Общественное мнение относительно НАТО: тренды, мотивации, предостережения

14 августа, 2015, 22:01 Распечатать Выпуск № 28-29, 14 августа-21 августа 2015г.
Автор
Отправить
Отправить

Под влиянием целого ряда как внешних, так и внутренних вызовов, которым вот уже более полутора лет вынуждено противостоять украинское общество, общественное мнение во многих аспектах испытало и продолжает испытывать существенные и, скорее всего, невозможные в других условиях изменения. Отношение населения к НАТО - едва ли не самый яркий пример таких кардинальных сдвигов в постмайданный период.

Автор

Общественное мнение относительно НАТО: тренды, мотивации, предостережения

Под влиянием целого ряда как внешних, так и внутренних вызовов, которым вот уже более полутора лет вынуждено противостоять украинское общество, общественное мнение во многих аспектах испытало и продолжает испытывать существенные и, скорее всего, невозможные в других условиях изменения. Отношение населения к НАТО - едва ли не самый яркий пример таких кардинальных сдвигов в постмайданный период.

Отношение к членству: разворот на 360 градусов?

До 2014 г. одной из наиболее видимых линий "размежевания" общественного мнения были внешнеполитические ориентации украинцев. При этом, если рост поддержки евроинтеграции происходил медленно, но уверенно, то с уровнем поддержки членства в НАТО ситуация была иной. Так, симпатики членства Украины в альянсе были в абсолютном меньшинстве вплоть до 2014 г. В частности, на гипотетическом референдуме относительно присоединения Украины к альянсу количество тех, кто проголосовал бы "за", с 2005-го по 2012-й колебалось в пределах 15–32%. Кстати, самый высокий за последние 10 лет уровень поддержки НАТО - 32% - был зафиксирован в конце 2007 г. Возможно, на волне подготовки к Бухарестскому саммиту НАТО, соответствующей риторики тогдашних оранжевых сил. Самый низкий - 15% - в период "эры стабильности" режима Януковича - весной 2012 г. (см. табл. 1).

Казалось, что изменение настроений в этой области - далекая перспектива. Особенно, когда соответствующей политической воли не было ни в рядах членов альянса, ни в украинском политикуме. Вопреки этому, общественное мнение, как это часто в Украине бывает, снова оказалось в авангарде процессов. Прежде всего под влиянием объективных факторов: аннексии Крыма, агрессии в Донбассе и всем, что с этим связано. В самом деле, украинское "ноу-хау" - внеблоковость - оказалось на практике мыльным пузырем, что стало очевидно уже в возникшем вакууме безопасности, в котором оказалась Украина. Впрочем, именно это стало катализатором роста поддержки НАТО. Первый "скачок" был зафиксирован в июне 2014 г. - с 15% (апрель 2012 г.) до 45%, а вот противников, наоборот, уменьшилось почти вдвое - с 62% до 36% соответственно. В июле 2015 г. этот разрыв в пользу сторонников НАТО стал еще большим: 64% участников референдума высказались бы "за", и уже 28% - "против". Итак, гипотетический референдум до агрессии и на данный момент принес бы абсолютно разные результаты - среди его участников сторонников вступления в НАТО оказалось бы на 49% больше, чем три года назад. Беспрецедентно много, а доля противников и не определившихся, наоборот, наименьшая за последние 10 лет. Итак, на что следует обратить внимание. Во-первых, определенная часть вчерашних противников кардинально изменила свою позицию на противоположную. Во-вторых, поскольку такие "скачки" вверх - это в основном реакция на объективную реальность, то эти показатели могут "двигаться" и дальше - как вверх, так и вниз. Поэтому анализировать все нужно прежде всего в динамике.

Региональные отличия: до сих пор ли это актуально?

Региональный разрез в отношении к альянсу имеет особое значение. Традиционно большая благосклонность к евроатлантической интеграции приписывалась Западу, но даже там в 2012 г. был практически паритет между теми, кто сказал бы "да" на воображаемом референдуме, и теми, кто - "нет".

В целом, можем констатировать: если выбор между ЕС и Таможенным союзом Украину до конца 2013 г. действительно делил пополам, то вопрос НАТО, наоборот, большую часть страны (три из четырех макрорегионов) в некоторой степени объединял - общим низким уровнем поддержки членства и доминированием противников вступления над убежденными евроатлантистами. Но в 2014 г. произошли изменения и на региональной карте отношения к НАТО.

Запад Украины окончательно утвердился как истинный форпост поддержки НАТО. Кардинально изменилась картина в Центре, где 73% поддержали бы вступление в альянс. Юг, где в 2012 г. восемь из десяти были противниками НАТО, тоже демонстрирует новую интеграционную "окраску": 61% участников референдума дали бы "зеленый свет" интеграции в евроатлантическое сообщество. Впрочем, есть одно предостережение - это проценты относительно количества участников референдума, а не относительно населения в целом. Например, в то время как на Западе проголосовать в июле 2015 г. на таком референдуме пошли бы 77% жителей региона, то на Юге - 42%. И если упомянутый 61% на Юге экстраполировать на все население - получим 27% тех, кто за членство в НАТО. На это следует обращать внимание, чтобы понимать реальную природу тех или иных показателей и реальную картину возможных реакций общества.

На Востоке заинтересованность в участии в референдуме высокая, но большинство его участников проголосовали бы против. Особенно значимыми являются результаты исследования в Донецкой и Луганской областях, правда, только на освобожденной их территории. Там поддержали бы курс на членство 36% участников голосования, не поддержали бы - 54%. Но в любом случае - это важный сигнал: да, евроатлантисты на Донетчине и Луганщине до сих пор в меньшинстве, но сдвиг с "мертвой точки" уже произошел. И для данного региона удельный вес этих 36% от участников гипотетического референдума, или 16% - от всех - может стратегически, с точки зрения качества изменений общественного мнения, означать не меньше, чем, возможно, высший уровень поддержки НАТО в других регионах. То есть если эти цифры в сравнении с другими регионами могут казаться мизерными, то непосредственно для Донетчины и Луганщины как таковых - это существенный шаг вперед.

Мотивация выбора: почему "за" и почему "против"

В 2014 г. НАТО впервые вышло в лидеры среди различных вариантов гарантирования национальной безопасности Украины. Так, если в 2012 г. гарантию безопасности для Украины в НАТО усматривали 13% украинцев, то в мае 2014-го - 33, а в декабре этого же года - 46%, хотя после этого и произошел спад до 36%.

Наряду с этим привлекательность и внеблокового статуса (имел самую высокую поддержку относительно других опций в 2012 г.), и, тем более, - военного союза с Россией и другими постсоветскими странами в глазах украинцев кардинально уменьшилась. Однако автоматически ставить точку в истории с благосклонностью определенной части общества к внеблоковости все же не следует. Во-первых, эти показатели, как "живой организм", могут среагировать на изменения во внешней среде, что и произошло за последние шесть месяцев. Во-вторых, на Юге, Востоке и в Донбассе перманентная внеблоковость до сих пор на первом месте среди всех вариантов - с поддержкой 36%, 43 и 49% жителей этих регионов соответственно.

НАТО - это гарантия безопасности Украины, возможность укрепить украинскую армию и шаг Украины на пути к Европейскому Союзу. Именно такая мотивация тех, кто на референдуме проголосовал бы за вступление. Причем аргументы безопасности и здесь вышли на первый план: например, в 2012 г. вторым по распространенности объяснением поддержки вступления в НАТО была возможность приблизиться таким образом к членству в ЕС.

Противники же НАТО, как и в 2012 г., чаще всего свою позицию обосновывают тем, что Украина якобы может быть втянута в военные действия НАТО (50%), что НАТО - это агрессивный империалистический блок (37%), а также тем, что Украина в принципе должна быть внеблоковой (32%). Обратим внимание: в отличие от первых двух мотиваций, третья - предпочтение внеблоковости - имеет такую же распространенность среди тех, кто на референдуме сказал бы членству в НАТО "нет", как и три года назад.

Итак, поддержка НАТО растет, качественно меняется понимание ее роли, а вот основные мотивации как сторонников, так и противников остаются теми же с небольшими изменениями. Впрочем, если аргументы евроатлантистов - в основном рациональные, то о мотивации их противников этого не скажешь: здесь и мифы, и оперирование недостоверной информацией, и вера в иллюзию внеблоковости.

Информация как ключ ко всему?

Актуальность информационно-разъяснительных кампаний не только не уменьшается, но, наоборот, увеличивается. Причем независимо от уровня поддержки интеграции в НАТО, во всех макрорегионах около половины украинцев признаются: о вероятных последствиях вступления или не вступления в НАТО знают мало (36%) или вообще ничего (16%). Проинформированными себя считают 42%. Правда, элементарная поверхностная "проверка" показывает: способ принятия решений в альянсе, например, и до сих пор остается загадкой для большинства. Так, 40% вообще не могут ответить на этот вопрос; 27,5 считают, что решения принимаются простым большинством голосов членов, а 10% вообще думают, что решения принимают "старые" страны-члены, а вот "новые" - пока нет. О том, что на самом деле альянс выносит решение только консенсусом, знают 22% украинцев. Впрочем, справедливости ради надо сказать: положительные сдвиги все-таки есть. В 2007 г. правильно отвечали только 14%, в 2012-м - 20 и вот теперь - 22%.

Мантра о референдуме, или Не путать грешное с праведным

В завершение - о рисках манипуляций. Прежде всего - по поводу призывов провести настоящий референдум относительно членства. Вопреки пониманию того, что он имел бы положительный результат, все же спросим себя: "А зачем?". Для выполнения условий обретения членства? Но такого критерия членства нет. Получить аргумент в переговорах с Западом? Тогда, возможно, лучше сосредоточиться на проведении конкретных реформ, усилении дипломатии и формулировании собственной четкой позиции? Единственным безапелляционным аргументом в пользу проведения референдума может быть легитимация политического решения о присоединении к НАТО. Представим, что референдум и вправду был бы проведен именно сейчас: 64% - "за". Победа? Да, но регионально - как минимум не на Востоке и освобожденных Донетчине и Луганщине. Так не лучше ли сейчас заниматься тем, что, в конце концов, обусловит поддержку НАТО на абсолютном большинстве территории - по крайней мере, на уровне макрорегионов? Тогда это будет настоящая легитимация для общества, которое сейчас должны "сшивать" и консолидировать. Вопрос не к политикам. Вопрос - к государственным деятелям, если таковые есть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК