"Инкубатор проблем"

26 июля, 18:36 Распечатать Выпуск №29, 27 июля-16 августа

Сирийские беженцы стали бременем для стран размещения.

saintmerry.org

Одной из наиболее негативных производных развязанной сирийским диктатором гражданской войны в Сирии является проблема сирийских беженцев. 

Несмотря на тяжелые условия в местах своего расселения, чувство страха сдерживает их от возвращения домой. Беспокойство беженцев вызывают невыносимая коррупция, аресты и воинская обязанность. Их также отпугивает разрушенная инфраструктура и пришедшая в упадок экономика этой страны.

Жестокая восьмилетняя гражданская война в Сирии идет на убыль. Хотя борьба все еще продолжается в последнем оплоте оппозиции на северо-западе, но авторитарный режим Башара Асада с 2018 г. благодаря военному вмешательству и помощи со стороны союзников его режима — России и Ирана — восстановил контроль над приблизительно двумя третями страны. 

И как свидетельствует статистика, сегодня только 3% тех, кто оставил страну, вернулись домой. Нежелание беженцев возвращаться является огромной проблемой для Турции, Ливана и Иордании, принявших самое большое их количество. 

Страны-доноры потратили миллиарды долларов в помощь этим трем государствам, надеясь предотвратить повторение волны миграции 2015–2016 гг. в Европу, что резко увеличило правый популизм на европейских территориях. 

Но страны, принявшие беженцев, жалуются, что не могут больше содержать 5,6 млн новоприбывших. Их инфраструктура не рассчитана на такое огромное количество беженцев, что также усиливает антисирийские настроения. 

Существуют ли пути решения проблемы? Ведь рано или поздно они будут вынуждены покинуть государства, предоставившие им убежище в тяжелое время. 

Сегодня в Турции почти 3,6 млн сирийских беженцев, и только около 100 тыс. из них живут в лагерях, расположенных около турецко-сирийской границы, а большинство поселилось в турецких городах и селах. И около полумиллиона сирийцев проживают в Стамбуле. Часть из них пытается интегрироваться в турецкое общество, не веря в безопасное и скорое возвращение домой. 

Но в то время когда турецкая экономика находится не в лучшем состоянии, а уровень безработицы составляет 13%, турки в социально и экономически напряженных районах все больше верят, что беженцы забирают себе их работу, и что правительство предоставляет им больше привилегий. 

Недавнее исследование, проведенное университетом Кадир Хас в Стамбуле, показало, что 67,7% опрошенных "недовольны присутствием сирийских беженцев" в Турции.

Такое неудовольствие все чаще перерастает в насилие. Турки, сами нередко эмигрирующие в Европу, все больше становятся нетерпимыми к сирийцам, высказывая в социальных сетях нежелание видеть их в своей стране. 

На прошлой неделе для борьбы с нелегальной миграцией в Стамбуле турецкое правительство прекратило дальнейшую регистрацию сирийских беженцев в городе. Проблема стоит так остро, что в последнее время вопрос беженцев находился в центре политических дебатов и дискуссий. В частности, он стал одним из основных на июньских муниципальных выборах в Стамбуле, где кандидат от оппозиционной Республиканской народной партии Экрем Имамоглу победил кандидата на должность руководителя города от Партии справедливости и развития.

В телевизионном интервью после избрания мэром Экрем Имамоглу заявил, что "проблема беженцев является тяжелой травмой" в некоторых районах. Многие турецкие эксперты убеждены, что вопрос беженцев играл важную роль в победе Имамоглу на выборах в Стамбуле.

Не менее драматичной стала проблема сирийских беженцев для Ливана. Здесь сирийские изгнанники вписаны в сложный политический контекст, в то время как стабильность в этой стране чрезвычайно хрупкая. 

Сначала беженцев считали жертвами, которые были вынуждены переходить границу, и они не рассматривались как угроза или серьезное бремя для государства. Но прошло восемь лет, и когда число сирийских беженцев резко возросло, усилились и опасения, что присутствие большого количества мигрантов способно сместить демографический баланс в пользу суннитов и сработать против интересов христианской и шиитской групп, изменив политический порядок в Ливане. 

Вследствие этого дебаты становятся все больше политическими и риторическими, а утверждение о необходимости возвращения беженцев звучит все убедительнее. Особенно когда об этом говорит такое влиятельное лицо, как министр иностранных дел Ливана Джебран Бассиль. Он не раз заявлял о том, что должно начаться возвращение сирийских беженцев, и что это должно было бы состояться в ближайшее время. 

Но в этот переходный период, когда не наблюдается массового возвращения сирийских беженцев из Ливана, важно улучшить взаимопонимание между сирийской и ливанской общинами. Важно, какие отношения между беженцами и ливанцами, какой уровень социального капитала сирийцев, и как беженцы попадают на рынок труда. 

Объединение этих факторов важно для понимания стратегий выживания беженцев. Этот фактор стал ключевым для того чтобы решить, что еще надо сделать местным и международным заинтересованным сторонам для переброски мостов понимания и повышения социальной стабильности в Ливане, улучшения благоприятных условий для выгоды как ливанских, так и сирийских общин.

Но пока неопределенность с возвращением сирийцев на родину провоцирует напряженность между сторонами. Сирийцы особенно боятся арестов на контрольно-пропускных пунктах и того, что им опасно ходить по улицам, поскольку ливанские силы безопасности часто готовы применить оружие. Поэтому многие из них пытаются лишний раз не выходить из дома и чувствуют изоляцию и одиночество. Это ухудшается отсутствием инициатив ливанского правительства по улучшению отношений между общинами и является ключевым вызовом для беженцев. 

Сегодня Ливан принял более миллиона сирийских беженцев. Ливанцы жалуются на то, что инфраструктура страны уже не выдерживает такого бремени. Ведь в Ливане самая высокая концентрация беженцев на душу населения в мире — 1 млн на 6 млн местного населения. 

Так же проблемным является пребывание сирийских беженцев в Иордании. Сейчас их там более 670 тыс. чел. И как свидетельствуют последние социологические исследования, проведенные NAMA Strategic Intelligence Solutions (экспертной консалтинговой компанией, базирующейся в Аммане), среди них свыше половины не планируют возвращаться в Сирию из соображений безопасности и из-за отсутствия стабильности. 

Больше всего страдают от последствий сирийской национальной катастрофы молодые сирийские беженцы, пережившие войну и насильственное перемещение. Речь идет об изменениях уровня психосоциального стресса и психического здоровья, ведь на молодежь, у которой неустойчивая к стрессам психика, ложится огромная нагрузка. Ей непросто будет отходить от стрессового и травматического негативного опыта.

Возвращение сирийских беженцев из Иордании, как и из других государств, сдерживают страхи неопределенности и большие проблемы, ожидающие их на родине. Но в свою очередь сирийские беженцы стали "инкубатором проблем" для стран их размещения. 

Оказавшись в "подвешенном" состоянии, сирийские беженцы больше всего боятся депортации из стран своего пребывания. Эта угроза, как "дамоклов меч", висит над судьбами миллионов вынужденных мигрантов. Не говоря уже о необходимости поиска местожительства, работы, образования и медпомощи. 

Турция уже ищет пути стимуляции возвращения беженцев на родину. И как заявил ее министр внутренних дел Сулейман Сойлу, его страна подготовила "оперативный план, который содержит три категории — нелегальную миграцию (когда человек нелегально попадает в страну. — В.К.), незаконную миграцию (когда человек незаконно находится в стране. — В.К.) и статус временной защиты". 

Далеко не все мигранты смогут получить "статус временной защиты". И таким образом у турецкой власти появится законная причина высылать из своей страны тех, кого занесут в первые две категории.

Но дополнительная опасность такой инициативы заключается в том, что в случае отказа Турции продлить пребывание сирийцев на своей территории, далеко не все они отправятся назад в Сирию. Такое решение способно перенаправить новый поток сирийских беженцев в сторону Европы. В этом и состоит главная опасность для европейцев. Поскольку они хорошо помнят "нашествие" сирийских мигрантов в Европу, когда за 7 месяцев 2015 г. туда прибыли 300 тыс. беженцев.

Вопрос сирийских мигрантов должен рассматриваться комплексно. Ведь кризис сирийских беженцев в Турции и арабских странах уже привел к систематическому ухудшению их прав, снижению качества жизни, образования и перспектив относительно будущего их детей.

Кроме того, принимающие стороны сталкиваются с истощением ресурсов и мощностей для содержания такого огромного количества обездоленных людей. 

Сирийские перемещенные лица сталкиваются с тем, что большинство стран региона нарочно не интегрируют беженцев, чтобы таким образом заставить их вернуться домой. А это будет означать введение политики ограничения доступа беженцев к услугам, эрозию их прав и гражданских свобод.

Проблема сирийских беженцев уже давно перестала быть ближневосточной региональной проблемой и приобрела глобальное измерение. Она стала источником нестабильности, распространяющейся за границы региона. Поэтому ее решение нуждается в ответственных и быстрых действиях как на местном и региональном, так и на глобальном уровнях. В противном случае не удастся достичь крепкого мира ни для сирийцев, ни для других народов ближневосточного региона. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно