Ни войны, ни мира

27 августа, 2020, 13:09 Распечатать
Отправить
Отправить

Белорусская революция притормозила в ожидании результатов переговоров мирового сообщества с Россией

Между белорусской властью и оппозицией — позиционная война. Нет жестоких уличных схваток, как в первые дни протестов, но нет и диалога. Обе стороны ждут результатов напряженных переговоров, идущих сейчас по «белорусскому вопросу» между РФ и «коллективным Западом».

Новые ошибки силовиков

Очередной день белорусской революции — 26 августа — закончился новыми милицейскими операциями, в том числе в центре Минска. На акции протеста у Дома правительства было задержано 14 человек, их доставили в РУВД Советского района Минска. Перед этим несколько тысяч собравшихся принесли с собой бело-красно-белые флаги, а когда начался дождь, развернули зонты аналогичной расцветки. Собравшиеся скандировали лозунги в поддержку сторонников оппозиции, задержанных на уличных акциях. Они пели песни, синхронно размахивая фонариками и экранами мобильных телефонов.

Впрочем, задержания прошли почти без применения насилия, а после составления протоколов всех задержанных отпустили. И это примета перемен: после того как два воскресенья подряд на митинги в центре Минска собиралось по 200–300 тыс. человек, милиция стала на удивление вежливой. Белорусы дали понять, что второй волны насилия просто не допустят.

В тот же день прошли новые обыски в доме экс-претендента на пост президента Беларуси Валерия Цепкало. (Сам он с семьей скрывается за границей.) «У меня, насколько я понимаю, не нашли ничего. В доме арестовали только телевизор и пылесос. Это все последствия ареста моего имущества. Не знаю, что они там собирались найти. Они в принципе могут найти все, что захотят. Они и наркотики, и оружие, и деньги могут найти. У Сергея Тихановского (мужа экс-кандидата в президенты Беларуси Светланы Тихановской) 900 тыс. долл. с третьего раза за диваном нашли», — отметил Валерий Цепкало в интервью в тот же день.

При этом в среду власти все-таки совершили две грубые ошибки. Первая — вызвали на допрос в Следственный комитет «совесть белорусской нации» — писательницу, лауреата Нобелевской премии Светлану Алексиевич (неделю назад она вошла в президиум Координационного совета по передаче власти). Алексиевич, несмотря на болезнь, на допрос пришла, но ничего не сказала. Однако сам ее визит оказался в центре медийного внимания не только Беларуси, но и всего мира.

Вторая ошибка власти — вечером того же дня, зачищая от митингующих площадь Независимости, ОМОН запер сотни верующих в Красном костеле, одном из символов Минска. Это вызвало резкую реакцию верующих, которые уже намерены выйти на улицы белорусской столицы вечером четверга.

Экс-кандидаты Анна Канопацкая, Андрей Дмитриев и Светлана Тихановская, оспаривая результаты выборов, подали жалобы в Верховный суд Беларуси. Суд рассмотрел их и дал отказ. «Поскольку решения о признании выборов недействительными Центральная комиссия не принимала, жалоба Тихановской о недействительности выборов рассмотрению в суде не подлежит, так как подобные требования не относятся к компетенции суда», — говорится в комментарии Верховного суда.

Позиционное противостоние

Относящаяся к «Брестскому миру» 1918 года формулировка «ни войны, ни мира» хорошо отражает и текущую фазу белорусской Революции достоинства (сами белорусы так ее называют все чаще, по аналогии с украинскими событиями). То есть и власть (силовики, окружение Александра Лукашенко), и оппозиция (Светлана Тихановская в Вильнюсе, Координационный совет по передаче власти в Минске) предпринимают какие-то действия, но старательно избегают конфронтации.

Вечером 25 августа было обнародовано постановление о мерах по стабилизации обстановки в стране, принятое Советом безопасности Беларуси накануне. После кадров Александра Лукашенко с автоматом и заявлений силовиков о готовности задействовать армию внутри страны, многие в белорусском обществе ожидали, что документ Совбеза станет «дорожной картой» силового подавления протестов.

Но он оказался совершенно «вегетарианским». Поручения Лукашенко о «стабилизации обстановки в республике» свелись к тому, что правительство должно «обеспечить бесперебойное функционирование экономики» и бороться с забастовками путем «разъяснительной работы»; военные — «особое внимание уделить передвижению войск НАТО на территории Польши и Литвы», милиция — «не допускать беспорядков», МИД — погрозить пальцем «западным лидерам», КГБ — «выявлять и пресекать действия организаторов уличных беспорядков» и так далее.

Создается впечатление, что и действующая белорусская власть, и сгруппировавшаяся вокруг Светланы Тихановской оппозиция решили действовать пока «на минималках». «Пока» — на время, когда судьба белорусской революции решается на переговорах между Москвой, Брюсселем и Вашингтоном.

Координационный совет оппозиции в последние дни призывает не к решительным уличным действиям, а к началу кампании по отзыву депутатов как Национального собрания, так и муниципальных. По сути это демонстрация готовности взять власть. Без применения силы, постепенно, в рамках действующего белорусского законодательства и Конституции.

Тем временем солидарность забастовщиков работает. В Солигорске шахтеры потребовали освобождения одного из лидеров стачкома, которого в итоге отпустили без административного ареста, оформив только штраф. В Гродно подобная ситуация произошла с задержанными работниками «Азота» — их сначала задержали, а потом под давлением людей выпустили.

Медики, академики и научное сообщество продолжают ежедневно выстраиваться в цепи солидарности. Учителя провели митинг под министерством образования. Одновременно белорусские избиратели видят, что Светлана Тихановская с каждым днем все активнее работает на международной арене, отстаивая их интересы. Во вторник она обратилась к Европарламенту с заявлением: «Мы больше не оппозиция. Мы — большинство. В Беларуси происходит мирная революция».

В стране бастуют работники не менее 30 предприятий с общей выручкой 27% ВВП Беларуси (это около 13 млрд долл. за 2019 год). Среди заводов с бастующими работниками — один из крупнейших в мире производителей калийных удобрений «Беларуськалий», государственные БелАЗ и Минский тракторный завод.

Белорусские власти продолжают давить на протестующих, но уже совсем не теми методами, что применялись в первые дни после выборов. Сейчас ставка сделана на акции по подавлению забастовок; разрабатывается стратегия точечных репрессий, которые обезглавили бы оппозицию, но не вызвали роста протестных настроений.

Революция как предмет переговоров

И Координационный совет оппозиции, и Светлана Тихановская не устают повторять, что в случае смены власти в Беларуси не следует ожидать ухудшения отношений с РФ. Таким образом они опровергают главную идею, взятую сейчас на вооружение идеологами Александра Лукашенко, что главная задача оппозиции — оторвать Беларусь от России. Именно этот тезис Лукашенко использует, чтобы получить силовую поддержку от Путина. Но в Москве ему явно не верят.

Пока Лукашенко в режиме ежедневного общения с Кремлем пытается безрезультатно добиться очередного кредита, вмешательства «зеленых человечков» и т.п., Москва, похоже, уже готовится к практически неизбежной смене власти в Беларуси.

Российская сторона делает осторожные заявления о том, что Лукашенко нужно договариваться с протестующими, а тем в свою очередь стоит рассмотреть в качестве компромисса конституционную реформу. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, комментируя позицию КС, заявил, что «приветствует желание не разрывать отношения с Россией». То есть оппозиционный орган в Кремле уже воспринимается как субъект политики.

Страны ЕС еще не выработали единую позицию в отношении белорусских выборов и пока ограничиваются персональными санкциями против Лукашенко и его окружения. А замглавы госдепартамента США Стивен Биган уже встретился и с Тихановской, и с Лавровым, и теперь собирается наведать Минск. При этом Александр Лукашенко категорически отказывается от переговоров с европейцами (на звонки Эммануэля Макрона и Ангелы Меркель он просто не ответил) и находится в тесном контакте только с Владимиром Путиным.

Если обобщить имеющиеся инсайды, создается впечатление, что Кремль не пытается сохранить власть Лукашенко. Москва готова общаться с главой Беларуси до ноября, пока он является легитимным президентом, избранным на предыдущих выборах. Это и есть срок, который дан ему для запуска диалога с не принявшим фальсификации обществом и проведения политических реформ, в том числе изменения Конституции. Только на таких основаниях Москва согласна поддерживать общение с Лукашенко.

В Минске говорят, что сейчас рассматривается план отсрочки инаугурации. То есть в ближайшее время белорусы могут увидеть либо главу переходного правительства, либо уже выбранного элитами преемника Лукашенко. Кремль готовится к управляемой смене власти, чтобы сохранить свое влияние в Беларуси.

Все статьи Андрея Паливоды читайте здесь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК