Греция—Россия: конец "православного братства"?

31 августа, 17:30 Распечатать Выпуск №32, 1 сентября-7 сентября

Россия в очередной раз провалилась на балканском направлении.

10 августа греческий МИД опубликовал беспрецедентно жесткое заявление под названием "Национальный интерес прежде всего: Трезво и твердо", направленное в адрес России. 

Это стало продолжением скандала, начавшегося месяц назад — 11 июля, когда Греция приняла решение выслать из страны двух российских дипломатов и запретить въезд в страну еще двоим россиянам. В ответ РФ в своем духе заявила, что на Грецию для принятия этого решения "оказывалось сильнейшее давление", что Грецию втянули в некую игру "третьи страны", прозрачно намекая на США. Позже Россия приняла решение применить в отношении двух греческих дипломатов зеркальные меры. В свою очередь, МИД Греции обвинил Россию в непонимании современного мира, где страны являются независимыми и могут проводить собственную внешнюю политику, и заявил, что именно подобные ложные убеждения "привели четырех российских граждан к действиям, приведшим к их высылке или запрету на въезд".

Серьезные обвинения

В чем же обвиняют российских граждан? Влиятельная греческая газета Kathimerini 11 июля сообщила, что, по ее информации, причиной высылки стало "вмешательство во внутренние дела и незаконные действия против национальной безопасности Греции". В частности, речь идет о шпионаже, попытках подкупа чиновников, а также о создании внутри страны сети влияния. Россияне пытались влиять на греческие местные власти, на иерархов Элладской православной церкви, а также на представителей Афона — одного из центров мирового православия.

Наконец, россиян обвиняли в попытках влиять на процессы, связанные с соглашением между Грецией и Бывшей югославской республикой Македония относительно  названия последней. Напомним, БЮРМ не может рассчитывать на членство в Европейском Союзе или НАТО без согласия всех членов этих организаций, включая Грецию. В свою очередь, Афины с момента получения БЮРМ независимости блокируют перспективы ее членства в ЕС и НАТО, поскольку конституционное название этой страны — Македония — совпадает с названием исторической территории на севере Греции. Афины видят в закреплении за чужой страной названия "Македония" возможности для возникновения опасных для себя ирредентистских движений и, с другой стороны, удар по исторической памяти греков.

Однако нынешние правительства Греции и БЮРМ демонстрируют готовность найти решение этого вопроса. 17 июня они подписали символическое соглашение о переименовании БЮРМ в Северную Македонию. Парламент в Скопье уже ратифицировал этот документ; 30 сентября в стране пройдет референдум относительно  названия и, согласно февральскому опросу, 61% македонцев готовы поддержать переименование, если это приблизит членство страны в НАТО и ЕС. Наконец, парламент Греции также должен будет ратифицировать соглашение. Здесь ситуация сложнее: кроме правящей СИРИЗА, ни одна партия не изъявляла готовности поддержать соглашение со Скопье, поскольку в Греции доминирует представление, что соседняя страна вообще не имеет права использовать слово "Македония" в своем названии.

Почему же Россия заинтересована в том, чтобы соглашение провалилось? В Кремле  доминирует  блоковое мышление,  и там считают, что членство Македонии в НАТО станет очередным стратегическим поражением России на Балканах. РФ уже резко выступала против членства в альянсе Черногории, однако, несмотря на мнение Кремля, в июне 2017 г. Черногория вошла в НАТО. Тот факт, что Македония, как и Черногория, граничит с Косово, также важен для России: по сути, такое соседство делает практически невероятным сценарий, при котором Сербия попытается вернуть Косово. Кроме того, перспективное членство в ЕС (а Македония является одной из наиболее близких к этому стран Западных Балкан) — это возможность для европейской "мягкой силы" повлиять на Македонию таким образом, что, с точки зрения блоковой картины мира, она окажется "утраченной" для России.

И в эту картину отлично ложится обвинение, озвученное в июле премьер-министром БЮРМ: он заявил, что "российские бизнесмены" пытались устроить в стране беспорядки, чтобы помешать принятию соглашения о переименовании. Согласно материалам македонского МВД, главной фигурой, стоявшей за этими действиями, был российский крупный бизнесмен греческого происхождения Иван Саввиди. Он выплачивал македонским политикам, националистическим организациям и футбольным хулиганам значительные суммы, провезенные из Греции наличными, чтобы в преддверии референдума они организовали на улицах  столкновения. При этом Саввиди имеет заметное влияние в Греции, являясь совладельцем порта Салоники, а также крупным меценатом в православном мире.

Мотивация Афин

Итак, Россия пыталась помешать соглашению, параллельно выстраивая сети влияния как в Греции, так и в БЮРМ. Некогда правящую в Греции левую партию СИРИЗА считали пророссийской; символично, что ее лидер Алексис Ципрас после того как стал премьер-министром первым принял именно российского посла. СИРИЗА также выступала за жесткую политику в отношении западных кредиторов Греции, вплоть до одностороннего выхода из зоны евро для осуществления собственной монетарной политики:  как считает часть греков, это могло бы помочь стране выйти из затяжного кризиса. Бывший президент Франции Франсуа Олланд утверждает в своей книге, что Владимир Путин сообщил ему: Греция контактировала с Кремлем по поводу печатания национальной валюты в России.

Однако СИРИЗА под давлением кредиторов и европейского политикума была вынуждена отказаться от своего плана — несмотря на то, что большинство греков проголосовали против меморандума с кредиторами, требующего очередного раунда мер экономии. С тех пор Греция во внешней политике вела себя довольно предсказуемо, и, в частности, никаких серьезных шагов по укреплению отношений с Россией не предпринимала; по сути, все ограничивалось риторикой об исторически крепких связях, которую периодически использовали Афины. Несмотря на то, что каждый раз перед очередным продлением санкций против РФ среди стран, якобы готовых выступить против продления, называют и Грецию, в реальности Афины придерживаются той же линии, что и другие европейские страны: санкции против РФ могут быть сняты лишь в результате выполнения Минских соглашений.

С другой стороны, для Ципраса соглашение с Македонией — это, по-видимому, важнейшее личное достижение и его шанс войти в историю. Это для него может быть особо важно, учитывая, что именно он, по словам экс-министра финансов и  левого идеолога Янниса Варуфакиса, принял решение, по сути, проигнорировать итоги референдума относительно соглашения с кредиторами. Тем самым Ципрас заработал ярлык "предателя" среди многих как левых, так и правых идейных борцов с "западным империализмом" в лице ЕС; и, что важнее, осуждение большинства обычных греков за то, что их мнение было проигнорировано.

Ципрасу наверняка осталось не так уж долго быть премьером: по опросам, первое место с большим отрывом на выборах осенью 2019 г. должна получить консервативная "Новая демократия". Конечно, за год многое может измениться. Однако, учитывая разочарование греков в правительстве СИРИЗА и медленные темпы восстановления экономики, мало вероятно, что партия сможет сохранить власть, а после поражения Ципрас вынужден будет оставить пост главы партии. По-видимому, он и сам понимает, что его ближайшие перспективы в греческой политике сомнительны — и именно поэтому в предпоследний год своего премьерства сделал значительный шаг навстречу Скопье, несмотря на то, что такой шаг неизбежно приведет к удару по рейтингу. Решение сложного политико-дипломатического конфликта к вящей выгоде Греции (а участие страны-соседа в общем рынке и в общем оборонном альянсе Греции объективно выгодно) — это достойное завершение премьерского срока, которое позволит Ципрасу набрать авторитет в долгосрочной перспективе.

Если все так, неудивительно, что попытка со стороны России помешать этому соглашению вызвала резкую реакцию со стороны Афин. Необходимо заметить: статья в Kathimerini, с которой все началось, основана на информации "источников в МИД", а они  подчеркивали, что "Греция продолжает, согласно своей многолетней политике, стремиться к хорошим сотрудническим отношениям с Россией и желать дружбы двух народов", и что "решение о высылке ограничивается конкретными четырьмя лицами и не меняет общих положительных намерений Греции относительно России". Такая статья подозрительно похожа на неформальное послание России от греческого МИД: примите эту высылку, прекратите вмешиваться в нашу внутреннюю политику и не разжигайте конфликт — и тогда отношения с вами будут хорошими.

Однако типичная для российской дипломатии последних лет хамовато-жесткая реакция не оставила грекам выбора. За этим и последовало жесткое заявление от 10 августа. Хотя Россия вначале названа "великой страной с сильным присутствием на европейской арене", все остальное в этом заявлении выглядит беспрецедентно жестко. Афины утверждают, что Россия "по-видимому, неспособна понять принципы внешней политики Греции", "не понимает, что у Греции есть свои интересы и критерии в международной политике" и "дистанцируется от позиций, соответствующих уровню дружбы и сотрудничества, характеризовавших греко-российские связи в последние 190 лет". Действия российских граждан в Греции названы незаконными, и Афины хотят "напомнить нашим российским друзьям, что ни одна страна в мире не потерпит попыток а) подкупа государственных чиновников, б) подрыва ее внешней политики, и в) вмешательства в ее внутренние дела". Такие заявления в дипломатии могут означать только крайнюю точку отношений между странами. Россия в одночасье своими действиями, а затем — жесткой реакцией, несмотря на шанс спустить все на тормозах, который Греция неформально дала Москве, превратила значимого регионального партнера в страну, относящуюся к Кремлю как к угрозе.

Афины, Фанар, Москва… Киев?

Ранее мы уже упоминали, что Россия пыталась влиять не только на светские, но и на церковные власти в Греции. С одной стороны, это связано со значительной ролью церкви в этой стране: в Греции православная церковь не отделена от государства, большая часть населения называет себя православными, а священники являются государственными служащими. Кроме того, через Грецию Россия может рассчитывать повлиять на Вселенский патриархат. Формально "первый среди равных" в православном мире, он находится в квартале Фанар в Стамбуле, но по факту преимущественно обеспечивается Грецией.

У Вселенского патриархата есть авторитет, подкрепленный историей, и дипломатическое мастерство; однако Русская православная церковь насчитывает значительно большее количество верующих и претендует на фактическое первенство в православном мире. Долгое время такое состояние поддерживалось и выливалось в кратковременные конфликты. В русских православных изданиях — в том числе выпускаемых за счет Ивана Саввиди — регулярно можно встретить критику Вселенского патриархата за его склонность к либерализму и экуменизму.

В 2016 г. на Крите прошел Всеправославный собор, который называли делом жизни Вселенского патриарха Варфоломея. Он должен был стать первым Вселенским собором за более чем тысячу лет. Однако РПЦ, а вслед за ней еще несколько церквей, на которые Москва имеет влияние, отказались от участия в соборе и раскритиковали его. В свою очередь, в 2017 г. представители Фанара не прибыли в Москву на торжества, связанные с постреволюционным восстановлением РПЦ. Это обнажило конфликт между двумя патриархатами, претендующими на первенство.

В контексте критического падения имиджа России на мировой арене в последние годы Фанар активизировал работу в направлении, ранее казавшемся замороженным. Речь о предоставлении автокефалии украинской, а также македонской церквям (Македония на данный момент является канонической территорией Болгарской православной церкви, на которую имеет влияние Москва). Если автокефалия этим церквям будет предоставлена, это будет сильнейшим ударом по российским церковным амбициям — в частности, потому, что сегодня в Украине находится около трети приходов из всех подконтрольных РПЦ. В случае создания поместной православной церкви и в контексте политических событий последних лет можно ожидать, что многие из этих приходов сменят деноминацию; ранее многих прихожан могла отпугивать от УПЦ КП и УАПЦ их неканоничность с точки зрения мирового православия.

Известно, что Россия ведет масштабную кампанию против предоставления автокефалии украинской церкви; эта кампания включает в себя зарубежные поездки делегаций РПЦ и связанных с ней лиц с агитацией против автокефалии для Киева. Учитывая, в чем обвиняют высланных из Греции россиян, можно предположить, что они проводили деятельность, направленную на подрыв планов о предоставлении автокефалии Украине и Македонии. В частности, голос Афона или Элладской православной церкви против автокефалии мог бы стать довольно значимым для Вселенского патриархата — и россияне пытались влиять на греческих иерархов. Кроме того, через церковь в греческом обществе можно подогреть настроения против соглашения относительно названия с БЮРМ. Наконец, статья в газете Kathimerini обвиняет высланных россиян в попытках "навязать присутствие" Имперского православного палестинского общества — организации, созданной еще в царской России с целью распространения влияния РПЦ на патриархаты Ближнего Востока.

Итак, Россия пыталась повлиять на внутреннюю политику Греции и БЮРМ несколькими способами — через влияние на церковных иерархов, местные власти, через попытки организовать протесты в БЮРМ против соглашения с Грецией. Целью россиян было распространение влияния Москвы на Балканах и предотвращение роста влияния США в регионе, а также, не исключено, влияние на Вселенский патриархат в вопросе автокефалии украинской и македонской церквей.

Однако, хотя попытки влияния наверняка будут продолжаться, из-за огласки, связанной с высылкой дипломатов, сегодня однозначно можно сказать, что Россия в очередной раз провалилась на балканском направлении. Теперь, когда греческий парламент будет рассматривать ратификацию соглашения с Македонией, партиям, собирающимся выступить "против", неизбежно напомнят об инциденте с россиянами. Если хотя бы несколько депутатов, собиравшихся голосовать против соглашения, изменят свое мнение, это может качнуть чашу весов в пользу решения "македонского вопроса" — к вящей выгоде Скопье, Афин и Балкан в целом. 31 августа, когда глава РПЦ Кирилл посетил Вселенского патриарха Варфоломея в Стамбуле, переговоры для российской стороны, и так не обещавшие быть простыми, были дополнительно усложнены, и маловероятно, что Кириллу удалось чего-то добиться. И конечно, будущие отношения Греции и России, а также Македонии и России еще долгое время будут омрачены июльскими инцидентами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Жан Ковальчук Жан Ковальчук 1 вересня, 02:53 Нам бы так хотелось, но что то подсказывает, что не так всё просто, нет признаков принципиальных разногласий , масштабы пропагандистских ураганов, взрывов коньюктуры и канонады спекуляций не дают возможности разобраться в реальном положении дела. согласен 2 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно