Индивидуальный подход

10 февраля, 2021, 13:10 Распечатать
Отправить
Отправить

Почему НАТО не готово предоставить Украине ПДЧ, и что Брюссель предлагает Киеву взамен

Индивидуальный подход
© Reuters

Получит ли Украина уже в этом году приглашение к началу работы над Планом действий относительно членства в НАТО? Хотя в Брюсселе и напоминают украинским чиновникам, что ставить дедлайны в отношении получения ПДЧ — прерогатива не Украины, а Альянса, в украинской столице говорят о 2021 годе. Во всяком случае, после того как перед Грузией замаячила перспектива получения Плана на ближайшем саммите НАТО, в Киеве в последние месяцы прикладывают неимоверные усилия, чтобы оказаться в одном пуле с Тбилиси.

В минувший вторник премьер-министр Денис Шмыгаль на встрече в Брюсселе с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом вновь поднял вопрос о ПДЧ. На совместной пресс-конференции Шмыгаль заявил: «На сегодняшний день нашей краткосрочной стратегией является получение Плана действий относительно членства. Мы хотим не отставать от Грузии и, в идеале, получить ПДЧ вместе с Грузией». По его словам, встреча в штаб-квартире НАТО стала «хорошим сигналом», который дает «нам хорошую надежду».

Несмотря на оптимизм украинского премьера, пока у Киева крайне мало шансов получить План в нынешнем году. Равно как и в следующем. Почему? Дело не только в том, что и Тбилиси может не получить приглашение присоединиться к ПДЧ в 2021-м: Украина и Грузия уже давно идут разными дорогами в Североатлантический альянс.

Когда Владимир Зеленский заявил о намерении спросить Джо Байдена о том, «почему мы до сих пор не в НАТО?», то ли наивность, то ли дремучая неосведомленность главы украинского государства привела в недоумение. Отрадно, что президент, до недавнего времени отнюдь не замеченный в открытой и искренней приверженности курсу евроатлантической интеграции, публично ставит в число приоритетов вопрос о членстве Украины в Альянсе. Печально, если президент после полутора лет пребывания на Банковой до сих пор не понимает, почему наша страна еще не в НАТО.

Дело ведь не только в том, насколько готовы вооруженные силы: в Альянс-то, как известно, вступают государства, а не армии. Поэтому необходимо проводить экономические и политические преобразования, реформу судебной системы и сектора безопасности, вести борьбу с коррупцией. Впрочем, хотя эти вопросы и важны, не только они определяют принятие НАТОвцами решения о членстве страны в Альянсе. В конце концов, для того и задумывался ПДЧ, чтобы в его рамках подготовить страны к потенциальному членству в военно-политическом клубе.

Определяющей является позиция ключевых стран—членов организации, их видение будущего НАТО и места в нем Украины. Конечно, очень многое будет зависеть от позиции Байдена. Но не всегда слова Вашингтона достаточно, чтобы его союзники изменили подход. Примером тому служит история с лоббированием США предоставления Украине и Грузии ПДЧ на Бухарестском саммите в 2008 году. Берлин и Париж и по сей день скептически относятся к подобной перспективе. Впрочем, как и Рим.

Причина этого традиционна — Россия: в Елисейском дворце и Ведомстве федерального канцлера не хотят лишний раз дразнить Кремль и, по их мнению, давать повод для дестабилизации ситуации на Востоке. При этом многие в НАТО не слишком понимают, как воюющая с Россией Украина, став членом военно-политической организации, может усилить ее безопасность. Аргумент же, что наша страна на Востоке защищает европейские ценности, не слишком убеждает оппонентов.

При этом собеседники ZN.UA утверждают, что в Париже и Берлине все же понемногу меняется отношение к предоставлению Украине ПДЧ. Но если случится чудо и политическое решение по нашей стране будет принято членами НАТО уже в этом году, то маловероятно, что План предоставят раньше 2023 года. И то это произойдет при условии, что Киев продемонстрирует прогресс в ключевых вопросах реформирования страны. В частности, в проведении реформы СБУ и ВСУ.

Движение же нашей страны по треку евроатлантической интеграции традиционно циклично. После весенней отставки правительства Гончарука последовал некоторый спад в выполнении «домашнего задания», при том, что летом прошлого года Украина стала участницей программы «Партнерство расширенных возможностей». Сейчас снова наблюдается подъем. И он выражается не только в том, что у миссии Украины при НАТО наконец-то появится руководитель. (По информации ZN.UA, им может стать экс-посол в Великобритании Наталья Галибаренко.)

Прислушавшись к аргументам Запада, украинское руководство все же проявило политическую волю, и Верховная Рада приняла в первом чтении закон об СБУ. Теперь необходимо, чтобы положения закона, способствующие трансформации СБУ из постсоветской спецслужбы в классический контрразведывательный орган, были сохранены и в окончательной версии закона. Однако нужно еще принять законы о парламентском контроле и секретной информации, а также завершить имплементацию закона об оборонных закупках и т.д., и т.п.

В свою очередь, застой в Минобороны, образовавшийся год назад после назначения Андрея Тарана главой оборонного ведомства, в конце года сменился хаотическим метанием на евроатлантическом направлении.

По словам Тарана, Минобороны планирует в нынешнем году ввести демократический гражданский контроль над Вооруженными силами: соответствующий приказ был подписан в 2020 году. Целью реформы является перевод МО и ВСУ на новые стандарты управления и функционирования, построение системы оборонного менеджмента на основе практик НАТО, а также создание современной системы управления оборонными и человеческими ресурсами.

Но продолжающееся реформирование структуры командования и управления, предусматривающее, что Министерство обороны Украины должно формировать политику, а Генеральный штаб — отвечать за ее реализацию, сопровождается межличностными конфликтами военного руководства воюющей страны: начальник Генштаба Руслан Хомчак игнорирует решения министра обороны Тарана, а командующие родов войск не общаются с главой оборонного ведомства.

При принятии решения о предоставлении нашей стране ПДЧ не менее важен вопрос доверия западных партнеров и к политическому, и к военному руководству нашей страны, и к украинским спецслужбам. Например, за отмененным осенью прошлого года визитом Тарана в Соединенные Штаты из-за его заболевания ковидом, последовало удивительно быстрое выздоровление министра. Злые языки отмечают, что, несмотря на бурную американскую предвыборную кампанию, в Вашингтоне очень хотели пообщаться с украинским министром обороны и имели к нему большой список вопросов.

В некоторых столицах стран—членов НАТО до сих пор нет уверенности в том, что при очередной смене власти Киев будет придерживаться ранее взятых на себя обязательств по подготовке страны к членству в организации. В том числе и в рамках Годовой национальной программы. Не укрепляют доверия к нашей стране и скандалы, связанные как с обнародованием записей разговоров украинских президентов, так и с разборками конкурирующих групп в СБУ и «сливом» спецопераций украинских спецслужб российскими агентами.

Пока в Брюсселе не хотят говорить с Украиной о ПДЧ. Зато Брюссель намеревается предложить Киеву еще один, новый формат взаимоотношений — Индивидуально настроенный план партнерства (Individual Tailored Partnership Plan).

Данная инициатива — эволюция разрабатываемой несколько лет назад программы «Один партнер — один план» (ОПОП), которая, в свою очередь, является ребрендингом Комплексного пакета помощи (КПП). Индивидуально настроенный план партнерства не сфокусирован исключительно на Украине. Как и в случае с ОПОП, разработчики этой инициативы исходят из того, что НАТО в отношениях с партнерами необходимо унифицировать свои многочисленные программы, дабы сконцентрировать ресурсы и добиться больших результатов.

Предполагается, что в рамках новой инициативы каждый партнер совместно с Альянсом определит пять-шесть целей, на выполнение которых выделят четыре-пять лет. Применительно к Украине эти цели еще определяют. При этом неясно будущее КПП. Скорее всего, Комплексный пакет помощи, решение о котором было принято на заседании комиссии Украина—НАТО, еще какое-то время будет функционировать параллельно с Индивидуально настроенным планом партнерства, а позже полностью «растворится» в нем.

Выгодна ли новая НАТОвская инициатива Киеву? Существует риск, что в Индивидуально настроенном плане партнерства могут исчезнуть программы, полезные для Украины. Например, программа «Наука ради мира и безопасности». С другой стороны, если Брюссель определит с каждым партнером некие приоритеты, то у штаб-квартиры НАТО будет больше рычагов воздействия на страны-члены Альянса, дабы те выделяли необходимые средства для реализации инициатив.

Ведь как показывает история с трастовыми фондами, созданными, чтобы помочь Украине в критически важных сферах безопасности и обороны, члены НАТО не спешат выделять необходимые суммы. В результате, из-за отсутствия финансирования не была продлена работа трастового фонда по кибербезопасности, а трастовый фонд по логистике и стандартизации ВСУ испытывает серьезные проблемы.

Индивидуально настроенный план партнерства в Альянсе готовы принять уже в нынешнем году. Но готовность Киева стать его участником не должна снимать с повестки дня вопрос о предоставлении нашей страны ПДЧ. Ведь нынче это — единственная дорога, по которой Украина может прийти к членству в НАТО.

Все статьи Владимира Кравченко читайте здесь.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК