Кристина Киршнер выходит из тени мужчин...

02 ноября, 2007, 16:51 Распечатать
Выпуск № 41, 2 ноября-10 ноября 2007г.
Отправить
Отправить

После победы на президентских выборах в Аргентине супру­ги действующего президента Крис­тины Киршнер вполне можно говорить о возникновении в этой стране мощнейшей политичес­кой династии...

После победы на президентских выборах в Аргентине супру­ги действующего президента Крис­тины Киршнер вполне можно говорить о возникновении в этой стране мощнейшей политичес­кой династии. При этом итальянская газета Stampa назвала ее «латинской Хилари». «Мы добились больших успехов, — сказала Кристина Киршнер в своей первой речи после избрания, — необходимо углублять изменения, и к этому нужно привлекать как можно больше аргентинцев».

Мужчины всегда высказывали много предрассудков против Леди Макбет, прототипа честолюбивой женщины, использовавшей своего мужа, чтобы утолить свою жажду власти. Этот предрассудок дожил и до наших дней. Россияне ненавидели рациональную Раису Горбачеву, подозревая, что именно она вдохновила президента СССР ввести жесткий «сухой закон». А «заслуга» Хилари Клинтон заключалась в том, что с первых дней президентства своего мужа она вызывала у американцев стойкую апатию. Впрочем, если сравнения Кристины Киршнер с Эвитой Перон и не избежать, то своими профессиональными и человеческими чертами она все же значительно ближе к Хилари Клин­тон. Их обеих объединяет общее намерение сломать предвзятый стереотип относительно Леди Макбет и демонстрация того, что реализация честолюбия жены может получить одобрение и принести пользу народу.

Разница между ними заключается в том, что в случае своей победы Хилари Клинтон получит шанс пробыть два срока при власти, тогда как Кристина Киршнер после окончания срока своего президентства снова сможет передать главный пост страны своему мужу. Тем не менее и у Кристины, и у Хилари сегодня появляется исторический шанс доказать, что жены политических лидеров вполне способны во всем быть не хуже мужей. Это что-то вроде «пощечины» женоненавистникам, усматривающим в лидерстве женщин оскорбление своему мужскому достоинству.

Возможно, лучшую характеристику дала себе сама Кристина Киршнер, когда провозгласила: «политика — это не общественная активность, не хобби или профессия, это мой образ жизни». Собственно, Кристина Кирш­нер и не скрывает своих главных жизненных целей: «В жизни Нестор и я имеем одинаковые убеждения. Политика для нас — инструмент изменения общества. Раньше мы стремились изменить мир, сегодня мы готовы довольствоваться чем-то более практическим: изменить Аргентину».

Изменение Аргентины должно начаться с поисков инструмен­тов реализации нового экономического плана. Это формула, по которой Кристина Кирш­нер попытается воскресить рост экономики и снизить инфляцию. Для нее важно начать поэтапную стратегию изменений с возрождения процесса роста, начавшегося во время правления ее мужа. Аргентинские экономисты, приближен­ные к Кристине Киршнер, не исключают: сейчас этот рост находит­ся в критической точке и требует специфических средств. Иначе существует риск, что в короткие сроки он может прекратиться.

В то же время возможности для продуктивной работы Кристи­ны Киршнер на президентском пос­ту в самом деле появляются. Ведь одновременно с главой государства аргентинцы избрали почти половину депутатов нижней палаты парламента и около трети сенаторов. И здесь победа также была за правящим el Frente por la Victoria («Фронтом за Побе­ду»), получившим большинство в обеих палатах Национального конгресса. Следовательно, теперь в ближайшие четыре года особых расхождений между законодательной и исполнительной властью в Аргентине не предвидится.

Сейчас сложно сказать, насколько понимает г-жа Киршнер свою историческую миссию и то, что завтрашние аргентинские исследователи будут рассматривать ее правление в микроскоп истории. Несмотря на свое упорство, по натуре она не революционерка. В лучшем случае станет неплохим реформистом, который, играя по правилам глобального капитализма, попытается стабилизировать экономическую, политическую и социальную обстановку в Аргентине.

Электорат, проголосовавший за Киршнер, бесспорно, ждет положительных изменений, но в основном он удовлетворен плодами труда ее мужа в течение четырех лет президентства. В данное время речь может идти о том, чтобы хоть частично начать выполнять провозглашенные в ходе избирательной кампании обещания включительно с борьбой с бедностью и маргинальностью, улучшением здоровья и образования аргентинской нации. Крис­тина Киршнер стала руководителем разделенной страны, в которой треть населения живет в «первом мире», а треть — в ежедневном отчаянии и нужде. Очевидно, что ее правительство должно сделать все возможное для того, чтобы уменьшить социальную пропасть, разъедающую общество и нивелирующую возможность его солидарности. Хотя следует признать: нет ни одной латиноамериканской страны, которая хоть как-то приблизилась к реальным реформам свободного рынка. И когда попыт­ка реформ в который раз наталкивается на неудачу, почему-то принято обвинять «экономику», а не конкретных политических преступников, использовавших ее рычаги для обогащения близких к ним групп интересов.

В 2001 году Аргентина почти обанкротилась. Сегодня ситуация, конечно же, лучше. Но это страна, которой управляют неумело и методами, не способными привести к национальному процветанию. Династическая передача власти в стране вызывает шутки, что если власть снова перейдет к Нестору Киршнеру, то, возможно, страну вообще стоит переименовать в Argentkirchner.

Вместе с тем вполне резонно можно возразить: если существуют политические династии Бу­шей и Клинтонов в США или Ганди в Индии, то почему не может быть аргентинской династии Киршнеров, если выборы в этом государстве прошли демократически и принесли победу именно госпоже Киршнер? Возможно, это в самом деле замечательная победа демократии и прав женщин? Ведь при условии умелого и профессионального управления страной большие природные ресурсы Аргентины очень быстро могут вывести это государство в число мировых экономических лидеров, а ее народ сделать цветущим и конкурентоспособным.

Сегодня самые важные проблемы для Аргентины — стабильное восстановление ее экономики и единства нации. Кристи­на Киршнер выходит из тени мужчин, и, вероятно, столпом ее президентства станут борьба с коррупцией и экономические и социальные реформы. Очевидно, должен измениться менталитет и самих аргентинцев. Ведь Аргентина, будучи второй среди самых богатых стран мира, благодаря коррупции через 60 лет оказалась среди беднейших.

«Как первая в истории страны женщина, избранная на президентский пост, — считает Паула Лугонес, заместитель редактора отдела международных новостей самой популярной и влиятельной аргентинской газеты Clarin, — Кристина Киршнер ощущает свою историческую ответственность за гарантирование экономического восстановления Аргентины, начатого ее мужем, и контроль за такими негативными проблемами, как коррупция и инфляция. Ее победа стала возможной благодаря среднему классу и массовой поддержке беднейших слоев общества, и она обещала направить свои усилия на «атаку» бедности и безработицы. Но Кристина Киршнер должна действовать быстро, поскольку у нее не будет «медового месяца», который обычно есть у политиков в начале мандата. Она олицетворяет непрерывность мандата Киршнеров, и потому не будет оглядываться ни на оппозицию, ни на электорат».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК