Италия: фирменная поствыборная неопределенность

5 марта, 13:54 Распечатать

Европе остается надеяться, что нестабильность завершится успешным формированием правительства, готового к ведению адекватной политики.

Парламентские выборы в Италии завершились. Но мало кто, вне зависимости от политических взглядов, мог бы сказать, что завершились они успешно.

Как свидетельствуют промежуточные результаты подсчета голосов, обнародованные Центральной избирательной комиссией, лидирует правоцентристская коалиция, в которую входят партии "Вперед, Италия", "Лига Севера" и "Братья Италии". Они набирают вместе 36,9% голосов. (Четвертая партия, входящая в эту коалицию, — "Мы с Италией" — набрала 1,1% и не проходит в парламент.) На втором месте — протестное "Движение пяти звезд" с 32,3%. На третьем — Демократическая партия с результатом в 18,6%.

В плане выборов 2018 г. в Европейском Союзе — это, по большей части, некая передышка после "ударного" 2017-го, когда парламент избирали Франция, Германия и Великобритания. На этом фоне итальянские выборы выступают одним из центральных событий текущего года для Европы.

В Италии (что не слишком характерно для унитарных государств) парламент состоит из двух палат — Палаты депутатов и Сената. Любой законопроект должен быть поддержан обеими палатами. Таким образом, для эффективного функционирования законодательной ветви власти и в Палате депутатов, и в Сенате должно быть действующее большинство. И вот с этим после выборов у Италии могут быть проблемы.

В прошедшее воскресенье страна выбирала представителей сразу в обе палаты парламента. В обеих из них примерно треть представителей избираются по одномандатным округам, тогда как две трети — по пропорциональной системе с закрытыми списками. Это для Италии новшество: ранее все депутаты избирались по пропорциональной системе.

Причины, которые привели к этим изменениям, довольно запутаны. Об одной из них ZN.UA ранее писало. Лидер крупнейшей партии в предыдущем созыве парламента, тогдашний премьер-министр Маттео Ренци, хотел избавиться от центральной проблемы бикамерализма: необходимости проводить все проекты через обе палаты. Ренци вынес на референдум реформу Сената, урезавшую бы его полномочия по большинству вопросов до консультативных и сделавшую бы его не выборным, а назначаемым органом.

Однако Ренци совершил ошибку, заявив, что в случае провала реформы на референдуме уйдет в отставку. После чего референдум превратился в волеизъявление о доверии Ренци, и реформа Сената не прошла.

Между тем реформа выборов в Палату депутатов уже была проведена, но и она оспаривалась в суде. Возникла потребность в новом избирательном законопроекте, касающемуся обеих палат. Он и был принят осенью 2017 г. Внедрение мажоритарной составляющей объяснялось стимулированием довыборного сотрудничества коалиций партий. Логика такова: чтобы победить на округе, партии со схожими взглядами должны работать совместно. Предполагается, что это должно привести к стабильности коалиций и после выборов, уже в парламенте.

Чтобы получить большинство в Палате представителей, партия или избирательная коалиция партий должна получить около 40% голосов в пропорциональной части голосования. Да, бонус лидеру в новом избирательном законе не полагается, но аналитики все же предполагают, что именно примерно 40% голосов может быть достаточно для завоевания большинства. В Италии достижение этой цели ныне выглядит крайне затруднительным из-за участия в выборах двух крупных коалиций и одной сильной партии. И если промежуточные результаты подсчетов голосов верны, никто из этих участников большинства не получит.

Это, впрочем, для Италии не новость. В результате прошлых выборов в 2013 г. левоцентристской избирательной коалиции удалось сформировать большинство в Палате депутатов, но не в Сенате. Таким образом, им пришлось договариваться о широкой коалиции, чтобы утвердить новое правительство. Вскоре она распалась: Сильвио Берлускони, лидер правоцентристов, отозвал из правительства своих министров из-за несогласия с повышением налогов. Однако большинство удержать удалось, поскольку часть правоцентристских депутатов откололась, продолжив сотрудничество с левоцентристами. Так, собрав коалицию с участием еще и других мелких партий, и продержались до новых выборов.

Вот и сейчас, по-видимому, большинство придется собирать из подручных сил. Вопрос в том, кто и как будет его собирать.

По опросам, наибольшее количество голосов — 32,3% в нижней палате — из всех партий получило популистское "Движение пяти звезд", возглавляемое молодым Луиджи ди Майо. Ее идеологию однозначно определить сложно. Популисты активно используют "зеленую" тематику, риторику борьбы с истеблишментом, апеллируют к евроскептическому электорату и к противникам массовой иммиграции, предлагают универсальный базовый доход. За счет такой смеси они и завоевывают голоса своего ядерного электората — недовольных избирателей в бедных регионах Юга и необеспеченной (часто безработной) молодежи.

Вместе с тем, и убежденными евроскептиками их назвать сложно. Так, в январе партия отказалась от ранее постоянно повторяемой идеи референдума о выходе из еврозоны. Партийцы утверждают, что время для этой идеи прошло. Вполне вероятно, они просто решили, что теряют голоса на столь спорном вопросе. А в прошлом году движение попыталось присоединиться к Альянсу либералов и демократов Европы – фракции в Европарламенте, выступающей за усиление Евросоюза, вплоть до превращения в федерацию. Представители АЛДЕ, впрочем, посчитали, что подобные партнеры их лишь дискредитируют.

Хаотичность позиций "Движения пяти звезд" сказывается на международных рынках: на результаты экзит-полов они отреагировали падением курса евро. Но для этих колебаний есть и другие причины.

"Движение пяти звезд" постоянно заявляет, что не пойдет в коалицию ни с одной из прочих партий. А вот крайне правая "Лига Севера" шла на выборы в коалиции с возрожденной партией "Вперед, Италия" Сильвио Берлускони, а также с двумя небольшими правыми партиями: неофашистской "Братья Италии" и умеренной "Мы с Италией". И судя по предварительным результатам, есть немалый шанс, что в рамках этой коалиции именно "Лига Севера" набирает большинство голосов: по предварительным данным, у нее 18,4% голосов против 14% у партии Берлускони.

Это значит, что, согласно предварительному соглашению, именно ультраправые номинируют кандидата от коалиции на должность премьер-министра. В свою очередь, именно правая коалиция, по-видимому, набирает наибольшее количество голосов (в сравнении с "Движением пяти звезд" и с левоцентристской коалицией) — около 37%. Таким образом, возможно, что на должность итальянского премьера будет номинирован ультраправый Маттео Сальвини.

"Лига Севера" изначально формировалась как региональная партия, выступающая за интересы промышленной северной Италии. Риторика подобных партий известна: они утверждают, что кормят прочие отсталые регионы страны. Некогда "Лига Севера" была сепаратистской партией, но сегодня сторонники отделения Севера в партии составляют меньшинство: центральной партийной идеей сначала стала федерализация. А при Сальвини партия и вовсе перестала поднимать эту тему, хотя отделение Севера формально записано как цель в партийном уставе.

Однако популярность партии (набравшей на выборах 2013 г. в Палату депутатов всего 4,1%) подняли не позиции по поводу территориального устройства страны.

Во-первых, "Лига Севера" для итальянцев — это тоже вариант протестного голосования против политического истеблишмента, как и "Движение пяти звезд". Во-вторых, при Сальвини партия заняла активную и довольно популярную критическую позицию по отношению к проблеме беженцев. В-третьих, они также активно критикуют ЕС и выступили в поддержку выхода Великобритании. И хотя Сальвини не обещает аналогичного референдума в Италии, он предупреждает о его возможности, если ЕС не прислушается к требованиям итальянцев. Требования стандартные для правых: заметно меньше полномочий Брюсселю, больше — государствам.

Сальвини в своей кампании заимствовал лозунг Трампа "Америка прежде всего", несколько изменив его: "Итальянцы прежде всего". И этим сходство не исчерпывается: вполне очевидно, что если он станет премьер-министром, принципиально изменится миграционная политика Италии.

Страна в последние годы стала пунктом назначения для беженцев, прибывающих в Европу морским путем. Так, в 2015 г. в Италию и Грецию суммарно прибыло около миллиона беженцев. И, как и в других европейских странах, в Италии миграционный кризис вызвал недовольство некоторых слоев населения и подъем политических сил, использующих антимусульманские и антииммиграционные лозунги.

В 2017 г. (во многом благодаря сотрудничеству с ливийскими властями, перехватывающими теперь значительную часть лодок у своих берегов) итальянцам удалось добиться сокращения числа прибывающих в страну беженцев в несколько раз. Однако эти меры левоцентристского правительства, активно критикуемые правозащитниками, многим кажутся запоздалыми. "Лига Севера" же обещает массовые депортации, хоть аналитики и сомневаются, что практически и юридически это будет возможно.

Их партнеры из "Вперед, Италия" также обещают избирателям начать депортации беженцев. Ведомая 81-летним ветераном итальянской политики Сильвио Берлускони партия вроде бы и критикует Евросоюз, но весьма умеренно. Сегодня партия человека, бывшего многие годы одним из символов европейского популизма, пожалуй, является в Италии предпочтительным партнером для Брюсселя. Однако то, что Берлускони оседлал волну антииммигрантских настроений, свидетельствует о понимании настроений в обществе.

На результат партии Берлускони повлиял тот факт, что их ключевая электоральная база — относительно бедные регионы на юге страны — стала целью сразу и для "Движения пяти звезд", и для "Лиги Севера". Собственно, именно для такой всеитальянской экспансии последние и отказались от сепаратистской риторики, перейдя к националистической. Завоевать же неких новых избирателей партии человека, символизирующего старое поколение итальянских политиков, в борьбе с ди Майо и Сальвини было бы крайне затруднительно.

При этом Берлускони не станет вновь премьер-министром, даже если "Вперед, Италия" будет номинировать своего кандидата. В 2013 г. он был осужден за неуплату налогов. В связи с почтенным возрастом лишение свободы ему заменили общественными работами. И все же, будучи судимым, он не может претендовать на кресло премьера. Поэтому Берлускони пообещал номинировать на эту позицию нынешнего президента Европарламента Антонио Таяни, много лет проработавшего в Брюсселе. Символический ход, призванный завоевать проевропейский электорат и одновременно "подать руку" европейским партнерам: Таяни, как и большинство европейских функционеров, по натуре скорее технократ, чем политический лидер.

Отдельных слов заслуживают и многолетние дружеские связи Берлускони с Владимиром Путиным. В 2015 г. Берлускони посещал оккупированный Крым.

Впрочем, друзей нынешней России в итальянской политике много. Так, и "Движение пяти звезд", и "Лига Севера" крайне положительно отзываются о Путине. "Лига Севера" даже имеет соглашение о сотрудничестве с "Единой Россией". Обе эти партии призывают к отмене санкций ЕС против России. Без вмешательства России, судя по исследованию El Pais, не обошлось: в итальяноязычных профилях в соцсетях активно разгонялись сообщения российских Sputnik и RT, критикующих власть и нагнетающих страх перед миграционной угрозой.

Впрочем, аналитик Bloomberg Леонид Бершидский утверждает: хотя в Италии многие говорят о симпатии к Путину, вряд ли некое коалиционное правительство пойдет на бунт против Евросоюза, решившись проголосовать против продления санкций. Напомним, для продления каждый раз необходимо получить единогласную поддержку всех стран — членов ЕС.

Вместе с тем эксперты вполне серьезно предупреждают о риске коалиционного правительства популистов, состоящего из "Движения пяти звезд" и "Лиги Севера". Мандатов их как раз, судя по всему, будет достаточно для формирования большинства. "Движение" не раз говорило, что в коалицию ни с кем не пойдет. Но если произойдет подобное объединение, можно ожидать не только потрясений на европейских рынках, но и в европейской политике.

Альтернативой этому является некая коалиция с участием "Вперед, Италия" и возглавляемой Маттео Ренци левоцентристской Демократической партии. Однако уже очевидно, что вдвоем им правительство сформировать вряд ли удастся, и придется искать поддержки сразу нескольких партий поменьше. Возможно, "Братьев Италии" из правой коалиции и мажоритарщиков. Даже в таком случае не факт, что большинство в обеих палатах удастся сформировать.

Но захочет ли пойти на это Берлускони? С одной стороны, он вроде бы и говорил, что в коалицию с левоцентристами не пойдет. С другой — говорил он это, когда казалось очевидным, что именно его партия будет номинировать премьер-министра. А исполнять роль "второй скрипки" в правительстве крайне правых на закате политической карьеры ему тоже вряд ли интересно. Сальвини некогда прервал затянувшуюся речь Берлускони на митинге в поддержку правой коалиции, символически показав свою силу. Медиамагнат хорошо понимает, что в такой конфигурации правительства он и получит репутационный урон от сотрудничества с радикалами. А этого он, с нынешним центристским и проевропейским имиджем, не хочет, хорошо понимая, что не сможет принимать ключевые решения.

Демократической партии же, провалившейся на выборах с 18,6% голосов избирателей, остается надеяться либо на сотрудничество с Берлускони, либо, что весьма маловероятно, — с "Движением пяти звезд". Наиболее умеренная и проевропейская из крупных итальянских партий не смогла убедительно провести свою кампанию. Неудивительно, поскольку именно им приходится отвечать за экономические проблемы Италии – медленный рост, задолженность в 132% ВВП, высокая безработица (особенно на юге), резко увеличившееся число бедных домохозяйств, банковский кризис.

Почти наверняка после выборов Италию при любой конфигурации правительства ждет снижение налогов (благо экспорт в последнее время начал активно расти, и его можно стимулировать еще), попытки реструктуризировать долг и удовлетворить беднейших избирателей. Но, как и в случае с Грецией, решения долговой проблемы не видно, а европейцы (в основном из-за жесткой позиции Германии) идти на прощение части долга не собираются.

Кредиторам необходимо быть очень осторожными с навязыванием политики экономии странам-должникам: ее социально-экономические последствия приводят к триумфу радикалов. И если вдруг Италию ждет правительство с участием "Лиги Севера", риски для этих кредиторов стремительно взлетят.

В конце концов, не исключен еще и вариант правительства меньшинства — ситуативного поиска голосов в обеих палатах под премьера и ожидание такого же поиска под последующие законодательные инициативы. Берлускони же призвал идти на новые выборы, если большинство сформировать не удастся. Впрочем, после вчерашнего результата один из лидеров партии "Вперед, Италия" уже заявил, что в этом смысла нет, поскольку вряд ли что-то принципиально изменится.

Италию ждет традиционная для этой страны политическая нестабильность. Европе же остается надеяться, что нестабильность завершится успешным формированием правительства, готового к ведению адекватной политики.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно