Косовский запал для "пороховой бочки Европы"

6 апреля, 18:29 Распечатать Выпуск №13, 7 апреля-13 апреля

Политические амбиции в очередной раз заставляют Белград действовать нерационально. 

© Una Hajdari

На Балканах, долгое время остававшихся мирным регионом, объединенным стремлениями к евроинтеграции, повышается градус противостояния в старом конфликте. 

26 марта в Косово был задержан Марко Джурич, глава белградской Администрации Косово и Метохии, за нелегальное пересечение косовской границы. В городке Северная Митровица он вместе с другими сербскими чиновниками и высокопоставленными представителями косовских сербов выступал перед сербской аудиторией на встрече, посвященной возможной нормализации отношений между Сербией и Косово. Полицейские ворвались в здание, используя светошумовые боеприпасы. Джурича отвезли в столицу Косово Приштину, где он предстал перед судом, а на следующий день был выдворен из страны.

Обычно, как отмечает The Guardian, Косово избегает использовать силы специального назначения на севере страны, где живут в основном этнические сербы. Приштина имеет довольно ограниченный контроль над этим регионом. Однако в этот раз косовские власти знали, что Джурич, запросив разрешение на въезд и не получив его, все же собирался нарушить границу. Как отметил министр иностранных дел Косово, причиной этого стало нарушение процедуры, требующей отправки запроса за 72 часа до въезда, хотя президент Сербии Александар Вучич заявил, что Джурич предупредил о своем въезде за 75 часов, и по соглашению с косовскими властями достаточно предупреждения, а не запроса на разрешение на въезд.

В комментарии The Guardian косовский аналитик Кренар Гаши отметил, что "Сербия постоянно нарушает законы Косово и достигнутые с ним соглашения (…) Полиция Косово, с другой стороны, устроила представление с сербским чиновником в наручниках". Он считает, что такие ситуации становятся возможными из-за непрозрачной и неэффективной политики диалога ЕС на Балканах. В комментарии для Балканской сети расследовательской журналистики Катарина Тадич, аналитик сербского Центра европейской политики, утверждает, что хотя и в самом деле по действующим соглашениям для сербских политиков достаточно предупредить о въезде, не существует норм, регулирующих, в каких ситуациях Косово может отказаться принимать политика из Сербии и что произойдет, если Косово отклонит предупреждение.

Сербия считает Косово временно неконтролируемой, но все же частью своей территории — провинцией Косово и Метохия. Именно этим объясняется тот факт, что Джурич решил посетить Северную Митровицу — несмотря на то, что косовские власти предупредили, что не впустят его и некоторых других чиновников из-за риска разжигания вражды. Президент Вучич в свою очередь заявил: "Дадите вы разрешение или нет, они приедут в Северную Митровицу. Давайте, покажите, что вы с этим сделаете".

Сербия должна, пусть и используя символические действия, указывать на то, что Косово принадлежит ей. Понятно и то, что Косово вынуждено периодически демонстрировать свою власть, показывая, что существует как реальное государство, имеющее монополию на применение силы в своих границах. Спикер косовского парламента, в частности, прямо заявил, что Косово таким образом продемонстрировало свой суверенитет над территорией. Однако результатом этого "конфликта суверенитетов" (что символично, вследствие события, посвященного диалогу между Сербией и Косово) стало заметное повышение градуса конфликта в регионе.

Косовские сербы вышли из правительства страны и заявили о готовности в одностороннем порядке сформировать собственные администрации на севере Косово (ранее Конституционный суд Косово вынес решение, согласно которому формирование Ассоциации сербских муниципалитетов в Косово является неконституционным). Кроме того, сербы установили заграждение между Северной Митровицей и Митровицей, населенной в основном косовскими албанцами. Обменялись стороны и "программными" заявлениями: премьер Косово Рамуш Харадинай заявил, что не может быть и речи о разделении Косово, а Джурич "согласился" с ним, заявив, что речи о разделении провинции Косово и Метохии действительно быть не может. Сербский президент Вучич назвал власти Косово "албанскими террористами", позднее он провел учения армии и сообщил, что Сербия будет защищать своих соотечественников.

Естественно, ситуация не могла не вызвать международной реакции. Так, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини срочно посетила Белград, чтобы предотвратить эскалацию конфликта. Сербский премьер Ана Брнабич сообщила, что разочарована отсутствием осуждения "похищения" (ареста) Джурича со стороны западных партнеров. В свою очередь, Россия громко заявила, что "Приштина, ЕС и США вообще не намерены считаться с правами и интересами сербов, настроены жестко подавлять их стремление отстаивать свои легитимные интересы (…); косовары, как их и учили, следуют примеру своих покровителей в США и Европе, попирающих основы международного права и действующих по принципу вседозволенности". Кроме того, Москва раскритиковала европейские миссии в Косово за то, что они "лишь со стороны наблюдали" за ситуацией с Джуричем (сами сербы и вовсе обвинили миссию EULEX в прямой поддержке полицейских).

Некоторые аналитики считают, что весь этот арест был тайно согласован сербской и косовской стороной, чтобы те и другие показали перед населением свою силу (как сформулировал колумнист Al Jazeera Марко Дражич, "ты вроде как въедешь, а мы тебя вроде как арестуем"). Однако такая теория заговора кажется притянутой за уши: из ситуации "конфликта суверенитетов" прямо проистекает необходимость каждой стороне показательно утверждать свою власть над оспариваемой территорией. В той или иной степени это, например, регулярно происходит на Кипре между правительством Республики Кипр и непризнанной Турецкой Республикой Северного Кипра; или между Украиной и Россией в отношении Крыма.

Итак, в случае Сербии и Косово обе стороны показательно "побряцали оружием" (сербы даже подвели свои соединения, включая танковые, поближе к границе с Косово); однако это совершенно не обязательно должно привести к эскалации противостояния до уровня возобновления вооруженного конфликта. Вместе с тем очевидно, что хотя президент Косово Хашим Тачи утверждает, что инцидент не должен повлиять на диалог и взаимопонимание сторон, в реальности по диалогу, целью которого является, в частности, вступление и Сербии, и Косово в ЕС, нанесен заметный удар.

Индикатором этого является напряженная атмосфера вокруг предстоящего в мае саммита ЕС — Западные Балканы, на котором должны будут присутствовать лидеры Косово. Цель подобных саммитов — обсуждение европейских перспектив стран региона; эти государства давно имеют соглашения об ассоциации и (помимо Косово) безвизовый режим с ЕС, являются кандидатами на вступление, а в феврале Федерика Могерини объявила, что Евросоюз нацелен на расширение к 2025 г. за счет западнобалканских государств. Косово, будучи частично признанной страной, является участником этого процесса на особых условиях, устраивающих страны ЕС, которые не признают его независимость. На прошлом саммите присутствовали лидеры всех государств региона, включая Сербию и Косово; в этот раз, по-видимому, сербы сомневаются относительно участия.

Кроме того, на саммит из-за нежелания участвовать в событии вместе с лидером Косово отказались приехать представители Испании, Кипра и Румынии — стран, напрямую сталкивающихся с проблемой сепаратизма. Естественно, эти государства также не признают независимости Косово. Это, впрочем, сложно назвать неким новым расколом в Европе, поскольку эти страны делегируют свои полномочия на саммите другим членам ЕС. Однако такой отказ напоминает о существовании противоречий в Европе по вопросу Косово, а кроме того, в нынешней ситуации может стать формальным поводом не прибыть на саммит для сербского лидера. Сербия представлена на нем наверняка будет — но не факт, что на высшем уровне. Такой шаг на фоне в целом агрессивной политики Белграда в регионе ставит под удар евроинтеграционные перспективы Сербии, которая сейчас является одним из лидеров по выполнению требований ЕС.

Кроме того, жесткая реакция Сербии на последние действия Косово, и, в частности, одностороннее формирование местных администраций понижают вероятность компромисса; тогда как президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил, что ЕС более не собирается принимать страны с нерешенными территориальными конфликтами. У Сербии нет рациональной внешнеполитической альтернативы евроинтеграции (прежде всего с точки зрения экономики). Однако политические амбиции (и настроения граждан, 81% из которых отказались бы от вступления в ЕС, если бы это значило признание независимости Косово, при том, что в целом большинство населения евроинтеграцию поддерживает: на гипотетическом референдуме о вступлении в ЕС "за" проголосовали бы 52%, "против" — 24%) в очередной раз заставляют Белград действовать нерационально. И потому, хотя военных рисков для Балкан все же пока не предвидится, ситуация с Джуричем вновь напоминает нам о значительных внутри- и внешнеполитических проблемах региона.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно