повезло. Если бы в Белом доме сегодня отбывал свой второй президентский срок Эл Гор, а не Джордж Буш, то, возможно, это давало бы ему некоторые шансы. Поскольку интеллектуал Гор еще мог бы потянуть время, проводя его за размышлениями со своими советниками и экспертами. Для президента же Буша единственно правильным является то, что думает он сам и что ему посоветует по этому поводу госсекретарь Кондолиза Райс. Поскольку же сам он, в определенной мере, «воспитанник» ближневосточных концепций этой обворожительной, но с железной волей женщины, то думают они одинаково, в одном направлении: тот, кто отважился вести за спиной США геостратегические игры, подрывающие геополитические интересы Америки, должен за это поплатиться.

Иранцы не осознали одно: американцы проиграют в Ираке потому, что пытаются воевать с противником по западным правилам ведения войны, а против них самих ведется война без каких-либо правил. Американцы не проявляют жестокости, поэтому мятежники жестоки с ними и их иракскими союзниками. Но относительно Ирана может быть реализована совсем другая игра. США никогда не позволят Ирану быть гегемоном на Ближнем Востоке, не позволят уничтожить Израиль, а главное — не допустят, чтобы абсолютно неконтролируемый и непредсказуемый Ахмадинеджад получил атомное оружие.

И главное, чего не понимают иранские лидеры: возможное вторжение в Иран не будет абсолютно тождественным иракской операции США. Не следует ожидать наземного вторжения, скорее всего это будет длительная и массированная воздушная операция (наподобие югославской), объединенная с действиями небольших спецподразделений. После этого произойдет отторжение иноэтнических территорий, которые сегодня входят в состав иранского государства.

Американцы учли свои ошибки в Ираке и не будут повторять их. Не исключено, что итогом иранской операции США станет воссоединение в одно государство всех азербайджанских земель, большая часть которых сегодня находится под юрисдикцией Ирана. Сейчас в Иране живет свыше 35 миллионов азербайджанцев. А, как известно, еще в середине 1990-х годов президент постсоветского независимого Азербайджана Гейдар Алиев сказал, что объединение «двух Азербайджанов» — это его заветная мечта и цель.

После вторжения в Афганистан и Ирак американцы стали больше внимания уделять национальным меньшинствам в Иране, особенно азербайджанцам. Впрочем, у иранского руководства было время смягчить ситуацию, сделав уступки «Движению за национальное возрождение Южного Азербайджана», которое ставило перед собой давнюю цель местных азербайджанцев — «создание в Иране демократического светского государства с федеративным устройством, где Южный Азербайджан получит наивысший статус автономии». Тогда азербайджанцы стремились создать автономную республику со столицей в Тебризе. Однако ситуация стала еще более неустойчивой после выступлений в иранском Азербайджане в мае 2006 года. Эти волнения наглядно засвидетельствовали не только рост сепаратистских настроений, но и наличие у азербайджанцев действительно серьезных проблем.

То же можно сказать и о курдском населении Ирана, которое живет на своих этнических территориях и испытывает притеснения от тегеранской власти. Социально-политическая напряженность в районах компактного проживания иранских курдов — Иранском Курдистане — не спадает. Что обусловлено активностью курдских политических функционеров, ведущих нелегальную пропагандистскую работу против нынешнего иранского режима. В курдском ареале Ирана уже и так доминируют отрицательные настроения местного населения в отношении центральной администрации и методов реализации ею внутренней политики. Вместе с тем иранская власть рассматривает курдов как сепаратистов, действия которых могут привести к распаду страны. Она ведет решительную борьбу с курдской оппозицией, которая находится под влиянием политических процессов, происходящих в смежных курдских ареалах в Ираке и Турции, где сосредоточена курдская политическая оппозиция.

Политические организации иранских курдов действуют в содружестве с иракскими курдами, чтобы создать государство, которое может наконец объединить курдские ареалы Ирака и Ирана. Курдская политическая оппозиция своим противостоянием режиму формирует отрицательное общественное мнение относительно шиитских фундаменталистов как среди иранских курдов, так и среди другого неперсидского населения. Похоже, иранские курды надеются, ориентируясь на американцев, решить проблему провозглашения курдского независимого государства.

Естественно, на случай атаки извне нация начинает сплачиваться вокруг своих, даже непопулярных, лидеров. Однако специфика Ирана состоит в том, что исламское руководство столь непопулярно в районах многонациональной иранской периферии (где преобладают неперсидские и нешиитские этносы), что ее население, скорее, будет готово приветствовать удары извне по ядерным объектам или вторжение, чем консолидироваться вокруг радикальных исламских лидеров. Ведь, по мнению киевского политолога Сергея Грабовского, «Иран — это мини-империя, которая в прошлом старалась захватить чужеэтнические земли, отсюда и его амбиции. И именно потому, что это две империи, причем не на стадии подъема, а на стадии упадка, Ирану и России так легко сегодня находить общий язык. Они стараются не модернизироваться, а вернуть любой ценой бывшее могущество. «Иранская империя», как прежде СССР, — это идеократическое государство. Его «миссия», в соответствии с программой-максимум, — лидерство в мире ислама и распространение исламского влияния едва ли не на всю планету, а программа-минимум — взять под свое крыло всех шиитов в мире. Это, конечно, утопия, однако очень опасная, как и все такие утопии».

Представляется, что в старании превратить Иран в регионального и даже мирового лидера иранские муллы немного просчитались. То, что они стали считать началом мировой экспансии, может превратиться для них в увертюру к их политическому концу. Ахмадинеджад совершил большую ошибку, стремясь сделать ключом своей стратегии национальной безопасности вмешательство во внутренние дела Ирака, запугивание своих соседей, стремление сколотить совместно с президентом Венесуэлы «антиамериканскую ось» и решив, что именно он станет тем исламским политиком, которому очень легко удастся стереть с карты мира Израиль. Только одного из перечисленных стремлений иранского президента (не говоря уже об атомных проектах) вполне достаточно, чтобы вплотную столкнуться с американской военной мощью. Но Ахмадинеджад, поверив в свою исключительность и судьбу, решил вести наступление против США на всех «политических фронтах», не поняв, что его пока не трогали не из-за его прозорливости и особенности, а потому, что для этого еще не наступил благоприятный момент.

Он решил проверить Джорджа Буша на прочность и фактически пошел на прямой «политический таран», не учтя лишь одного: президент Буш может чего-то не знать или не понимать до конца, но он не отступит. Пока, можно сказать, повторяется, только с некоторыми вариациями, ситуация накануне вторжения США в Ирак. Тогда диктатор Саддам Хусейн также был твердо уверен в том, что президент Буш не отважится пойти до конца, и просчитался. Сегодня на Иране слишком много завязано. Администрации Буша никогда не удастся успешно завершить иракскую кампанию, если не прекратится помощь мятежникам из Ирана.

Очевидно, в таком случае можем говорить даже не о противостоянии президентов Буша и Ахмадинеджада, а о противостоянии исламского фундаментализма, отождествляемого с Ахмадинеджадом, и христианского фундаментализма, который идентифицируется с Бушем. Поскольку именно исламские радикалы своими терактами 11 сентября 2001 года спровоцировали процесс новейшего возрождения христианского фундаментализма, который благодаря непримиримой позиции и силовой политике Джорджа Буша в Ираке нашел сегодня последователей в Америке, в ближайшее время в Персидском заливе могут развернуться очень бурные события.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК