Остров Свободы: пережить эмбарго и две холодные войны

24 июля, 2015, 22:02 Распечатать Выпуск №27, 24 июля-14 августа

Когда-нибудь 20 июля 2015 года войдет в учебники новейшей мировой истории. Именно в этот день над вновь открытым посольством Республики Куба в США был торжественно поднят национальный флаг. В 1961 году, в результате национализации правительством Фиделя Кастро американских активов на Кубе и высылки представителей США с надуманными обвинениями, дипломатические отношения между странами были прекращены. И вот, более чем пятьдесят лет спустя эти отношения, наконец, восстановлены.

 

 

Когда-нибудь 20 июля 2015 года войдет в учебники новейшей мировой истории. Именно в этот день над вновь открытым посольством Республики Куба в США был торжественно поднят национальный флаг. В 1961 году, в результате национализации правительством Фиделя Кастро американских активов на Кубе и высылки представителей США с надуманными обвинениями, дипломатические отношения между странами были прекращены. И вот, более чем пятьдесят лет спустя эти отношения, наконец, восстановлены.

Сегодня обозреватели делают акцент в основном на исторической значимости этого события, ведь напряжение между Вашингтоном и Гаваной, по сути, остается одним из немногих политических "артефактов" времен холодной войны. Восстановление дипломатических отношений между двумя странами воспринимается как восстановление естественного, "мирного" порядка. Закрывается страница истории, прежде всего, напоминающая о Карибском кризисе 1962 года, о риске ядерной войны между мировыми державами — и, конечно, такое событие не может не вызывать эйфории. Но что оно означает для современной политики? Имеет ли оно только символический вес или же изменит что-то в геополитических раскладах современного мира? И наконец, что изменится для самой Кубы и ее жителей?

Немного истории. В 1960 году США наложили эмбарго на торговые отношения с социалистической Кубой. На сегодня ограничения включают торговлю практически во всех сферах, исключая продукты сельского хозяйства — благодаря тому, что Джордж Буш-младший в 2003 г. разрешил их экспорт на Кубу. США занимают пятое место среди торговых партнеров Гаваны. Кроме того, американские граждане не имеют права на посещение Кубы с целью туризма; такие поездки разрешены, прежде всего, кубинцам, проживающим в США и желающим навестить родственников, студентам с образовательными целями и миссионерам. Наконец, инвестиционная деятельность американских резидентов на Острове Свободы также значительно ограничена, как и банковские переводы из США на Кубу.

Лишенный экономической подпитки от ближайших соседей, режим Кастро быстро переориентировался на идейных сторонников из Советского Союза. О достигнутой степени зависимости острова от СССР свидетельствует один факт: с 1991 по 1993 годы, то есть после распада Союза, кубинская экономика ежегодно уменьшалась на более чем 10% ВВП. Конечно, за экономическую поддержку приходилось платить: Куба стала геополитическим и военным союзником Москвы. Именно здесь на пике Холодной войны, когда человечество пребывало на волоске от ядерного апокалипсиса, были размещены советские ядерные ракеты, нацеленные на американские города и базы. К счастью, Карибский кризис был успешно разрешен; но союзником СССР Куба оставалась до последнего — хотя с началом перестройки Фидель и не упускал возможности покритиковать Союз.

В начале 1990-х Кубе действительно пришлось нелегко. Однако на сегодня номинальный ВВП страны втрое превышает таковой в 1989 году. Для достижения такого результата Фидель Кастро, а затем и пришедший в 2008 году ему на смену брат Рауль, вынуждены были переориентироваться на отношения с другими торговыми партнерами. В частности, треть кубинского импорта сегодня обеспечивает другая страна региона, настроенная против США и управляемая левым правительством — Венесуэла. Прежде всего, венесуэльцы обеспечивают поставку нефти. Более 20% от общего объема внешней торговли Кубы приходится на Европейский Союз и примерно 13% — на Китай. Почти половину от европейского импорта с Кубы составляют пищевые продукты, напитки и табачные изделия. Кроме того, страна активно занимается привлечением иностранных туристов: количество желающих увидеть романтичный тропический островок социализма, как позиционирует себя Куба, растет с каждым годом и составляет примерно 3 млн отдыхающих в год. Таким образом, Гавана зарабатывает валюту, необходимую для поддержки уровня жизни в стране и наращивания импорта.

Целью эмбарго, введенного США, неоднократно официально называлась смена правящего режима в Гаване и приход к власти демократических политиков. Этого, по мнению авторов мер, можно было достичь благодаря недовольству населения низким уровнем жизни. Однако если во времена Холодной войны Кубу поддерживал на плаву соперник, Советский Союз, то сейчас источники поддержки диверсифицированы, и половина главных торговых партнеров Гаваны — вполне демократические государства. Таким образом, несмотря на все трудности, кубинцы пережили даже сложнейшие времена начала 1990-х без смены режима. Иными словами, можно сказать, что цель американцами достигнута не была.

В то же время, Рауль Кастро, став президентом Кубы в 2008 году, действительно запустил программу либерализации экономики; благодаря ему на остров пришли инвестиции, и он же легализовал на острове малый частный бизнес. Число иностранных туристов выросло за это время почти на миллион: с одной стороны, теперь они могли чувствовать себя на острове комфортнее и свободнее, с другой — туристические фирмы, предчувствуя возможность либерализации режима пересечения границы с США, подгоняли туристов посетить "социалистический рай", пока Куба не превратилась в еще один обычный тропический остров. Однако стало ли эмбарго причиной таких изменений? Оснований так считать нет. Скорее, большая открытость миру позволила Кубе реализовать ранее закрытые внешнеэкономические возможности, улучшая тем самым собственную экономику.

 В экономическом смысле эмбарго, конечно, проигрышно для Кубы, но, как представляется, своих целей оно все равно не достигает. В то же время, эксперты оценивают потери самих США от эмбарго в 1,2 млрд долларов ежегодно. В чем же смысл продолжения такой невыгодной и бесцельной политики? Официальная причина — многочисленные нарушения прав человека на Кубе. В то же время международные организации неоднократно осуждали наложенное Штатами эмбарго за то, что оно само приводит к нарушениям социальных прав кубинцев, ухудшая их жизнь. И, кроме того, нет свидетельств позитивных явлений, ставших результатом эмбарго и в целом жесткой политики по отношению к Кубе. Наоборот, более открытая позиция Барака Обамы, еще в бытность сенатором заявлявшего о необходимости пересмотреть кубинскую политику Штатов, может привести к росту числа поездок американцев на Кубу (и наоборот), доступа американских товаров и услуг на кубинские рынки, а также к облегчению доступа кубинцев к Интернету. Все это может повлиять на настроения кубинцев в большей степени, чем уже доказавшие свою неэффективность попытки давления.

Однако вопрос Кубы не ограничивается аспектами экономики и прав человека. Геополитический вес острова, находящегося вблизи США, никуда не делся. Это прекрасно осознают Китай и Россия — два государства, чья внешнеполитическая риторика построена на убежденности, что эпоха однополярного мира, pax Americana, подошла к концу. Так, месяц назад Кубу посетил Фань Чанлун, генерал Народно-освободительной армии Китая, проведя серию встреч с высшими чиновниками государства. Ранее колумбийские власти регистрировали нелегальную перевозку китайского оружия на Кубу. Наряду с растущим товарооборотом между государствами это говорит о возрастающем интересе Пекина к Гаване.

Китай, традиционно для себя, заинтересован, прежде всего, в достижении определенного влияния во всех регионах мира, и экономические отношения в концепции стратегического партнерства для него приоритетны. В то же время роль Кубы во внешнеполитической риторике России последних лет напоминает таковую времен Холодной войны. Да, Россия не разделяет коммунистическую идеологию; общее у этих стран видится лишь в антиамериканских настроениях и декларативном противостоянии глобализации на условиях Запада, включая противостояние распространению либеральной демократии. Об экономике речь особо и не идет: в самом деле, Россия обеспечивает лишь 1-2% от общей внешней торговли Кубы, являясь только десятым по объему торговли партнером острова. Однако лейтмотивом в речах российских дипломатов и "официальных" экспертов является не идеология и не экономика, а возможное военное партнерство.

В июле 2014 года Россия приняла решение списать 90% долга Кубы перед РФ, что составило
32 млрд долларов. Этот шаг на фоне ожиданий негативного экономического эффекта от западных санкций вызвал сомнения среди некоторых представителей гражданского общества России — в том числе и тех, кто поддерживал экспансионистскую политику Путина. Да, вернуть этот долг от Кубы было бы затруднительно; в то же время смысл данного решения лежал не в экономической плоскости. С одной стороны, это была плата за поддержку Кубой России в вопросе Крыма — учитывая, что лишь немногие государства поддержали аннексию. С другой — аванс за будущее стратегическое партнерство. Так, велись разговоры о восстановлении советского радиоэлектронного разведывательного центра в Лурдесе, иных формах военно-стратегического партнерства.

В контексте китайских и российских претензий на влияние на Кубу продолжать неэффективную политику эмбарго нет смысла. Судя по всему, именно так считает Барак Обама, сделавший все для восстановления отношений между странами и призвавший Конгресс отменить торговые ограничения. И хотя шансы, что эта инициатива пройдет контролируемые республиканцами палаты парламента, невелики, Обама задекларировал готовность идти навстречу Гаване. Только так США могут не проиграть в соперничестве за влияние, а, наоборот, привлечь Кубу на свою орбиту благодаря взрывному росту товарооборота и потоку туристов. И если интересам Китая место на Кубе найдется в любом случае благодаря его роли как экономического партнера, то что может сейчас предложить Гаване Россия — неясно.

Рауль Кастро заявил, что уйдет с поста президента в 2018 году. "Братская династия" завершится. Наиболее вероятным "наследником" поста станет 55-летний Мигель Диас-Канель, вице-президент Государственного совета Кубы. Что же изменится? Пока судить сложно: братья Кастро настолько контролируют внутриполитическую арену страны, что остальным просто не остается возможности проявить себя. Поэтому эксперты разных изданий высказывают полярно противоположные точки зрения относительно его взглядов и того, насколько Диас-Канель сможет реформировать страну. Он был избран преемником братьев, и, если ничего не изменится, легко выиграет выборы через три года. И лишь когда правление Кастро завершится, мы сможем увидеть, ожидают ли Кубу перемены. Не исключено, что Соединенные Штаты при продолжении разумной политики Обамы смогут значительно увеличить свое влияние на Острове Свободы и таким образом перевернуть одну из последних страниц Холодной войны.

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно