"Иранский день сурка"

15 июня, 17:31 Распечатать

Тегеран снова жаждет ядерности.

© стоп-кадр

Иран начал новые ядерные игры. Как сообщил иранский вице-президент, глава Организации по атомной энергии Ирана Али Акбар Салехи, на атомной электростанции Натанз начато строительство центрифуг для обогащения урана. 

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи распорядился, чтобы Организация по атомной энергии Ирана немедленно наладила подготовку к обогащению урана, если ядерное соглашение, подписанное в 2015 г. между шестью государствами — США, Францией, Великобританией, Китаем, Россией и Германией, — будет разрушено после выхода из него Америки. 

"После приказа верховного лидера мы в течение 48 часов подготовили этот центр. Надеемся, что объект будет завершен за месяц", — подчеркнул Салехи, выступая на государственном телевидении, передает Reuters.

Впрочем, государственный секретарь США Майк Помпео после озвученных Тегераном планов обогащать уран написал в Twitter: "Мы следим за информацией, что Иран планирует увеличить обогатительные возможности. Мы не позволим Ирану разрабатывать ядерное оружие. Ирану известна наша решительность. Это пример того, как Иран напрасно разбазаривает свои ресурсы. Никого не должно удивлять, если в Иране будут продолжаться протесты". 

Похоже, Тегеран перестает делать вид, что хочет спасти ядерное соглашение, и начинает маневрировать, чтобы просто затянуть время. А потом намерен поставить мировое сообщество перед фактом, что он уже стал ядерным государством, как это сделали в свое время Индия и Пакистан.

В таком случае одновременно рушится вся прежняя концепция ядерного сдерживания и нераспространения ядерного оружия. Плюс напомним об иранской баллистической ракетной программе (ведь никому не нужны такие ракеты для обороны), агрессивной региональной политике и поддержке Ираном террористов. 

Выход США из соглашения с Ираном является хорошо просчитанным шагом. Кроме того, что Вашингтон преследует цель существенным образом снизить доходы Тегерана от продажи нефти, перекрыв этим самым финансовые поступления для его ядерной и военной программ, он еще и способен значительно уменьшить ресурсы, которые режим мулл будет выделять на вооружение и содержание Корпуса стражей Исламской революции. Что может ослабить мотивацию части персонала Корпуса стражей во время возможных протестных выступлений иранского населения и массового выхода его на улицы. А это будет расшатывать устойчивость власти исламских фундаменталистов. 

У иранцев есть два варианта: либо они соглашаются на более высокие затраты (при этом стараясь убедить европейцев не повторять решение американцев), что, скорее всего, является наиболее возможным сценарием, либо выйдут из соглашения. Если они выберут последнее, то Европе придется, по примеру Америки, вводить санкции, учитывая то, что другие возможности для сдерживания ядерной программы Ирана исчерпаны. 

Пытаясь удержать соглашение с Ираном, Европа пробует продемонстрировать ему, что она в этом вопросе придерживается своей особой позиции и не против продления действия документа, — а тем временем хочет уверить США, что старается играть по американским правилам, если сохранить соглашение не удастся. 

Возникают два вопроса. Первый: если ЕС вынужден будет действовать в фарватере решений Америки, то сможет ли он предпринять ограниченные шаги, чтобы не потерять определенный бизнес с Ираном? Ведь это решение способно вымыть много иранских компаний из Европы, не заместив их американским бизнесом. 

Второй: какими будут шаги Ирана в ответ? Попытается ли он действовать резко, искать возможности адекватно ответить или займет выжидательную позицию и подождет до осени? Это обеспечит ему более широкое поле для маневров относительно Европы. Ведь, при определенных обстоятельствах, Тегеран мог бы согласиться на изменения в ядерном соглашении и доработку в рамках Совместного  всеобъемлющего плана действий (JCPOA).

В таком случае в Тегеране нацелены подождать результатов выборов в американский Конгресс, которые должны состояться в ноябре. Поскольку же американские санкции полностью вступают в силу в ноябре 2018 г., то здесь возможны варианты. 

Для президента США Дональда Трампа, помимо всего прочего, в иранском вопросе важно то, что он сможет выполнить свое предвыборное обещание и отказаться от Совместного всеобъемлющего плана действий, соглашения, заключенного его предшественником Бараком Обамой. 

Если же соглашение JCPOA возобновит Конгресс, который будет контролироваться демократами, — то и это устраивает Трампа, поскольку будет означать, что на него не ляжет ответственность за какие-либо последствия выхода из настоящего соглашения. И он сможет обвинять Конгресс в том, что ему помешали полностью реализовать свое обещание. 

Для Евросоюза эти игры вокруг соглашения с Ираном могут угрожать не только углублением разногласий с Вашингтоном, но и послаблением политического влияния Европейского Союза на международном уровне. Поскольку это в который раз продемонстрирует, что у европейцев нет единого видения, им трудно согласовать свои позиции, а тем более — говорить "одним голосом", и они не готовы к быстрым скоординированным решениям. Собственно, на это и рассчитывают в Тегеране. 

Как утверждается в новом анализе тель-авивского Института исследований национальной безопасности (INSS): "Иран надеется продлить действие ядерного соглашения, веря в то, что политические и дипломатические методы могут оказаться успешными. Несмотря на это, иранское руководство будет принимать во внимание возможность того, что Европейский Союз выйдет из соглашения вслед за Соединенными Штатами. Готовность Ирана к любым неожиданным сценариям по поводу ядерного соглашения побуждает Тегеран укреплять свои международные отношения с другими странами мира, а не зацикливаться на введении санкций США. Возвращение экономических санкций в отношении Ирана подтолкнет его к концентрации внимания на усилении безопасности и средствах сохранения действующей власти". 

Именно в таком русле действовал президент Ирана Хасан Роухани, когда обсуждал с президентом России Путиным ситуацию после выхода из ядерного соглашения США. Эта встреча состоялась в ходе двухдневного саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Китае. 

Роухани назвал "незаконным" выход в мае США из ядерного соглашения, заключенного между мировыми государствами и Ираном. А роль России в реализации соглашения он охарактеризовал, как "важную и конструктивную". 

Российская Федерация хочет использовать эту ситуацию в своих целях. Путин во время встречи с Хасаном Роухани подчеркнул: "Иран давно участвует в работе Шанхайской организации сотрудничества. Мы знаем о вашем желании вести эту работу в полноформатном режиме. Наша позиция, позиция России вам известна: мы будем его поддерживать". 

В свою очередь Роухани подчеркнул, что двусторонние отношения между Россией и Ираном "с каждым днем развиваются". Он также заметил, что Россия и Иран должны наладить серьезнейший диалог относительно одностороннего выхода США из ядерного соглашения с Ираном. 

В этих обстоятельствах самую большую выгоду от недавнего решения Вашингтона может получить Китай, поскольку санкции, введенные Соединенными Штатами, дают Пекину дополнительный аргумент, чтобы убедить Тегеран продавать нефть за юани. 

А в дальновидной перспективе это может способствовать интернационализации китайской валюты, возможностей чего уже многие годы ищет китайская власть. Китай — крупнейший покупатель иранской нефти. Хотя санкции США могут препятствовать Китаю покупать иранскую нефть, а уменьшение поставок этого сырья на международных рынках способно повысить ее цену. 

Скорее всего, решение президента США Дональда Трампа выйти из ядерного соглашения с Ираном основывалось на информации, полученной американцами от израильской Службы внешней разведки (Мосад), которой удалось захватить полный архив иранского секретного ядерного проекта "Амад" и переправить его на территорию Израиля. Речь идет о 100 тысячах документов: чертежей, бумаг, папок и СD-носителей. Это дало все основания считать, что Иран и далее тайно продолжает свои ядерные исследования и разработки в военных целях. 

И хотя некоторые начали сомневаться в подлинности указанного архива, но подделать можно десяток-другой документов, а не информационный массив в 100 тысяч материалов. Фантастическая операция, проведенная израильтянами, как никогда ранее позволяет отследить полную картину ядерной программы, которую пытался скрыть Иран. 

Именно ядерной угрозе со стороны Ирана была посвящена недавняя четырехдневная европейская поездка премьера Израиля Биньямина Нетаньяху, в ходе которой он встретился с национальными лидерами в Берлине, Париже и Лондоне. 

На этих встречах, несмотря на заметно разные взгляды на ядерное соглашение с Ираном, Нетаньяху старался убедить европейских лидеров сотрудничать с Израилем в вопросах баллистического ракетостроения в Иране и региональной стабильности. Что можно рассматривать как важный этап долгосрочной кампании "стирания" расхождений между израильтянами и Европой. 

Б.Нетаньяху подчеркнул: "У нас общие цели, одна из которых — убедиться в том, что Иран не получит ядерное оружие. Они получили большие деньги и кредиты на миллиарды долларов, которые потратили не на то, чтобы сделать Иран более умеренным, а на подпитку своей имперской мечты о захвате Ближнего Востока — Йемена, Сирии и так далее. Поэтому настоящее соглашение всесторонне плохое. 

Мы не позволим Ирану закрепиться в Сирии для достижения заявленных им целей. Я говорю "заявленных", потому что несколько дней назад они снова декларировали намерение уничтожить Израиль.

Они хотят доставить в Сирию летальное оружие, чтобы получить возможность обстреливать ракетами всю территорию Израиля, и мы не собираемся сидеть и ждать, когда это произойдет. Мы этому противодействуем".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно