Когда живой террорист полезнее мертвого

1 ноября, 19:12 Распечатать Выпуск №41, 2 ноября-8 ноября

Почему гибель лидера "Исламского государства" может сделать террористическую организацию еще опаснее.

Убит лидер "Исламского государства" Абу Бакр аль-Багдади. 

Вначале об этом заявил президент Соединенных Штатов. После этот факт подтвердили и сами террористы ИГ на своих официальных каналах в соцсетях. По всей видимости, пауза в несколько дней была нужна организации для того, чтобы выбрать нового "халифа". Им стал некий Абу Ибрахим аль-Хашими аль-Курейши. Кроме того, что этот человек из племени Курайш, к которому принадлежал сам пророк Мухаммад, больше о нем пока что ничего неизвестно. 

Вместе с "халифом Ибрагимом" погиб и второй человек в "Исламском государстве" — официальный спикер организации Абу Хассан аль-Мухаджир. 

После заявлений Трампа о смерти Багдади, вокруг операции "Кайла Мюллер" оставалось много невыясненного. Например, почему лидер ИГ прятался на территории, подконтрольной противнику, с которым террористы воюют с 2014 г.? Почему не публиковали фотографии ни самого убитого, ни его родственников, ни его жен? Самого аль-Багдади до этого "убивали" уже не раз. 

Еще в 2014 г. в Интернете появились фото, на которых был якобы изображен аль-Багдади, погибший в результате удара американской авиации по территории Ирака. Позже оказалось, что распространяемые фото — фейк. В июне 2017 г. Минобороны РФ заявило о том, что в результате авиаудара российских ВКС в Сирии был убит лидер ИГ. Никакого подтверждения своих слов российские военные не предоставили. В том же 2017 г. базирующиеся в Англии эксперты Syrian Observatory for Human Rights также заявляли о том, что лидер ИГ был убит в провинции Дейр ез-Зор. Снова без подтверждений. 

Каждый раз подобные слухи развеивались после очередного официального выступления или появления лидера ИГ перед камерами. В этот раз выступлений Багдади больше не будет. Но остается открытым главный вопрос: повлияет ли смерть лидера ИГ на саму организацию?

Третий по счету

Багдади — третий по счету лидер "Исламского государства", убитый американцами.

Два предыдущих — Абу Мусаб аз-Заркави и Абу Омар аль-Багдади. Уничтожение Заркави и Омара аль-Багдади, по прогнозам американского командования, должно было нанести сокрушительный удар по самой организации. Но как показали дальнейшие события, после гибели лидеров террористы не только не разбегались, а наоборот, выходили на новый, более масштабный уровень развития своей организации.

Заркави был фанатиком и хорошим организатором. Он смог из разрозненных и деморализованных первыми поражениями в борьбе против американцев групп и отдельных радикалов собрать в 2003 г. в Ираке мощную и сплоченную организацию. Именно он, иорданец по происхождению, воевавший в рядах моджахедов в Афганистане, привнес в иракское движение сопротивления стратегию тотального насилия. 

Заркави один из первых стал применять тактику подрывов заминированных автомобилей в общественных местах. Он целенаправленно осуществлял атаки на религиозные объекты, чтобы разжечь межконфессиональную войну между суннитами и шиитами. Именно он стал родоначальником практики обезглавливания на камеру, ставшей позже визитной карточкой террористов ИГ. 

А еще он был иностранцем. Чужим для иракцев. Своей жестокостью и неразборчивостью в вопросах политики и отношений с местными племенами Заркави заслужил себе славу головореза. Кто знает, возможно, его убили бы конкуренты по сопротивлению или, после серии поражений, он потерял бы авторитет и ушел в неизвестность. Но гибель Заркави сделала из него икону для джихадистов. А реклама, которую "шейху головорезов" сделали американцы, привлекла к его наследникам новых добровольцев.

Через несколько месяцев после гибели Заркави его последователи объявили о создании собственного государства — "Исламского государства Ирака" (первой версии сегодняшнего "Исламского государства"). В течение года количество атак резко выросло: сторонники Заркави мстили за его гибель. Число погибших в 2006 г. в Ираке составило более 34 тыс. чел., мрачный "рекорд", который не удалось побить даже боевикам Багдади. 

Ирак сотрясало от новых подрывов смертников, взрывов заминированных автомобилей на городских улицах и площадях, минометных обстрелов и снайперских засад. Новый военный министр ИГИ — Абу Хамза аль-Мухаджир (позже погибший вместе с Абу Омаром аль-Багдади) выстраивал подпольную армию, солдаты которой сами планировали атаки, сами готовили взрывчатку и сами же снимали все это на видео для ведения пропаганды. 

Мало что изменилось и после гибели Абу Омара аль-Багдади и Абу Хамзы аль-Мухаджира. Поначалу казалось, что после потери второго поколения лидеров гибель ИГИ неизбежна. Но власть в израненной организации взял новый, еще более радикальный и подготовленный лидер. Абу Бакр аль-Багдади выстроил еще более грозную организацию, сделав ставку на участие в гражданской войне в Сирии и масштабные операции в Ираке. Именно ему удалось собрать под знаменами ИГ тысячи бойцов со всего мира, захватить тысячи квадратных километров территории и провозгласить халифат. 

Его религиозное образование, тюремный опыт и родственные связи (как утверждали пропагандисты ИГ, его семья ведет свое происхождение от самого пророка Мухаммада) делали Багдади идеальной кандидатурой на роль лидера для глобального джихадистского интернационала. Его потеря для "Исламского государства" — тяжелый удар. Но парадокс в том, что миру живой Багдади был полезнее, чем мертвый.

Почему мертвый Багдади опаснее живого

Несмотря на все свои успехи в 2014–2015 гг., аль-Багдади сегодня — это воплощение провала проекта "Исламское государство". Имея влияние, обширные территории и миллионные доходы, "халиф Ибрагим" все это растерял, доведя глобальный "халифат" до состояния лагеря беженцев в Аль-Холе и нескольких блуждающих партизанских групп в сирийской пустыне. 

Для многих последователей провал проекта ИГ и потеря территорий стали весомым аргументом в пересмотре своего отношения к "халифу" и его "армии". Как можно поверить в то, что это "государство" построено по "методологии Пророка", если его развалили отряды курдского ополчения и разъедаемая коррупцией иракская армия? Как писал в своем письме к аль-Багдади один из высокопоставленных чиновников в ИГ Абу Мухаммад аль-Хашими, "те, кто когда-то боялся нас, теперь совершают набеги на нас, а те, кто раньше бежал от нас, вынуждают к бегству наших собственных солдат".

Цепляющийся за власть стареющий Багдади был воплощением провала, живым напоминанием новым поколениям джихадистов о бесперспективности войны против всех. Для умеренных Багдади был примером неоправданной жестокости, настроившей весь мир против ИГ. Для радикалов он оказался слишком мягким и слабым лидером, который, вместо того чтобы взорвать себя на руинах Мосула или Ракки, отдавал приказ последовательно сдавать города и села. 

Живой Багдади был камнем раздора и лучшей антирекламой ИГ. Мертвый Багдади станет иконой и примером для подражания.

Еще одна причина, почему не стоит вздыхать с облегчением после смерти террориста "номер один", — это радикалы. Как ни странно, но и в рядах самой жестокой и радикальной организации были свои радикалы. Причиной условного разделения в ИГ на радикалов и умеренных был вопрос такфира — условий, позволяющих обвинить мусульманина в неверии со всеми вытекающими последствиями. 

Умеренные считают, что для обвинения человека в неверии нужны весомые основания. Радикалы же считают, что малейшее проявление неверия и даже невежества в вопросах веры со стороны мусульманина является основанием для вынесения ему такфира. Более того, такфира заслуживает и тот, кто знает о неверии другого мусульманина, но не выносит ему такфир. Такая логика запускает процесс, в результате которого всякого, даже самого лидера радикалов можно обвинить в неверии и вынести ему такфир. 

Есть мнение, что только личность Багдади удержала радикалов от захвата власти в ИГ. Его смерть же, наоборот, может спровоцировать новый виток борьбы между радикалами и умеренными. Возможно, это ослабит на время саму организацию, а возможно, что на месте "Исламского государства" возникнет новая, еще более радикальная организация, озлобленная поражениями и спаянная идеями тотального такфира.

Более того, гибель Багдади может спровоцировать процесс примирения между двумя самыми опасными террористическими организациями в мире — ИГ и "Аль-Каидой". До 2013 г. эти организации были, по существу, единой структурой. Но на фоне военных успехов в Сирии Багдади решил четко обозначить свою позицию в движении, выступив с требованием прямого подчинения себе сирийского филиала "Аль-Каиды" — "Джабхат ан-Нусры". 

Такой подход возмутил руководство "Аль-Каиды", которое отказалось признавать претензии Багдади на Сирию. После обмена обвинениями и гневными письмами, между "Джабхат ан-Нусрой" и "Исламским государством Ирака и Леванта" (ИГИЛ, наименование "Исламского государства" в 2013—2014 гг.) вспыхнули бои. С того времени ИГ считают "Аль-Каиду" врагами и всячески пытаются "отжать" у них и территории (в Йемене, Сомали, Афган–тане), и влияние в среде джихадистов. 

По сути именно личность Багдади была и остается помехой потенциальному восстановлению отношений между двумя террористическими организациями. В случае его гибели "Аль-Каида" обязательно попытается вернуть себе контроль над "взбунтовавшимися" братьями. К чему это приведет — можно только догадываться, но точно не к снижению террористической угрозы в Сирии и мире.

Как показывает история, гибель лидера в таких хорошо организованных, бюрократизированных структурах как ИГ, не приводит ни к развалу, ни к уничтожению самой организации. В большинстве случаев обезглавливание организации временно ослабляло ее. Но если организация обладала опытом, пользовалась поддержкой населения и располагала бюрократическим аппаратом, то она восстанавливала управляемость и в длительной перспективе выживала. 

ИГ обладает и опытом выживания в тяжелых условиях, и разветвленным глобальным бюрократическим аппаратом, и определенной поддержкой если не среди местного населения, то среди джихадистов точно. Следовательно, у ИГ есть большие шансы выйти из ситуации потери лидера с небольшими потерями для самой организации, а возможно, что и с приобретениями.

Означает ли все вышеизложенное, что убивать или арестовывать лидеров террористов бесполезно? Нет, конечно. Если каждый, кто становится на путь терроризма, будет знать, что рано или поздно за ним придут, то желающих стать террористами, вероятно, будет меньше. Особенно если мотивация таких террористов сугубо материальная. 

Но необходимо понимать, что, имея дело с фанатиками, для которых смерть — это только издержки профессии, убить лидера недостаточно. Победить такие организации только посредством ликвидации лидеров не получится. Какое бы шоу ни делали из факта убийства одного человека, пускай даже и такого грозного как террорист "номер один", это не решит проблему терроризма. Нужно перестать плодить "героев" и "мучеников" для нового поколения террористов. Вместо этого нужно показывать им всю бесперспективность терроризма, в том числе и через истории лидеров — неудачников, предателей и "материалистов", ради собственного обогащения посылающих толпы "мучеников" на смерть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №43-44, 16 ноября-22 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно