Мировой опыт: диагностическая инфраструктура данных против коронавируса

4 апреля, 15:30 Распечатать

В условиях глобальной эпидемии критически важно проанализировать мировой опыт, помогающий минимизировать заражение и максимально оптимизировать борьбу с вирусом. 

Основой всегда являются системы оперативной диагностики, от нехватки которых страдает Украина.

Чтобы правильно и как можно быстрее их создать и сделать доступными для людей, нашей стране пригодится опыт стран, которые это уже сделали и добились впечатляющих результатов, остановив эпидемию в зародыше.

Подавляющее большинство стран, где выявлен коронавирус, прибегли к жесткому карантину. Ведь если нет вакцин и нет доказанного эффективного лечения, единственным способом предотвратить распространение является блокирование всех путей передачи вируса.

Казалось бы, достаточно ввести карантин и дождаться снижения числа больных до ноля или единичных значений. Но жесткие карантинные меры предусматривают полную остановку экономики. А она накладывается на мировую экономическую рецессию, уже зафиксированную МВФ, следовательно, срок будет более продолжительным, чем прогнозируется. С негативными последствиями столкнутся не только слабые экономики, но и экономически развитые страны.

К счастью, карантин может и должен служить инструментом перехода страны на новые рельсы. Это способ выиграть время, и насколько эффективно оно будет использовано, настолько успешно страна переживет этот комбинированный эпидемиологическо-экономический кризис.

Необходимо как можно быстрее ответить на три основных вопроса:

— есть ли тест, достоверно отличающий здорового человека от больного и быстро устанавливающий диагноз?

— какая потенциальная потребность в таких тестах, и сколько они будут стоить?

— есть ли возможность производить их самим, и если да, то в каких количествах и какова их себестоимость?

В зависимости от ответов должны приниматься меры.

Если есть достоверный способ отличить больного от здорового, достаточно заблокировать пути распространения вируса. Где нет возможности организовать быстрое тестирование, — установить выборочный карантин.

А вот если страна является эпицентром распространения нового вируса (как Китай), если начальную фазу "импортирования" вируса прозевали (как в Италии и Испании), или просто в стране нет достоверного способа отличить больного от здорового или критический дефицит тестов (как в Украине), — альтернативы всеохватывающему карантину и остановке экономики нет.

В Украине две недели карантина были продлены почти на весь апрель, а ограничения только усиливаются. Потому что, если нет достоверных тестов в нужных количествах и неизвестна география распространения вируса, то снятие карантина сразу вызовет резкую вспышку заболеваний. А с другой стороны, экономика Украины очень зависима от ежедневного перемещения больших человеческих масс, — это и маршруты из спальных районов к местам работы и из пригородов в крупные города, и трансграничная трудовая миграция. Остановка на продолжительное время будет смертельной для экономики, и не помогут никакие кредитные вливания.

Надо разработать особую карантинную стратегию, которая будет сочетать жесткие меры и мягкие ограничения там, где риск минимален. А для этого уже сейчас необходима инфраструктура диагностики. Каждый дополнительный день карантина — это обнищание граждан, которые практически лишены сбережений и ресурсов для выживания, разрушение логистики и экономики, прежде всего малого и среднего бизнеса.

Особенно важен анализ опыта стран, где вообще не объявляли карантин: Швеции, Японии, Южной Кореи, Тайваня и Сингапура. Все они, за исключением шведов, уже пережили подобный опыт. Кроме того, согласно отчету World Economic Forum "Readiness for the Future of Production Report", они входят в перечень стран с чрезвычайно разветвленной информационной инфраструктурой. Можно даже сказать, что там создана целая экология Big Data, которая и стала основой концептуально иной стратегии борьбы с эпидемией.

Ее эффективность доказана практикой. По состоянию на 2 апреля 2020 года наилучшее соотношение умерших и больных коронавирусолм — в Тайване (5 смертей при 339 больных), Сингапуре (4 смерти при 1000 больных) и Южной Корее (169 смертей при 9976 больных). Эти же страны удерживают лидерство по количеству проведенных тестирований на коронавирус.

Безусловно, их опыт необходимо рассматривать в комплексе, но в рамках этой статьи достаточно осветить лишь ключевой аспект. А именно — виртуозную работу с данными, которая и позволяет эффективно локализовать вспышки болезни и не допустить ее распространения.

Быстро и еще быстрее

Корейская стратегия реагирования неформально называется "бали-бали", то есть "быстро и еще быстрее" на корейском. Она была внедрена после того, как страна пережила эпидемию MERS, которую также вызвала коронавирусная инфекция.

Корейские медики считали, что раннее тестирование и изоляция распространителей вируса заблокирует его распространение и позволит закрыть только те части страны, которые реально требуют этого. При Центре контроля заболеваний (ЦКЗ) Южной Кореи был образован стратегический отдел, который должен был разрабатывать решения для наихудших случаев.

После первых сообщений 27 января 2020 года стратегический отдел ЦКЗ сформировал государственный заказ на разработку эффективного раннего теста на коронавирус. Уже через неделю фармацевтическая промышленность запустила в серию первые его образцы. А к концу февраля четыре крупные компании уже массово производили диагностические пакеты, доведя мощности тестирования до 140 тысяч в неделю.

После этого страна была разделена на 633 диагностические зоны, в каждой из которых были организованы экспресс-тестирования — платно (134 долл. в пересчете), но доступно для подавляющего большинства корейцев (средняя заработная плата в Южной Корее 2942 долл.). Для этого создали герметичные "диагностические киоски", в которых медик в защитном костюме брал пробу, а также мобильные диагностические центры на базе автомобилей скорой помощи.

Тест был точным: результат за 24 часа, который тут же включался в геоинформационную систему распространения вируса. Она визуализировала, какими путями распространяется вирус, а также потребности в средствах защиты и лекарствах. Сюда же заносили данные по жалобам на основные симптомы.

Именно так отследили "суперраспространителя", который едва не стал причиной масштабной пандемии в стране, — так называемую пациентку-31. Это была женщина из города Тэгу, четвертого по численности корейского города — индустриального мегаполиса, напоминающего Ухань (2,5 миллиона человек, плотность населения 2800 чел./кв. км). Всплеск подозрительной симптоматики (около 400 жалоб) обеспокоил ЦКЗ, и корейская власть немедленно "закрыла" Тэгу. Население сразу же получило персональные средства защиты, — в город отправили почти 7 млн масок.

Медицинский корпус Корейской армии за десять суток провел почти сто тысяч диагностирований, и с помощью геоинформационной системы определили не только распространителя, но и достоверный источник распространения вируса — церковь Синчонджи, на публичном мероприятии в которой она побывала. Как потом оказалось, 80% всех больных коронавирусом, зафиксированных в Южной Корее, посещали эту церковь или контактировали с ее прихожанами. Их всех своевременно изолировали и большинство вылечили.

Следовательно, быстрая диагностика и анализ диагностических данных спасли Южную Корею от пандемии не меньше китайской.

Состояние здоровья и транспортные пути

Тайвань тоже сформировал стратегию, благодаря выводам из эпидемии SARS (2003 год). Тогда приняли специальное законодательство с правом правительственным структурам интегрировать и отслеживать персональные данные при критической ситуации. Это было необходимо, ведь Тайвань — плотно населенный остров, уязвимый перед пандемиями. Кроме того, не менее 400 тысяч человек ездят в Китай на работу, а 850 тысяч имеют там родственников, — а это уже угрожало катастрофой, если вирус придет с материка.

Как и в Корее, там был создан специальный Командный центр национального здоровья (КЦНЗ), на который и возложили все необходимые обязанности. Действовать он начал сразу же после первых сообщений, 20 января 2020 года.

Национальную диагностическую базу объединили с базами иммиграционной службы, транспортного и налогового департаментов. Установили единый номер, по которому граждане сообщали врачам о подозрительной симптоматике, после чего отслеживались все их перемещения по стране.

На всех транспортных артериях разместили специальные QR-коды, которые граждане должны были просканировать смартфоном и сообщить о своем состоянии здоровья. Все это создавало карту перемещения людей и позволяло точно определить, по какому пути передвигались больные, какие именно люди под угрозой и какие именно транспортные пути надо перекрыть, а какие — оставить открытыми.

В КЦНЗ даже создали специальный логистический отдел, который анализировал плотность транспортных потоков и планировал их разгрузку. Он же анализировал, как надо перенаправить маршруты людей, если где-то появится угроза.

Границы было плотно закрыты. Всех, кто пересекал границу, принудительно обследовали, в том числе и тех, кто приехал за 14 дней до этого. Проверили даже тех, кто раньше переболел SARS. А всего КЦНЗ координировал 124 разные программы раннего выявления вируса на разных уровнях. В том числе защиту населения (44 млн масок, 1,9 млн респираторов) и подготовку больниц к массовому приему больных коронавирусом.

К счастью, последнее не понадобилось. Благодаря четкой и быстрой работе КЦНЗ и плотному анализу данных о здоровье граждан, на Тайване коронавирус не имел никаких шансов.

Цифровой дневник контактов

Сингапур также чрезвычайно уязвим для эпидемий, — это город-государство с большой плотностью населения. Каждый человек за день имеет сотни или тысячи случайных контактов. Почти идеальная среда для пандемии. Как и на Тайване, после эпидемии SARS там был принят пакет законов, позволяющих частичное раскрытие и отслеживание персональных данных.

В этой стране один из самых высоких показателей пользования смартфонами — 78%. Именно этим и решили воспользоваться для отслеживания распространения болезней. Стратегия простая и одновременно комплексная.

Первым решением сингапурской власти в январе 2020 года было предписание оставлять свои персональные данные во всех официальных зданиях, прежде всего в иммиграционных службах и налоговых инспекциях. После чего все перемещения посетителя автоматически отслеживались оператором связи.

Следующим шагом стало создание специального приложения для смартфона TraceTogether, — оно записывает геолокационные данные и контакты, в том числе и пребывание ближе границы дистанцирования (с помощью коммуникации телефонов через Bluetooth). Таким образом, если человек заболеет, за очень короткий срок можно отследить всех потенциальных больных и прислать им сообщения о необходимости провериться. Если в течение двух-трех дней человек не появился, то его обследуют принудительно. Эта же программа отслеживает нарушение изоляции, — больным в Сингапуре запрещено передвигаться без смартфона под страхом очень высокого штрафа.

Как и Южная Корея, Сингапур задействовал все свои биофармацевтические мощности для разработки ранних тестов, поэтому после выявления симптоматики минимум за 2–3 часа можно точно сказать, болен ли человек коронавирусом. Диагностических пунктов в городе развернули более тысячи — с бесплатным тестированием, а в больницах еще с 2003 года было все необходимое для лечения большого количества больных.

В результате Сингапур обошелся без армии и специальных командных центров и тоже смог успешно погасить эпидемию.

Украинский контекст

Описанный выше опыт в Украине, к сожалению, сейчас малоприменим. В Украине нет инфраструктуры данных, а тем более диагностических, необходимых для отслеживания вируса. Нет и тестов в достаточном количестве. Поэтому наиболее приемлема сейчас попытка "пересидеть" эпидемию на общегосударственном уровне.

Но высоковероятна не только вторая волна коронавирусной инфекции. По данным NextStrain.org, вирус SARS-nCoV-2 (вызвавший нынешнюю эпидемию) уже успел разделиться как минимум на два разных штамма. Первоначальную эпидемию вызвал L-штамм — собственно "уханьский" вирус, распространяющийся очень быстро. Но уже 30% заражений вызвал новый S-штамм, который распространяется значительно медленнее и может привести к следующей волне. Существует вероятность ответвления еще двух видов вируса, а следовательно, коронавирус имеет все шансы стать периодическим заболеванием наподобие гриппа, но с неизвестным еще периодом возникновения нового штамма.

Переждать эпидемию, таким образом, не удастся. Да и не выдержит экономика длительного карантина.

Бывший советник Министерства здравоохранения США Роджер Кляйн, комментируя потребность в тестах, заметил: "Невозможно бороться с тем, чего не видишь".

Украина должна начать создавать свою инфраструктуру диагностических данных прямо сейчас, если хочет выжить и быть успешной в мире, где возможны внезапные массовые пандемии. Мы должны открыть глаза и увидеть, с чем именно боремся. Тогда мы сможем победить.

Больше материалов Вячеслава Ильченка читайте здесь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • игорь моисеев игорь моисеев 5 квітня, 07:10 Статья - сквозняк. Моя воля, бывшего советника отправил бы на Марс. Или где от него наименьший вред для окружающей среды. Но терзают смутные сомнения, что казачок засланный, наш, чей-то кум. Вот родное слышится - не читал, но осуждаю. Тема серьезная, а журналист собак дразнит за забором. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно