Олимпийское "спокойствие" Пхеньяна и Сеула

7 марта, 14:48 Распечатать Выпуск №8-9, 3 марта-16 марта

В Пхеньяне осознали, что удар США по северокорейским ядерным объектам вполне возможен.

На первый взгляд, общее участие объединенной команды двух Корей на Олимпийских зимних играх в Южной Корее может стать импульсом к определенному улучшению отношений между Южной и Северной Кореей. 

А визит в Сеул Ким Йо Чжон — сестры северокорейского лидера, которая передала южнокорейскому президенту Мун Чже Ину личное послание своего брата с предложением посетить КНДР, способен открыть новую страницу в отношениях этих государств. 

На самом же деле визит Ким Йо Чжон в Южную Корею — попытка Пхеньяна использовать определенные расхождения между Вашингтоном и Сеулом, имеющими разное видение того, как наилучшим образом побудить КНДР избавиться от ядерного оружия, и стал пропагандистским ответом диктатора, направленным на противодействие заявлениям США по поводу ядерного безумия Ким Чен Ына. 

Поэтому президент Южной Кореи Мун Чже Ин как опытный политик хотя и получил официальное приглашение посетить Пхеньян в ближайшее время, заявил, что еще слишком рано говорить, когда он сможет провести встречу с лидером КНДР Ким Чен Ыном. 

В Пхеньяне осознали, что удар США по северокорейским ядерным объектам вполне возможен. Поэтому твердая позиция американской администрации оказала на окружение Ким Чен Ына отрезвляющее впечатление. И он начал маневрировать, оттягивая время возможной расплаты и вместе с тем пытаясь вбить клин между Сеулом и Вашингтоном. 

Похоже, план Пхеньяна заключается в том, чтобы улучшить мнимые отношения с Южной Кореей до такого уровня, чтобы та оказала в качестве жеста доброй воли любую помощь. Что означало бы прекращение санкционного режима со стороны Сеула. 

Поэтому все "дружеские жесты" руководства КНДР имеют цель оттолкнуть Вашингтон подальше от их южнокорейского союзника: "нормализация" отношений Сеула с Пхеньяном не снимает возможностей реальной войны, а лишь провоцирует ослабление связей Сеула со США и создает риски лишиться американского ядерного зонтика и военных баз. 

Но ожидания Севера, что примирительные инициативы способны испортить политику "максимального давления" президента США Дональда Трампа, ориентированную на усиление изолирующих санкций для самой закрытой страны в мире, не срабатывают. 

Америка ввела новые санкции, которые касаются 27 компаний и 28 судов, помогающих Северной Корее уклоняться от санкций против КНДР из-за ее ядерной и ракетной программ. И, как заявил Трамп, это "самый крупный в истории" пакет санкций против Пхеньяна.

Но за фасадом мирных подходов скрывается затягивание Ким Чен Ыном времени, ведь санкции начали конкретно влиять на Северную Корею. Северокорейские рабочие, трудившиеся на предприятиях Китая, зарабатывая валюту для режима, начали возвращаться домой, предприятия, на которых они работали, закрываются, а кумулятивный эффект от внедрения санкций уже выражается в негативных показателях экономики КНДР. 

Но и стратегия "примирения" Пхеньяна тоже начала работать. Сеулу пришлось отказаться от ряда санкций, чтобы делегация Северной Кореи могла приехать в Южную Корею. А самое важное, что Ким ІІІ смог получить от Мун Чже Ина, — это отсрочка проведения ежегодных военных учений США и Южной Кореи, которые Ким Чен Ын видит как репетицию возможного вторжения. Теперь они должны состояться после окончания Олимпийских и Паралимпийских игр. 

Хотя следует отметить: концепция Дональда Трампа "Америка прежде всего" не столь уж уютна и для южных корейцев. Для того чтобы альянс США и Южной Кореи действительно работал, Сеул должен верить в две вещи: он может рассчитывать, что США защитят его в случае войны с КНДР, которой нельзя будет избежать; и что Америка не начнет войну на полуострове, не согласовав этот шаг с южнокорейским руководством. 

Впрочем, свобода действий президента Южной Кореи имеет ограничение. Независимо от левацких идеологических убеждений Мун Чже Ина, во время нынешней нестабильной ситуации в регионе стратегический альянс со США жизненно важен для безопасности его страны. Поэтому он не может не прислушиваться к тому, что говорит президент Трамп, а тем более — бросить вызов Вашингтону. 

Это означает, что Южная Корея не пойдет на перезапуск какого-либо экономического сотрудничества с КНДР, поскольку такие действия рассматривались бы как нарушение режима санкций. 

Хотя логика северокорейцев здесь понятна. Если бы визит Мун Чже Ина в Пхеньян состоялся, и даже если бы он не пошел далее обмена широкими улыбками, то и это бы раздражало американцев. А если бы КНДР получила какую-то материальную помощь от Южной Кореи, это резко заострило бы отношения между союзниками. Именно этого хотят северные корейцы. 

Но в политике КНДР это ничего не изменит. Режим Ким Чен Ына намерен завершить свою ядерную и ракетную программы, а это будет означать, что американские города становятся потенциально уязвимы для северокорейского  ядерного оружия. 

Очевидно, что США не намерены мириться с такой ситуацией, и поэтому спустя определенное время после олимпийской паузы напряжение вокруг агрессивной политики Северной Кореи, скорее всего, вернется к своему предыдущему уровню. 

Ведь орган ЦК Трудовой партии Кореи — северокорейская газета "Нодон Синмун" — даже не скрывает подлинных намерений Пхеньяна: "Наши ядерные сдерживающие силы являются мощным мечом, который не только защищает Корейский полуостров, но и обеспечивает мир и безопасность в Юго-Восточной Азии. Наши ядерные вооруженные силы не являются предметом политических или экономических соглашений". 

Но не исключено, что американцы могут дать Ким Чен Ыну последний шанс. Есть информация, что представители администрации Трампа после внутренних консультаций изменили свой тактический подход к Северной Корее. Это может стать сигналом о проведении переговоров с Пхеньяном без намерения настаивать на предыдущих обязательствах по денуклеаризации до их начала. 

Однако в своем интервью телеканалу CBS News госсекретарь США Рекс Тиллерсон, отвечая на вопрос о Северной Корее, заявил: "Мы будем продолжать кампанию давления, и мы будем усиливать это давление. И мы будем делать это ежемесячно. Мы не используем морковку, чтобы убедить их насчет переговоров. Мы используем большую дубину. И это именно то, что они должны понять. Эта кампания давления на Северную Корею урезает потоки ее доходов. Это урезает ее военные программы. 

Я намерен использовать все время, отведенное мне для дипломатических усилий, до того как будет сброшена первая бомба. Моя работа заключается в том, чтобы не допустить этой бомбы. И мы не знаем точно, сколько времени на это отпущено". 

Если ядерные удары американцев по японским городам в 1945 г. побудили Японию к капитуляции, то сегодня предупредительный ядерный удар по КНДР способен спровоцировать цепную реакцию в мире.

В таком случае Россия и Китай, не говоря уж о Пакистане, Индии и других странах, с учетом такого прецедента могут решить, на свой страх и риск, использовать огневую мощь ядерного оружия, провоцируя ядерный Армагеддон. 

Династия Кимов всегда смотрела на Южную Корею как на свою временно утраченную территорию. Поэтому кажется, что Ким Чен Ын хочет добиться того, чего не смогли добиться ни его дед, ни отец: объединить все корейские земли под своим коммунистическим правлением. Именно на это нацелено нагнетание ракетно-ядерной истерии Пхеньяна, который постоянно тестирует США и их союзников, насколько далеко ему позволят продвинуться в этом направлении. 

И потому какие-либо сигналы от КНДР о готовности вступить в переговоры со США надо рассматривать именно под таким ракурсом. 

И хотя после встречи президента Южной Кореи Мун Чже Ина и представителя Северной Кореи генерала Ким Йонг Чола в пресс-службе президента Южной Кореи заявили, что КНДР "готова к переговорам" со США, согласие Ким Чен Ына на денуклеаризацию — под сомнением. Но он учитывает печальный для себя опыт Саддама Хусейна и пытается выйти из-под удара. 

Впрочем, очевидны две вещи. Во-первых, терпение президента Трампа по поводу Северной Кореи заканчивается. Во-вторых, даже если обе стороны действительно сядут за стол переговоров, то на их положительный результат, как и ранее, надежд остается мало. 

А главное, как говорится в заявлении Белого дома, любые переговоры с Северной Кореей должны привести к прекращению ядерной программы Пхеньяна. Администрация президента Дональда Трампа подтвердила, что "денуклеаризация должна быть результатом любого диалога с Северной Кореей".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно