Испытание Европой

13 апреля, 10:10 Распечатать Выпуск №14, 13 апреля-19 апреля

Четвертый год подряд в Совете Европы каждый раз с новой силой прилагают усилия ради восстановления прав российской делегации в ПАСЕ.

© Candice Imbert / coe.int

Сериал "Возвращение России" не сходит с наших экранов. Обычно в январе каждого года — на первой части очередной сессии Ассамблеи — начинается его новый сезон. В октябре — во время последней части сессии — наступает развязка. Но главные герои возвращения не сдаются и уже в январе продолжают свои приключения в новом сезоне.

Правда, в этом году сценаристы ускорили ход событий и поставили перед собой цель выйти на большой финал уже в июне, когда истекает двухлетний срок неуплаты Россией взносов в бюджет Совета Европы, а также должны состояться выборы нового генерального секретаря организации.

Сценаристы, как в фильмах о супергероях, решили любой ценой спасти Россию от последствий нарушения ею финансовых обязательств, обеспечить ее участие в выборах генсека и закрыть глаза на источник кризиса — российскую агрессию против Украины. Именно это "ускорение" гарантировало в первой половине нынешнего года "показ серий" с самыми сногсшибательными событиями.

Можно долго говорить обо всех перипетиях, подводных камнях, переплетениях сюжетных линий, отношениях между героями и неожиданных поворотах. Чтобы понять содержание "В предыдущих сериях" и "Продолжение следует", достаточно знать несколько фактов.

Первый. Название нынешнего, четвертого сезона — "Страх и прикрытие". Страх потерять Россию последовательно сеял среди государств-членов генеральный секретарь Совета Европы Турбьорн Ягланд. Хотя сама Россия никогда официально не заявляла, что намерена выйти из организации. И маркетологи, и сценаристы хорошо знают, что страх хорошо продается.

Прикрытием стали "140 миллионов простых россиян и российские правозащитники", которые, по мнению сценаристов, без членства России в Совете Европы останутся беззащитными. Вспомните уже классические слова Владимира Путина о живом щите, сказанные им в начале 2014 года об  Украине: "И пусть попробует кто-нибудь из военнослужащих стрелять в своих людей, за которыми мы будем стоять позади, не впереди, а позади".

Фронты и годы меняются, а тактика остается неизменной. Теперь уже в Совете Европы власть России стоит за живым щитом из собственных людей. А легитимацию этой российской тактики опекает высшее руководство международной организации, которая должна защищать права человека, а не покрывать их нарушителей.

Второй. Сюжетные линии последних сезонов крутились вокруг документов, которые должна была принять Ассамблея в интересах России. Каждый сезон завершался тем, что из-за противодействия Украины и других стран такие попытки проваливались.

На определенном этапе Москва четко сформулировала свое требование и сказала, что не вернется в ПАСЕ, пока Ассамблея сама себя не лишит возможности применять санкции против национальных делегаций. Для понимания: ПАСЕ делала это трижды в истории, но всегда против одной страны — России.

В этот раз все завертелось вокруг длинного документа с невинным названием "Роль и миссия Парламентской ассамблеи: основные вызовы для будущего". Его многословный контент содержал ключевой пункт, ради которого все и затевалось: инициатива создания нового санкционного механизма, предусматривающего, что ПАСЕ теперь не сможет применять санкции без координации с Комитетом министров и генеральным секретарем Совета Европы.

Докладчиком этого документа по стечению обстоятельств, что никого не удивило, стал Тини Кокс, депутат из Нидерландов, глава группы Объединенных европейских левых в ПАСЕ, один из самых откровенных и последовательных приверженцев России. Резолюция Кокса должна была стать переломным моментом в сюжете.

Новая инициатива была освящена словами о "повышении эффективности", "укреплении роли" и "совершенствовании взаимодействия". Но она содержит две очевидные фундаментальные проблемы. Как приверженцы санкционной реформы ни пытаются убедить всех, что эта инициатива не касается России, совершенно понятно, что речь идет именно о выполнении прямого российского требования.

В то же время введение нового трехстороннего механизма приведет к тому, что созданием политических альянсов в Комитете министров можно будет блокировать или тормозить санкции, и применить их на практике будет почти невозможно. Причем в отношении не только России, но и любого государства-члена. То есть, решая проблему России, Ассамблея и Комитет министров развязывают руки всем другим государствам, которые будут знать, что формально перспектива наказания за нарушение прав человека есть, а на практике ее нет.

В конце концов резолюция была одобрена. Страх, прикрытие и максимальная мобилизация голосов, осуществленная некоторыми чрезвычайно влиятельными государствами — членами Совета Европы, дали свой результат. Ход голосования за поправки в комитетах и сессионном зале ПАСЕ не оставлял сомнения: заработал механизм мобилизации, значительно более мощный, чем в предыдущих сезонах и даже в первых сериях нынешнего во время январской части сессии ПАСЕ.

Но Украина при поддержке партнеров смогла встроить в доклад предохранитель. Ассамблея поддержала поправку, в соответствии с которой новый механизм применения санкций может быть создан как дополнение к имеющимся механизмам и не отменяет имеющихся полномочий ПАСЕ в этой сфере. 

Так возник известный европейский компромисс. Одна сторона получила возможность создать новый механизм применения санкций. Вторая — сохранить нынешние санкционные полномочия Ассамблеи. 

Благодаря поправке новый механизм если и будет создан, то не отменит автоматически имеющихся полномочий ПАСЕ применить санкции, как этого добиваются россияне. Правда, нет сомнений, что эти полномочия все же попытаются отменить. Это отдельный фронт борьбы, которая не прекратится.

Третий. Принятая резолюция не возвращает россиян в ПАСЕ и не создает механизма возвращения. Она предоставляет возможность для его создания в будущем. Наши оппоненты будут делать все возможное, чтобы это будущее наступило как можно скорее. Но для этого им придется пройти очень сложный процедурный путь. Из того, что сейчас можно наблюдать, — ключевые и самые  влиятельные игроки готовы и сами пройти этот путь, и активно подталкивать в нужном направлении других.

Самая большая проблема в том, что на этом пути полностью может погибнуть главное оружие Совета Европы — его моральный авторитет. Именно он является рычагом, дающим возможность влиять на ситуацию в государствах-членах. Давление времени ныне заставило многих в Совете Европы снять маски. Те, кто традиционно учит других всему хорошему и критикует за все плохое, прибегают, когда им очень надо по определенным причинам, к откровенному лицемерию и манипуляциям.

Попытки вернуть Россию в ПАСЕ без выполнения ею условий, самой же ПАСЕ выдвинутых к России, будут продолжаться и в дальнейшем. Это будет расшатывать Совет Европы, который будет становиться все слабее. Она будет терять свой авторитет и рычаги влияния. И именно в этом заключается стратегический интерес России и других потенциальных нарушителей — не выйти из Совета Европы, а максимально ослабить организацию, которая была бы не способна создавать им проблемы. В общем, главный герой в конце четвертого сезона вполне может оказаться обезоруженным и брошенным на произвол судьбы своими же.

Наши оппоненты, к сожалению, могут победить. Надо признать, что задействованные для этого ресурсы несоизмеримы с нашими. Три года поражений и кризиса разозлили их. В случае безусловного возвращения России в ПАСЕ авторы сценария выполнят свою задачу и будут удовлетворены, но сильнее от этого Совет Европы не станет. Просто конфликт выйдет на новый уровень, и регулировать его будут уже другие герои и "герои".

При таком сценария организация подкопает себя изнутри, а затем дискредитирует, прежде всего в Украине. А это одна из немногих стран, где СЕ все еще оказывает реальное влияние, где его голос слышат и учитывают. Легко можно представить, что у нас найдется достаточно политических сил, которые охотно будут игнорировать, например, выводы Венецианской комиссии или рекомендации политических институтов организации. При этом они будут оправдывать свои действия и находить широкую поддержку, напоминая публично, что речь идет о советах именно того Совета Европы, который вместо того, чтобы стоять на защите прав человека и верховенства права, встал на колени перед Россией.

Вернуть в ПАСЕ Россию, где, несмотря на все рукопожатия и оптимистичные заверения, Совет Европы абсолютно ни на что не влияет, и утратить моральное и институционное право влиять на ситуацию в Украине — вот логика, в которой сейчас движутся сценаристы "Возвращения России". Выйти из нее все еще можно, мотивировав РФ сделать свой весомый вклад в урегулирование кризиса. Каким может быть этот вклад, определяют резолюции Ассамблеи, принятые в ответ на российскую агрессию против Украины.

У наших коллег есть понимание того, что Россия должна стать частью решения проблемы, ею же созданной. Но обидно наблюдать, что политическая воля добиться этого от России сейчас не очевидна. Вместе с тем есть заметная невооруженным глазом интенция ускорять процедурные процессы, интерпретировать реальность, откровенно манипулировать и отказываться от шагов, которые могут раздражать Россию (в частности и по защите прав человека в оккупированном Крыму).

И здесь возникает самый болезненный вопрос последних месяцев: "Почему?" Ответ на него важен, поскольку позволяет увидеть более широкую картину, чем "разборки" в ПАСЕ.

Лейтмотив адептов возвращения России прост. Они говорят, что никогда не признают аннексию Крыма законной, что будут поддерживать Украину чем смогут, даже будут критиковать Россию, но просят вернуть ее в ПАСЕ, поскольку ее отсутствие в этом органе создает проблемы для Совета Европы в целом. Есть даже такие депутаты ПАСЕ и дипломаты из стран ЕС, которые в кулуарах соглашаются, что в России нет ни прав человека, ни верховенства права, ни демократии, а потом в зале голосуют за выгодные России нормы, поскольку "так будет лучше для всех".

Можно предположить, что в более широком, чем Совет Европы, масштабе мы наблюдаем мучительные усилия по установлению нового стратегического статус-кво. Процесс идет очень сложно, поскольку и бывшие преступления, и будущие намерения России для всех очевидны. И не все в Европе готовы подписаться под новой политикой. Но похоже, что в определенных центрах одобрено решение: после многих лет острого противостояния и достаточно решительных действий теперь надо учиться сосуществовать с нынешней Россией и взвешивать каждое последующее действие.

Такое решение предусматривает пять базовых составляющих: развязать те узлы, которые можно развязать (условно — ситуация в ПАСЕ); и в дальнейшем сохранять те, для решения которых пока не сложились обстоятельства (условно — санкции ЕС); не завязывать новых узлов (условно — новых системных санкций); поддерживать жертв российских действий прямой помощью (условно — политическая солидарность, увеличение программ финансовой и технической помощи); развивать бизнес-проекты с Россией, чтобы зарабатывать с ней и привлекать ее (условно — Северный поток-2).

Избегать дополнительных обострений в отношениях с Россией ключевых лидеров подталкивают потеря интереса США к европейским делам, рост интереса к Европе со стороны Китая (для которого Россия является меньшим партнером с формально равными правами) и ситуация внутри Евросоюза. Речь идет прежде всего о выходе Великобритании, что неприлично затягивается; о мобилизации крайних правых и левых политических флангов; о жестких позициях, занятых Венгрией, Польшей и Италией.

Симптоматичный момент: в январе этого года в ПАСЕ инициировали создание новой политической группы — "Новые европейские демократы/Европа наций и свобод". Среди инициаторов создания — итальянские и немецкие депутаты от правых партий "Лига" и "Альтернатива для Германии". Очевидный шаг, рассчитанный на укрепление крайних правых не только в Европарламенте, но и в Совете Европы.

К сожалению, позиции этих сил по Москве совпадают с интересами тех, кто пишет сценарий "Возвращения России". Как сказал в неформальном разговоре один либеральный депутат после голосования за резолюцию Кокса: "Меня тошнит от мысли, что мое имя появилось в одном списке с этими людьми. Это тяжелый выбор — голосовать вместе с ними "за", но я должен его сделать".

Если ситуация действительно будет развиваться именно в таком направлении, Украина должна быть готова к существованию в новой Европе. А старую Европу и все наши с ней общие достижения мы, похоже, уже в скором времени будем вспоминать незлым тихим словом как золотые времена. Теперь же цена каждой нашей ошибки буквально с каждым месяцем будет расти. Цена каждого голоса в поддержку Украины — тоже.

Европа рисков является также Европой возможностей. Защита и продвижение собственных национальных интересов в этой новой Европе вполне возможны, если мы будем твердо опираться на реальность (какой бы суровой она ни была), рационально рассчитывать свои внутренние и внешние ресурсы, избегать ложных шагов.

Мы можем гордиться достигнутыми за последние годы результатами. Мы должны беречь их и драться за них. Вместе с тем, независимо от результата выборов в Украине, назрела потребность откорректировать нашу политику так, чтобы приумножать свои достижения уже в новой Европе, частью которой мы являемся. А сериал в ПАСЕ будет продолжаться, будучи действительно одной из сюжетных линий масштабного сериала — "Испытание Европой".

Взгляды автора, изложенные в статье, не обязательно отражают позицию МИД Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
Выпуск №15, 20 апреля-25 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно