Между танго и фехтованием

29 января, 12:24 Распечатать Выпуск №1279, 25 января-31 января

Брюссель прохладно отнесся к идее Киева пересмотреть условия экономической интеграции в Евросоюз.

© euneighbours.eu

28 января 2020 года в Брюсселе состоялось шестое заседание Совета ассоциации Украина—ЕС.

Заседание Совета стало дебютом правительственной команды премьер-министра Алексея Гончарука перед руководством институтов Евросоюза в рамках одной из ключевых площадок двустороннего диалога. Также это заседание было первым и для команды президента Европейской комиссии Урсулы фон дер Ляйен, что еще раз подчеркнуло совпадение начала политических циклов в Киеве и Брюсселе.

Подобное совпадение дает некоторый шанс на синхронизацию приоритетов и ожиданий сторон перед началом интенсивного и непростого взаимодействия. И результаты заседания Совета четко продемонстрировали потенциал такого синхронного "танго", а также риски наступить на ноги партнеру, которых обе стороны будут стараться на первых порах избегать.

Следует отдать должное профессиональной выдержке европейского блока правительства Алексея Гончарука, позволившей накануне заседания Совета удерживать под контролем ожидания его результатов. Как и прогнозировалось в Доме правительства, вряд ли стоило рассчитывать на прорыв от первой встречи-знакомства.

Среди твердых достижений, с которыми премьер возвращается домой, — подтверждение новым составом Еврокомиссии решения еще предыдущего ее состава от 30 ноября, что Украина выполнила предварительные условия для получения очередных 500 млн евро четвертой программы макрофинансовой помощи Евросоюза и получит деньги после выполнения первичных условий новой программы сотрудничества с МВФ. Подтверждены графики визита в нашу страну уже в ближайшие недели ключевых высоких должностных лиц ЕС в сфере внешней политики — вице-президента ЕК, высокого представителя Жозепа Борреля и комиссара ЕС по переговорам о расширении и европейской политике соседства Оливера Варгеи.

Украинская делегация также подписала соглашение о предоставлении 26 млн евро технической помощи для потребностей развития фермерства и сельских территорий. Был обнародован совместный пресс-релиз сторон — компромиссный документ на нескольких страницах, плод нескольких недель напряженного "фехтования" украинских и европейских дипломатов над каждым сигналом и формулировкой, очерчивающий совместные приоритеты (или отсутствие таковых) сторон по меньшей мере на текущий год.

За этими фактами и чрезвычайно благожелательной атмосферой, в которой Брюссель встретил украинскую правительственную команду, скрываются довольно четкие и неоднозначные выводы о возможностях и границах возможного, в рамках которых придется работать команде премьера, чтобы сохранить и приумножить достижения Украины на европейском треке.

Вывод первый. Совет продемонстрировал, что Европейский Союз все больше переходит в позицию стратегической обороны, и этот тренд в целом усложнит достижение Киевом поставленных амбициозных задач в первую очередь в торгово-экономической сфере.

Как свидетельствует текст совместного пресс-релиза Совета, а также сигналы руководителей ЕС на совместной пресс-конференции, Брюссель рассматривает зону свободной торговли с Украиной как единственный эффективный механизм реализации потенциала взаимной торговли. Надежды Киева на включение в повестку дня вопроса о ее пересмотре для расширения возможностей украинских экспортеров, очевидно, были решительно отклонены.

По информации автора, максимум, на что готовы пойти европейцы, — это обновление приложений к Соглашению. Внесение изменений в его текст, влекущее за собой ратификационное согласие Европарламента и государств — членов ЕС, — для Еврокомиссии табу.

Зоной возможного движения вперед остаются известные направления — гармонизация технических регламентов для промышленных товаров с целью упрощения процедур сертификации для украинских промтоваров и заключение Соглашения АСАА (промышленный безвиз), интеграция энергосистемы Украины в единый европейский рынок электроэнергетики, упрощение таможенных процедур, ad hoc адаптация законодательства и стандартов ЕС в сфере цифровых технологий.

Вывод второй. Позиция стратегической обороны Брюсселя подпитывается из двух источников современной расстановки сил внутри ЕС.

Первый — усиление негативной позиции Франции в вопросах перспектив расширения ЕС (было продемонстрировано на примере Балканских стран-кандидатов) и ослабление в связи с Брекзитом лагеря сторонников экспансии или хотя бы открытости европейского проекта, что вынуждено учитывать руководство ЕК. Второй источник — усиление торгового протекционизма, что часто заставляет Брюссель смотреть на успехи Украины в экспансии на аграрный или транспортный сегмент европейского рынка больше с тревогой, чем с симпатией.

Вывод третий. ЕС переносит акцент на качественно иные, даже инновационные задачи своей повестки дня, которую он старается продвигать в глобальном контексте, и изучает способность украинской стороны стать в этом адекватным партнером. Речь идет о масштабной инициативе "Европейское зеленое соглашение", реализация которой официально должна сделать Европу первым в мире углеродно-нейтральным континентом к 2050 году.

На практике — регуляторно и финансово помочь европейской промышленности и агросектору своевременно адаптироваться к неизбежным экономическим последствиям мирового климатического кризиса и таким образом эффективно защититься от конкуренции производителей из третьих стран. Речь идет также о новом интегральном подходе к регулированию цифровых технологий и антимонопольной политики, призванном дать целостный, "геополитический" ответ на вызовы, которые бросают традиционным капитанам европейской индустрии их мегаконкуренты в Китае и США.

В свете этих трендов последнее, что может себе позволить украинская правительственная команда, — относиться к диалогу с Брюсселем в формате Совета ассоциации как к периодическому "дебрифингу" перед европейскими донорами о выполнении взятых на себя обязательств, о реформах и амбициозных планах на будущее.

По моему мнению, в европейском блоке Кабмина под эгидой профильного вице-премьера Дмитрия Кулебы существует четкое понимание пагубности таких подходов. Как минимум Киев хочет креативно использовать краеугольный принцип сотрудничества, сформулированный самим Брюсселем в рамках Восточного партнерства, — "больше за больше": больше финансовой и технической помощи, больше доступа к рынку ЕС и возможностей секторального сотрудничества в обмен на больше структурных экономических реформ.

Как резонно отметил заместитель министра — торговый представитель Украины Тарас Качка, "этот принцип должен работать в обе стороны". Другими словами, в дальнейшем основоположным принципом процесса адаптации законодательства должны быть четко прослеживаемые выгоды от доступа украинских производителей товаров и поставщиков услуг на рынок ЕС.

Киев на этом останавливаться не может.

Как известно, Соглашение об ассоциации допускает возможность через пять лет после вступления его в силу (или начала действия) провести пересмотр определенных им условий торговли товарами в направлении дальнейшей либерализации и открыть дополнительные возможности для наших экспортеров. Наш интерес в этом случае очевиден — избавиться от ряда тарифных квот для украинских агропищевых товаров, согласованных сторонами в совершенно иной исторический период и сейчас экономически устаревших.

Однако заинтересовать Брюссель Украина может, только предложив широкую модернизацию Соглашения на основе тщательно просчитанного взаимного баланса интересов сторон. Такая модернизация должна охватить положения Соглашения об адаптации экономического секторального законодательства, а не только тарифные приложения.

Евросоюз также должен увидеть выгоды — распространение европейских норм на новые сферы экономики Украины, что облегчит деловые связи и инвестиции европейских фирм, вовлечение украинских компаний в европейские производственные цепочки. Иными словами, делается ставка на то, что пересмотр Соглашения должен также сделать украинский рынок для европейского бизнеса чуть более интересным, а Украину — более понятным и более надежным партнером ЕС в решении глобальных задач.

Поэтому для украинской стороны здесь очень важно проявить стратегическое видение. Важно сформулировать интересные и убедительные для Брюсселя предложения, резонирующие с приоритетами "Европейского зеленого соглашения".

Как уже было сказано выше, суть этой флагманской инициативы Урсулы фон дер Ляйен — не столько защитить климат, сколько усилить глобальную конкурентоспособность европейской индустрии, агросектора и транспорта, в том числе с помощью таких регуляторных новаций, как углеродный де-факто тариф, стандарты устойчивого развития в производственных цепочках и т.п.

Сможет ли Украина своевременно учесть эти тенденции в своем глобальном предложении по модернизации Соглашения об ассоциации, сохранив при этом шанс на конкурентность для своих экспортеров? Сможем ли мы сформировать привлекательные идеи, как быть полезными для европейского кластера электрического автомобилестроения (European Battery Alliance)? Это может быть как доступ к редкоземельным металлам, необходимым для автоаккумуляторов (например, к месторождениям украинского лития), так и инновационные идеи украинских стартапов. Как нам не отстать от формирования новой европейской архитектуры регулирования цифровых и телекоммуникационных технологий? В том числе в части использования искусственного интеллекта и больших данных, стандартов деятельности и ответственности социальных сетей, кибербезопасности?

И в завершение. Красивые амбициозные предложения обречены кануть в небытие, если они не будут подкреплены качественным выполнением домашнего задания на законодательном и институциональном уровне. "Европейское зеленое соглашение" и далее будет оставаться для нас недосягаемой мечтой, если не произойдет становление полноценной национальной системы ограничения и торговли углеродными выбросами, обоснованной системы ценообразования на тонну углерода и целевого использования полученных средств.

Профильному ведомству в сфере энергетики и защиты окружающей среды может выпасть неожиданная честь выйти на первые роли в диалоге с Брюсселем об адаптации будущих законодательных инициатив ЕЗК, возможно, в виде дополнительного климатического приложения к Соглашению об ассоциации. Министерство также неожиданно для себя станет партнером номер один в поддержке отечественных металлургов, которые должны будут доказать европейским регуляторам необоснованность применения к их продукции будущего европейского углеродного тарифа. Эту роль предстоит достойно сыграть заместителю ведомства по евроинтеграционным вопросам совместно с коллегами из сопричастных министерств.

Масштабы и неотложность задач в сфере европейской интеграции — это не сенсация дня, и ежегодные заседания Совета ассоциации — только повод и возможность подвести итоги и оценить будущие вызовы. Шестое заседание Совета ассоциации — отличный шанс сверить часы и взаимные ожидания с европейскими партнерами, с которыми у нас так удачно совпал следующий политический цикл.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №1281, 8 февраля-14 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно