Как Македония выбирала себе имя

5 октября, 18:17 Распечатать Выпуск №37, 6 октября-12 октября

Провалившись в Греции, РФ сделала ставку на срыв референдума в Македонии.

© makedonskosonce.com

Что в имени тебе моем? 

Оно умрет, как шум печальный

А.С. Пушкин

Республика Македония должна изменить свое название, если хочет стать членом НАТО и ЕС. 

Такое требование выдвинула властям Скопье соседняя Греция, длительное время блокировавшая интеграцию в евроатлантические структуры балканского государства, отколовшегося в 1991 г. от Югославии, лишь из-за названия страны, которое созвучно с областью Македония на севере Греции. В минувшее воскресенье, 30 сентября, референдум о переименовании Республики Македония показал, что большинство проголосовавших (91%) поддерживает решение об изменении названия страны на Республика Северная Македония. Однако в референдуме участвовали всего 35% граждан с правом голоса, а значит, по закону, такой референдум не легитимен (необходима явка не менее 50%). Македонские националисты бойкотировали проведение референдума, считая, что изменение названия страны равносильно отказу от национальной идентичности. 

Имя или идентичность? 

Когда страна вступает в ЕС, она так или иначе передает часть своих суверенных прав органам Союза, подчиняется правилам, принятым для всех. Вступив, например, в Еврозону, государство отказывается от национальной валюты и печатания своих денег. Вступив в зону действия Шенгенского соглашения, де-факто отказывается от контроля границ с соседями по ЕС. Кому в современной Европе придет в голову аннексировать территории соседних государств, даже если они населены этнически близким населением и в прошлом, например, вместе входили в состав распавшихся государств и империй?! Однако прошлое порой оказывается сильнее новых европейских правил общежития и устремлений народов. Люди и целые народы не живут идеями глобализации, и их прошлое во многом определяет их настоящее и, возможно, будущее. 

На перекрестке всех этих проблем оказалось маленькое балканское государство — Республика Македония. После провозглашения независимости в 1991 г. оно сразу попало в немилость находящейся к югу Греции, которая потребовала от соседа не называться именем, относящимся к греческой истории. Афины настаивали, что современные македонцы, являющиеся потомками пришледших в IX—XI веках славян, должны называться "новомакедонцы" или "славо-македонцы" и т.п., а их государство лучше назвать Республика Скопье — по имени столицы.

Македонцы проигнорировали эти советы. Вопреки желанию соседа, они настаивали не только на своем имени, но даже откровенно заявляли о своих правах на наследие древних македонцев, включая знаменитого полководца и "повелителя мира" Александра Македонского (годы жизни 498—454 до н.э.) и даже его отца Филиппа (359—336 до н.э.), при котором древние македоняне (которые суть греческое племя) существенно расширили свои владения на территориях современных Турции, Болгарии и Греции. Современные македонцы ставили памятники им обоим, и даже международный аэропорт в македонской столице Скопье нарекли в честь Александра Македонского. Греки в отместку назвали свой аэропорт в Салониках — "Македония". 

Насколько серьезным был этот конфликт, как ныне выражаются дипломаты, "исторических идентичностей", говорит тот факт, что в середине февраля 1992 г. миллион греков (а это 10% населения страны!) вышли на улицы города Салоники, протестуя против названия новообразовавшегося государства. "Македония — греческая!", — скандировали они. 

Греческий премьер-министр Георгиос Папандреу в 1996 году заявил, что Македония "представляет реальную угрозу для Греции" поскольку ведет политику ирредентизма, и принял решение запретить доступ для Македонии в порты Эгейского моря.

Впрочем, независимая Македония в 1995 г. все-таки была принята в состав ООН и Совета Европы, но с весьма громоздким названием — "Бывшая югославская республика Македония" — БЮРМ (The Former Yugoslav Republic of Macedonia — FYROM). Под таким именем она значится во всех официальных документах ООН и Евросоюза, этот термин используется западными дипломатами, хотя большинство стран признают Македонию без данных формальностей, то есть по имени, записанному в Конституции: Республика Македония. 

Ооновские старожилы вспоминают: эта путаница однажды стала причиной конфуза бывшего генсека ООН корейца Пан Ги Муна, который назвал Македонию — "бывшей югославской республикой Югославия". 

"Вы должны решить эту проблему. Это сводит меня с ума", — сказал Пан Ги Мун опытному американскому дипломату Мэтью Нимицу, назначенному еще в 1999 г. "специальным представителем Генсека ООН по спору об именовании между Грецией и БЮРМ". 

По словам Нимица, с 1994 г. курировавшего "македонский вопрос" в администрации Билла Клинтона, за более чем двадцать лет было предложено очень много разных названий и имен, чтобы решить конфликт между Скопье и Афинами: Новая Македония, Республика Скопье, Илинден Македония (в честь восстания 2 августа 1903 года против Оттоманской Порты, которое произошло в день Святого пророка Ильи) и даже Верхняя Республика Македония или Республика Верхняя Македония. Это далеко не полный список, но все эти названия были отвергнуты, вспоминал Нимиц в своем интервью для Би-Би-Си год назад. 

По его словам, он убеждал македонцев, что изменение названия страны не является покушением на их идентичность, и будет служить лишь цели дипломатического протокола, легитимации страны на международной арене и получения ею разнообразных "бонусов", главным из которых будет не только мир с Грецией, но и перспектива стать членом ЕС и НАТО. 

Эти усилия не прошли даром. После прихода к власти в Македонии социал-демократического правительства Зорана Заева в мае 2017 г., удалось совершить прорыв в переговорах между Скопье и Афинами. Несколько туров встреч и переговоров греческого и македонского премьеров, частично при посредничестве Нимица, позволили выйти на соглашение, которое было оглашено главой правительства Греции Алексисом Ципрасом 12 июня 2018 г. во время встречи с Заевым на берегу озера Преспа. В результате этих переговоров 17 июня был подписан документ о том, что Македония будет именоваться Республика Северная Македония (македонский — Република Северна Македонија, греческий — Δημοκρατία της Βόρειας Μακεδονίας) и это название будет использоваться официально, при том, что в ООН будет признан язык "македонский" и что сами македонцы могут именовать себя "македонцами". Греция при этом снимает все свои возражения против вступления Македонии в ЕС и НАТО, которых строго придерживалась почти десять лет. 

Уже 12 июля с.г. все лидеры стран НАТО пригласили Македонию начать переговоры, чтобы страна стала 30-м членом Североатлантического договора, а затем ЕС намекнул, что готов возобновить процесс приема Македонии в ЕС с июня 2019 г. До этих заявлений,
5 июля, македонский парламент одобрил соглашение с Грецией, а уже 30 июля вынес вопрос о переименовании страны на национальный референдум 30 сентября. 

Идентичность или евроинтеграция

Очевидно, не все в Македонии приветствовали соглашение с греками. Президент Македонии Георгий Иванов сразу же заявил, что подписывать договор с Грецией об изменении названия страны не будет, поскольку, по его мнению, это нарушает Конституцию. Он был поддержан своими сторонниками из ВМРО-ДПМНЕ (Внутренняя македонская революционная организация — Демократическая партия за македонское национальное единство). Эта консервативная и националистическая партия была с 2006 г. инициатором так называемой политики "антиквизации" — по сути, присвоения или экспроприации древнего греческого культурного и исторического наследия для формирования идентичности современной македонской нации. К "античности" добавили идеи из периода национально-освободительного движения македонцев в годы турецкого владычества. При этом абсолютно игнорировался период существования Народной, а потом Социалистической Республики Македонии в составе СФРЮ — Социалистической Федеративной Республики Югославия. 

Цель этой политики — доказать автохтонность македонцев и древность их истории. По мнению критиков, эта политика была самым ярким свидетельством кризиса македонской дипломатии, которая попросту не могла противопоставить ничего жесткой позиции Афин. Во внутриполитическом дискурсе данная политика, очевидно, была направлена на снижение критики со стороны оппозиции в адрес ВМРО-ДПМНЕ, находившейся в тот период у власти. 

Все это в какой-то мере заложило бомбу замедленного действия под договоренности между Скопье и Афинами об изменении названия Македонии. Перед референдумом националисты из ВМРО-ДПМНЕ и президент Македонии призвали граждан страны бойкотировать плебисцит. Так и случилось. Теперь у македонского премьера Заева фактически не остается выбора кроме как добиваться того, чтобы парламент страны, основываясь на результатах референдума, проголосовал за изменение названия в Конституции страны. Однако у македонских социал-демократов вместе с депутатами от албанских партий не хватает 9 голосов для получения большинства в парламенте из 120 депутатов, но ведь и оппозиционеры из ВМРО-ДПМНЕ также выступают за евроатлантический курс. Заев и до и после 30 сентября заявлял, что будет добиваться вступления Македонии в Евросоюз и НАТО, теперь он акцентирует на том, что референдум имеет рекомендательный характер и явка значит меньше, чем результат голосования. ЕС и НАТО уже заявили, что оставят двери открытыми для Македонии, если Скопье выполнит соглашение с Грецией и изменит название страны.

За кулисами этого процесса происходили не менее драматические события. 11 июля, т.е. за сутки до объявления о подписании исторического соглашения о новом имени для Македонии, Греция объявила о высылке двух российских дипломатов и запрете на въезд в страну еще двум другим. Их обвинили в "попытках незаконного сбора и распространения информации, а также в подкупе греческих чиновников", в частности парламентариев. Российская Федерация пыталась сорвать подписание договора между Грецией и Македонией. Причем, по данным осведомленных источников, помимо прочего, подрывная деятельность велась через Императорское православное палестинское общество, возглавляемое бывшим главой ФСБ и некогда премьером РФ Сергеем Степашиным. По мнению Степашина, греки "так ведут себя" из-за конфликта Константинополя и Москвы "вокруг подчинения православной церкви на Украине". В интервью немецкому журналу "Шпигель" в сентябре он убеждал, что Кремль вовсе не интересует спор именования Македонии. Это была ложь. 

Провалившись в Греции, РФ сделала ставку на срыв референдума в Македонии. По словам самого Заева, российские агенты платили от 13 до 21 тысяч долларов США гражданам Македонии за проведение акций по дестабилизации ситуации в стране в канун референдума. Известно также, что глава македонского правительства лично просил президента США Дональда Трампа воспрепятствовать вмешательству РФ в ход референдума в Македонии 30 сентября. Предотвратить такое вмешательство США, видимо, не смогли. 

Все это было ожидаемо. В канун подписания исторического соглашения на берегу озера Преспа Ципрас направил Заеву видеопослание, в котором сказал: "В будущем вас ожидают проблемы, и я также столкнусь с трудностями, но однажды история оправдает нас". 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно