От захвата территории к войне на истощение

24 мая, 18:54 Распечатать Выпуск №19, 25 мая-31 мая

"Исламское государство" меняет свою стратегию.  

© twitter.com

Лидер "Исламского государства" Абу Бакр аль-Багдади впервые за последние пять лет появился перед камерами. 

Неоднократно "уничтоженный" иракскими силовиками и российской авиацией "халиф Ибрагим", как именует себя аль-Багдади, не только продемонстрировал свою живучесть, но и обрисовал новую стратегию самой опасной террористической организации в мире.

В последний раз "халиф Ибрагим" появлялся на видео в далеком 2014 г., на пике могущества ИГ провозглашая о восстановлении халифата в мечети иракского Мосула. Тогда он призывал сторонников переселяться на земли, подконтрольные организации, которая нуждалась не только в солдатах, но и во врачах, инженерах, учителях. Спустя пять лет ИГ потеряли почти все. 

Мосул, Сирт, Марави, Ракка и много других городов, некогда находившихся под властью "повелителя правоверных", лежат в руинах. Погибло почти все высшее руководство организации. Жены и дети из первого поколения "создателей халифата" голодают в лагерях беженцев и приютах. Но несмотря на это, ИГ не оставляет своих глобальных планов. 

Аль-Багдади признал, что потеря территорий в Сирии и Ираке заставила руководство ИГ пересмотреть устоявшуюся и проверенную временем стратегию, широко известную как "выживание и расширение". Теперь основной упор делается на истощение противника. Опора на масштабные операции подготовленных бойцов, без цели захвата и удержания территории — вот ключевая характеристика новой стратегии террористов ИГ.

Как показал пример Шри-Ланки, где 21 апреля произошла серия взрывов, организованных ИГ, подобная смена стратегии несет новую угрозу странам, казалось бы, далеким от ближневосточной политики и террористической угрозы. 

Туризм и политический кризис 

Шри-Ланка известна как красивый и относительно доступный туристический курорт. Пережив ужасы десятилетиями длившейся гражданской войны, остров стал постепенно восстанавливаться, привлекая с каждым годом все больше туристов. 

В 2017 г. Шри-Ланка заняла 64-е место из 136 возможных в рейтинге The Travel & Tourism Competitiveness по версии Всемирного экономического форума. Показатели "безопасности и надежности" еще лучше. В год в страну в среднем приезжает свыше 1,7 млн туристов, что дает почти 3 млрд долл. дохода в государственный бюджет. Туризм составляет почти 5% ВВП острова и предоставляет работу для более чем 300 тыс. ланкийцев. 

Подобное высокое значение туризма для экономики оказывает специфическое влияние на власти, которые, не желая спугнуть туристов, неохотно реагируют на возможные и явные угрозы для внутренней безопасности. 

Как стало известно, о возможном теракте на пасхальные праздники силовики знали еще 9 апреля, когда на стол руководителя национальной полиции попал доклад разведчиков о том, что в стране планируется атака смертников. Была указана даже фамилия одного из организаторов, который позже подорвал себя. Однако меры безопасности предприняты не были, в том числе и потому, что предстоящие праздники обещали новый поток туристов в страну. 

Свою роль в этом трагическом решении властей сыграл и длительный политический кризис в Шри-Ланке, вызванный противостоянием парламентского большинства и действующего президента. Не исключено, что недооценка террористической угрозы стала попыткой ударить по рейтингу политиков, ответственных за безопасность в стране. В первую очередь речь идет о президенте, который после терактов заявил о полном неведении об угрозах, поступавших от разведчиков и индийских спецслужб. 

Но нападение 21 апреля стало возможным не только по этим причинам. 

Не сингалы, не тамилы

На Шри-Ланку ислам пришел вместе с ближневосточными купцами. 

Сингалы, потомки пришлых индоарийских племен, и тамилы, потомки местного, дравидийского населения, заключали выгодные торговые контракты и создавали новые семьи с адептами новой религии, которые везли на остров драгоценные товары. С тех пор на острове сформировалась немногочисленная мусульманская община. В XVI веке португальские колонизаторы, захватив остров, назвали местных мусульман "моро" ("мавры"). 

Сегодня "цейлонские моро", или ланкийские мусульмане, составляют чуть более 9% из 20-миллионного населения острова. И хотя мусульмане живут на Шри-Ланке уже более тысячи лет, для многих они остаются чужаками, что не раз приводило к ужасным трагедиям. 

В 1956 г. националистическое правительство Цейлона (так до 1972 г. именовался остров) приняло закон, закрепляющий за сингальским языком статус единственного официального. Это спровоцировало протесты со стороны тамильского меньшинства, составляющего около 12–13% населения. Безуспешные попытки договориться привели к росту популярности радикалов в среде тамилов. 

В 1983 г. вооруженная группа тамилов напала на колонну ланкийских солдат, убив 13 человек. В ответ по стране прокатилась волна тамильских погромов. От рук сингалов за несколько дней погибло около 3 тыс. тамилов. Десятки тысяч покинули свои дома. Радикалы по обе стороны конфликта получили то, чего так хотели — гражданскую войну, породившую одну из самых страшных террористических организаций в мире — Тигры освобождения Тамил Илама (ТОТИ). Именно они использовали атаки смертников в промышленных масштабах еще задолго до того, как это стало практикой "Исламского государства". Война унесла жизни более 100 тыс. чел. и закончилась в 2009-м разгромом ТОТИ и гибелью их бессменного лидера Велупиллаи Прабхакарана. 

Хотя мусульмане Шри-Ланки не принимали участия в войне центрального правительства и тамильских сепаратистов, они оказались крайними для обеих сторон конфликта. Так, сингалы рассматривали местных мусульман как чужих из-за их тамильского языка и религии. Неприятие вызывало и то, что мусульман, традиционно занимающихся торговлей, рассматривали как конкурентов. Наконец, по сравнению с другими этническими и религиозными группами, населяющими остров, "моро" имели относительно высокое материальное положение. 

Тамильские сепаратисты поначалу считали местных мусульман "своими", но напоровшись на самоидентификацию "моро" как мусульман, а не как тамилов, ТОТИ попытались запугать непокорных. Это привело к ужаснейшей трагедии в истории мусульманской общины на Шри-Ланке: 3 августа 1990 г. в городе Каттанкуду на востоке страны во время пятничной молитвы в двух мечетях террористы ТОТИ убили 141 человека. 

В отличие от других групп, вовлеченных в гражданскую войну, "моро" не сумели организоваться для защиты от террористов. Этим воспользовались последние, жестокостью и насилием запугав и подчинив до того изолированные районы, в которых проживали мусульмане. 

Исламофобия и погромы 

Окончание гражданской войны так и не принесло мира в мусульманскую общину. Атаки со стороны тамильских сепаратистов сменились погромами, организованными сингальскими националистами. Именно мусульмане стали основной целью для нападок радикалов из Bodu Bala Sena ("Буддийская сила"). 

Эта ультранационалистическая организация была создана радикальными буддийскими монахами в 2012 г. В первых своих декларациях руководители организации требовали от государства прекратить политику планирования семьи (например, запретить вазэктомию и тубэктомию), ограничивающую рождаемость в буддийских общинах, убрать из законодательства все не сингальские нормы (например, из романского или британского права), разрешить монахам преподавать в государственных школах и университетах свою трактовку истории. 

С первых дней своего существования организация начала использовать силу для убеждения своих противников. Члены "Буддийской силы" штурмовали христианские церкви, мечети, университеты и любые другие учреждения, в которых, по их мнению, ущемляется буддийское большинство. Но главной жертвой буддийских радикалов стали мусульмане. 

Плотно сотрудничая с мьянманской радикальной организацией "969", обвиненной в насилии против мусульман-рохинджа, ланкийские радикалы используют популярный нарратив "борьбы с исламским экстремизмом" в качестве оправдания своей ксенофобской политики. В 2014 г. в результате погрома, организованного радикалами, погибло четверо мусульман и 80 получили ранения. В 2018 г. на востоке острова прокатилась новая волна погромов местных мусульман, спровоцированная исламофобскими постами в Facebook.

На фоне роста новой угрозы в среде мусульман появляются сторонники радикальных взглядов. На рубеже 2000-х мусульманская община острова столкнулась с угрозой раскола. Одна часть общины активно включилась в политические процессы через легальные структуры, крупнейшей из них стал Мусульманский конгресс Шри-Ланки, члены которого активно участвовали в инициативах по примирению между участниками гражданской войны.

Одновременно внутри общины появилось другое направление, связанное с деятельностью финансируемых Саудовской Аравией ваххабитских групп. Внутренние угрозы со стороны буддийских националистов, внешние триггеры в виде гражданской войны в Сирии и территориальных успехов ИГ способствуют выделению внутри общины незначительной, но готовой действовать группы радикалов. Что она и продемонстрировала 21 апреля.

Кадровые террористы и война на истощение 

Теракты на Шри-Ланке наталкивают на следующие выводы. 

Во-первых, "Исламское государство" все охотнее атакует там, где к этому не готовы. В Европе и Северной Америке уже более-менее научились бороться с деятельностью ячеек ИГ, о чем свидетельствует то, что в Западной Европе количество жертв терроризма сократилась на 50% — с 168 погибших в 2016 г. до 81 в 2017 г. И хотя общее число терактов в Европе возросло с 253 в 2016 г. до 282 в 2017 г., опасность удалось свести к атакам волков-одиночек, предсказать которые намного сложнее атак, подготовленных группами. 

Осознавая это, террористы (и не только джихадисты, о чем говорит атака в Новой Зеландии) все больше внимания уделяют странам, относительно спокойным, а значит, менее подготовленным к нападениям. В таких странах оперативники "Амнията" (или "Амният аль-Харидж" — секретной службы ИГ) могут довольно долго, не привлекая внимания спецслужб, готовить почву для масштабной атаки. 

Во-вторых, "Исламское государство" все охотнее атакует там, где есть возможность спровоцировать межконфессиональный конфликт. Репрессии по отношению к местным мусульманам при политической и социальной изоляции последних — идеальная комбинация для террористов. Цель последних — не защитить мусульман во враждебном окружении, а наоборот: довести эту враждебность до крайней степени — открытой войны. 

Логика террористов проста. В условиях, когда на кону стоит жизнь или смерть общины, часть ее членов примет сторону той силы, которая в этой ситуации будет наиболее подготовленной к вооруженному противостоянию. Так было в иракской провинции Анбар зимой 2013 г., когда в ответ на вооруженный штурм мирных протестующих в городе Рамади часть оппозиционно настроенных мусульман-суннитов поддержала вышедших из пустыни боевиков ИГИЛ. Так было в Сирии, так было в Нигерии. Везде, где есть выбор между смертью и жизнью под защитой плохих, но вооруженных парней, многие выберут вариант выжить, независимо от флага, под которым приходят такие защитники. 

В-третьих, "Исламское государство" восстановило свою сеть профессиональных террористов. Наряду с атакой на Шри-Ланке в течение двух дней ИГ совершили нападения в Афганистане и Саудовской Аравии: 20 апреля группа террористов атаковала правительственные здания в Кабуле, а 21 апреля в Королевстве четверо террористов атаковали базу службы безопасности на севере столицы. 

Во всех трех нападениях участвовали т.н. "амниятчики", по сути, профессиональные террористы, имеющие огромный боевой опыт и обладающие ресурсами для подготовки масштабных операций. По мнению американского исследователя терроризма Брюса Хоффмана, это говорит о том, что к проблеме нападений саморадикализированных одиночек добавляется и угроза масштабных операций. 

Новая стратегия террористов несет новые угрозы. В первую очередь странам, в которых присутствуют такие благоприятные для действий оперативников ИГ условия, как затянувшийся политический кризис, искусственно разжигаемая радикалами исламофобия, недооценка террористической угрозы и граждане, получившие боевой опыт в рядах ИГ. Эти факторы привлекают внимание джихадистов к странам, которые, казалось бы, ранее были "неинтересны" для них. 

К сожалению, новая угроза актуальна и для Украины. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №22-23, 15 июня-21 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно