Корейская морковка Вашингтона

22 мая, 2015, 00:00 Распечатать

Пока администрация Барака Обамы последние два года концентрировала свое внимание на достижении соглашения, которое сдерживало бы Иран от ядерной бомбы, Северная Корея нарастила свою ядерную гонку. Но теперь, фактически в конце своей второй президентской каденции, Барак Обама снова возвращается к северокорейскому вопросу.

 

 Пока администрация Барака Обамы последние два года концентрировала свое внимание на достижении соглашения, которое сдерживало бы Иран от ядерной бомбы, Северная Корея нарастила свою ядерную гонку. Но теперь, фактически в конце своей второй президентской каденции, Барак Обама снова возвращается к северокорейскому вопросу. 

Госсекретарь Соединенных Штатов Джон Керри во время недавнего визита в Южную Корею требовал усилить международное давление на правительство КНДР, аргументируя это продолжением Пхеньяном ядерной программы и чудовищными смертными казнями людей, близких к Ким Чен Ыну. Госсекретарь назвал режим Кима-младшего "одним из самых вопиющих примеров нарушения прав человека на планете", добавив, что поведение северокорейского лидера только повышает вероятность выдвижения ему обвинений в Международном уголовном суде.

В завершение Джон Керри отметил в Сеуле, что Соединенные Штаты планируют усилить санкции в отношении КНДР, подчеркнув: "мы обсуждаем методологию форсирования санкций в отношении Северной Кореи". 

За долгую историю конфронтации с Западом Пхеньян выработал "уникальные" подходы к проблемам своей безопасности, которые опираются на постоянное нагнетание обстановки. Можно сказать, что кризис в международных отношениях, вызываемый политикой КНДР, еще больше углубился после смерти предыдущего диктатора Ким Чен Ира. Поскольку не только не оправдались ожидания на начало запуска реформ новым лидером, но и сама Северная Корея стала еще более непрогнозируемой и непредсказуемой. А вместо ожидаемой денуклеаризации Пхеньян в который раз использует проверенный ядерный шантаж.

Запустив модель ядерного балансирования на грани войны и дипломатии, КНДР рассматривает весь окружающий мир через призму "чучхейской целесообразности", которая никоим образом не стыкуется с правилами, приемлемыми для международного демократического сообщества. 

Нагнетание постоянной угрозы (что, кстати, во время войны с Украиной начал использовать и Путин), попытка сыграть в игру без правил, используя при этом методы балансирования, позволяют Северной Корее выстраивать полезные щиты противодействия против более мощного соперника. При этом поведение КНДР таково, что никто не может его полностью расшифровать, и не может истолковать как просто реакцию на внешний раздражитель. 

Если (по каким-либо причинам) напряженность на Корейском полуострове начинает ослабевать, Север меняет ситуацию, принимая решения, кажущиеся, на первый взгляд, аномальными. Но, провоцируя конфронтацию и углубляя свою изоляцию, КНДР вместе с тем удается получать иностранную помощь. 

Похоже на то, что нарастание внутренних репрессий в этой стране является лишь очередной подготовкой к следующему витку конфронтации с Соединенными Штатами и их союзниками, которую пхеньянский режим потом будет пытаться снова конвертировать в продовольственные поставки.

Тем временем цели внешней политики КНДР остаются неизменными. Для нее важны: поиск путей для компенсации своей слабости, учитывая ассиметричность собственных потенциальных военных возможностей; попытка вбить клин между Сеулом и Вашингтоном, чтобы ослабить мотивацию присутствия Соединенных Штатов в Южной Корее; попытка экспортировать свою идеологию в южнокорейское общество. 

Агрессивность КНДР также можно рассматривать в свете ее беспрерывных попыток делегитимизации факта существования Южной Кореи и параллельно двух Корей. Ведь в Пхеньяне до сих пор считают, что они являются единственным законным правительством для всей Кореи. 

Самоизоляция КНДР от международного сообщества и негативные отношения с другими странами, наложенные на эксклюзивный "чучхейский социализм", еще больше обостряют кризис, который руководство Северной Кореи хочет устранить консолидацией внутреннего единства и проведением репрессивных действий, в том числе и высшего руководства страны.

Династия Кимов стала страшной производной вмешательства в свое время Москвы во внутренние дела Кореи. И КНДР — не что иное, как организация Кремлем подобия "Корейской народной республики", матрица абсурда которой была привнесена северным корейцам из СССР. 

В сущности, Кимы стали наглядным примером реализации эксперимента антиэволюции, происходящего на глазах всего человечества. Но "толстый тиран" Ким Чен Ын, со своим полученным в Швейцарии образованием, показывает не только всю уродливость деформации диктаторского клана. Его стиль руководства весьма напоминает Пол Пота — лидера "красных кхмеров. 

В этом смысле вполне можно провести параллель между Ким Чен Ыном и Путиным. Ким ІІІ (как и Путин), очевидно, пытается строить свой режим по заимствованной у Сталина модели. Политический курс, проводимый Ким Чен Ыном, и зачистки в правящем аппарате правительства показывают классу номенклатурной северокорейской бюрократии, под какими большими профессиональными рисками он ходит во времена такого правления. Диктатор решил обратиться к беспрерывной серии шоу ультранасильнических чисток, цель которых — продемонстрировать окружению его силу. Чем, фактически, нарушил баланс равновесия, существовавший еще со времен его отца и деда. 

Волна чисток и смертных казней внесла драматические изменения в фундаментальные взаимосвязи между Ким Чен Ыном и его высокопоставленными чиновниками. Поэтому потенциальные последствия этих событий могут оказаться непредсказуемыми. Элиты Северной Кореи были лояльными к диктаторской династии, ибо знали: верность режиму сделает их позиции в номенклатурной среде весьма безопасными. Но с усилением чисток и смертных казней они уже не могут быть уверенными в этом. 

Эти инциденты свидетельствуют, что внутренняя политика КНДР является слишком нестабильной. Северокорейский режим становится настолько репрессивным, что его действия все меньше начинают отличаться от того, что делали Сталин, Гитлер и Пол Пот в своих странах с подчиненными им народами — в СССР, Германии и Камбодже. 

Все это начинает вызвать все большее осуждение в мире, и у международного сообщества нет иного выбора, как и далее продолжать реализацию политики кнута и пряника. Сложившаяся ситуация требует больше применять палку и меньше — морковку. Собственно, это четко озвучил в Сеуле госсекретарь Джон Керри, поскольку нарастание опасности со стороны Северной Кореи является угрозой, распространяемой далеко за пределы региона. Поэтому для Америки крайне важно не дать этой северокорейской угрозе выйти за "красную черту". 

Это актуально еще и по той причине, что во время вторжения российских оккупантов на территорию Украины Москва смогла дестабилизировать ситуацию во многих потенциальных горячих точках мира. Поэтому нельзя исключать, что в какой-то момент нарастания обострения отношений с Западом Кремль не захочет разыграть "северокорейскую карту", спровоцировав очередной виток конфронтации на Корейском полуострове. 

Соединенные Штаты призвали Северную Корею воздержаться от действий, разжигающих напряженность в регионе после того, как государственные СМИ КНДР сообщили об испытании подводных баллистических ракет, запущенных из субмарин. Но что сегодня может задействовать Америка для сдерживания КНДР? Каковы цели контактов Вашингтона с Пхеньяном? Предотвратить войну? Ускорить крах режима — или создать условия для содействия экономическим реформам в стране? 

На протяжении многих лет вопрос ликвидации программы создания ядерного оружия в Северной Корее был приоритетом для Соединенных Штатов. Но Вашингтону не удалось заблокировать продвижение Пхеньяна в этом направлении. 

К сожалению, определение КНДР плохим партнером на переговорах рассматривалось до сих пор как достаточное оправдание для того, чтобы не разрабатывать комплексную стратегию по отношению к Северной Корее, которая бы состояла из положительных и отрицательных стимулов, калиброванных по мере необходимости таким образом, дабы привести и держать Пхеньян за столом переговоров. 

Реальных вариантов перезапуска мирного процесса не так уж и много до тех пор, пока КНДР не вернется за стол переговоров. Но заявления госсекретаря Джона Керри по этому вопросу свидетельствуют, что Соединенные Штаты настроены решительно и готовы создать, внедрить и тщательно выверять пакет стимулов и санкций, чтобы чиновники из Северной Кореи определились с тем, в их ли интересах принимать конструктивное участие в этом процессе. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно