Франция: водевиль в два тура

11 декабря, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №48, 11 декабря-18 декабря

Результаты первого тура местных выборов во Франции оказались ошеломляющими. В шести из 13 административных регионов страны уверенным лидером стал праворадикальный "Национальный фронт" под руководством Марин Ле Пен. Партия, которая стоит на антииммигрантских позициях, выступает против процессов интеграции в Еврозоне, и лидер которой открыто заявляет о своих симпатиях к Владимиру Путину, получила 28% голосов. Заметим, что на местных выборах 2010 г. "Национальный фронт" заручился поддержкой лишь 11% избирателей.

 

 "Нацфронт" превращается в третью важнейшую политсилу страны

 Результаты первого тура местных выборов во Франции оказались ошеломляющими. В шести из 13 административных регионов страны уверенным лидером стал праворадикальный "Национальный фронт" под руководством Марин Ле Пен. Партия, которая стоит на антииммигрантских позициях, выступает против процессов интеграции в Еврозоне, и лидер которой открыто заявляет о своих симпатиях к Владимиру Путину, получила 28% голосов. Заметим, что на местных выборах 2010 г. "Национальный фронт" заручился поддержкой лишь 11% избирателей. 

На этот раз французские праворадикалы в полной мере сумели использовать для своей политической победы последствия недавних терактов в Париже и общеевропейский кризис с мигрантами, чтобы привлечь под свои знамена тех, кто не видит действенных решений этих проблем. Что касается двух других крупнейших партий страны, то "республиканцы" во главе с бывшим президентом Франции Николя Саркози отстали от лидера на 1% и заявили о победе в четырех регионах, в то время как социалисты, находящиеся у власти, смогли получить поддержку лишь 23,3% и доминируют только в двух регионах. В ближайшее воскресенье, 13 декабря, им придется дать решительный бой "националистам" и таким образом не допустить появления на политической арене страны мощной третьей силы.

Действие первое: выборы в условиях ЧП

Муниципальные выборы во Франции (выборы советов и глав регионов), которые проводятся в два тура — 6 и 13 декабря, стали первой проверкой для нынешнего правительства социалистов и лично президента Олланда после парижских терактов 13 ноября, унесших жизни 130 человек. По данным Французского института изучения общественного мнения Ifop, 16% тех, кто голосовали за крайне правых, признаются, что приняли это решение именно после парижских терактов. Более половины из голосовавших за "Нацфронт" полагают, что именно так они выразили несогласие с политикой социалистов. (И это при том, что рейтинг самого Олланда после терактов заметно возрос). Хотя, по мнению ряда экспертов, голосование за "Национальный фронт" в первом туре уже нельзя называть протестным — выбор у многих был вполне осознанным.

Голосование проходило в условиях чрезвычайных мер безопасности — военные патрули на улицах Парижа, полицейские дежурили у избиркомов и проверяли сумки на избирательных участках. Для тех, кто в минувшие выходные пришел к урнам для голосования, все это стало свидетельством того, что в жизни Франции за последние годы появились новые угрозы. Участие Франции в борьбе с боевиками ИГИЛ только усиливает напряжение в обществе. К этому добавим кризис с мигрантами, которые через территорию Франции пытаются попасть в другие страны Европы. Еще одним фактором для победы правых стали провалы в экономической политике нынешнего французского кабинета социалистов, что в частности проявилось в росте числа безработных. Эти три составляющие успеха "Национального фронта" были дополнены тем, что республиканцы и социалисты рассматривали нынешние местные выборы как подготовку к общенациональным выборам 2017 г. и поэтому не стали сотрудничать в противодействии правым. 

Левые традиционно выбрали лозунг No Pasaran! и пытались сплотить вокруг него всех противников "Нацфронта", но этого уже оказалось недостаточно для преодоления противоречий внутри левого лагеря — между социалистами, коммунистами и зелеными. С другой стороны, сторонники Саркози откровенно заявляли о своем намерении взять реванш за поражение 2012 г. и больше усилий прилагали для победы над кандидатами-социалистами. Но именно данное обстоятельство привело к тому, что примерно 18% избирателей, ранее голосовавших за Саркози, сегодня готовы поддерживать Ле Пен.

В свою очередь, лидеры "Национального фронта" построили свою кампанию на требованиях ужесточить контроль за границами государства в условиях неспособности ЕС справиться с наплывом мигрантов, снизить зависимость страны от европейских институтов, говорили об угрозе для Франции не только от террористов, но также настаивали на угрозе для французской идентичности в связи с распространением в стране ислама ("Нацфронт" предлагает снести мечети, где проводились радикальные проповеди, и изгнать из страны исламистов с двойным гражданством), критиковали правительство за экономическую политику и отсутствие налоговой реформы. В целом они использовали привычный для себя набор идей. Но в нынешних условиях острого ощущения нестабильности и отсутствия безопасности они оказались действенными для влияния на умы избирателей. Более того, ряд давних требований "Нацфронта", например усиление армии и полиции, их перевооружение, сегодня после терактов поддерживает и действующая власть, а г-жа Ле Пен не без удовольствия замечает, что, мол, они ведь задолго до терактов предлагали сделать все это.

Ее личная победа на этот раз была ошеломляющей. Марин Ле Пен возглавила список партии в северном регионе Нор—Па-де-Кале—Пикардия с центром в Лилле и добилась там поддержки у более чем 40% проголосовавших.

Этот регион приковал к себе внимание СМИ после того, как мигранты из Африки и стран Ближнего Востока пытались по подводному туннелю пробраться в Великобританию. Но также важно отметить, что это бывший промышленный район страны, значение которого для экономики существенно снизилось, а предприятия старой индустрии ветшают. С ними уходит в небытие доминирование здесь социалистов и коммунистов, которые десятилетиями вели за собой политизированный рабочий класс. Сегодня из 6 млн жителей Нор—Па-де-Кале—Пикардии 1 млн живет за чертой бедности. Уровень безработицы превышает 12%. Пятая часть населения не имеет высшего образования. Есть все основания предполагать, что после второго тура Марин Ле Пен возглавит этот регион и превратит его в плацдарм для подготовки к борьбе на общенациональных выборах и за пост президента страны. Интересно также, что важная опора "Национального фронта" — это молодые люди, выходцы из рабочей среды в возрасте до 25 лет, на которых приходится 33% проголосовавших за партию Ле Пен. И это тревожный звонок для социалистов и левых вообще, которые быстро теряют своих сторонников.

Но за "Национальный фронт" голосуют не только рабочие и граждане с низким уровнем доходов, но и вполне состоятельные французы. Свидетельством тому стали результаты первого тура на социально и географически противоположном северному региону "полюсе" Франции — в южном регионе — Прованс—Альпы—Лазурный берег с центром в Марселе. Здесь состоятельные, но консервативно настроенные избиратели поддержали также с рейтингом выше 40% список "Нацфронта", во главе которого стояло имя Марион Марешаль-Ле Пен. Она племянница Марин Ле Пен, а также внучка основателя "Нацфронта" — Жан-Мари Ле Пена. Дедуля так ее любит (в отличие от дочери, с которой у него конфликт), что даже отказался выдвигать свою кандидатуру на нынешних выборах в том самом южном регионе. И, очевидно, поступил правильно. 

Девушка, которая на этой неделе отмечает свое 26-летие, на дебатах с легкостью "кладет на лопатки" маститых французских политиков. Для этого ей достаточно нескольких четких фраз. В 22 года она стала самым молодым депутатом за всю историю Национального собрания Франции. , Получившая католическое образование, она оказалась единственным депутатом Нацсобрания, которая не встала после речи французского премьер-министра Вальса, говорившего о расстреле журналистов редакции Charlie Hebdo. И сегодня она отстаивает "традиционные ценности" даже яростней своей тети, например в вопросе абортов. В то же время по некоторым вопросам племянница прислушивается к тете. "Да, я часто хожу в посольство России. Тетя мне это советует", — призналась Марион Марешаль-Ле Пен в интервью в конце прошлого года. Российское дипломатическое представительство в Париже, лично посол РФ Александр Орлов и его советник по политическим партиям Леонид Кадышев, по сообщениям французской печати, с 2012 г. активно работают с "Национальным фронтом" для продвижения идеи Путина о том, что именно г-жа Ле Пен в случае победы на выборах во Франции сможет изменить расстановку сил в Европе и стать проводником идей Кремля. Сама Ле Пен и ее племянница не раз признавались в том, что активно работают на поприще французско-российской дружбы. Однако эта тема не звучала в ходе нынешних выборов, ведь, по сути, на них решалось, кто будет контролировать бюджеты на дороги и школы.

Действие второе: шанс для Ле Пен 

Второй тур выборов, который состоится 13 декабря, может стать триумфом или большим разочарованием сторонников "Национального фронта". Уже на нескольких последних муниципальных выборах во Франции националисты были в роли победителей в первом туре. Но затем они лишались преимущества — во втором. 

Дело в том, что в ходе второго тура ключевые партии мобилизовали своих сторонников для победы или наоборот — в борьбе с кандидатом от "Нацфронта" социалисты или республиканцы, понимая, что проиграют, снимали с гонки своего слабого кандидата и обеспечивали совместную поддержку политику, имевшему шанс победить кандидата "Национального фронта" в определенном регионе.

Очевидно, такую проверенную тактику во многих регионах попытаются использовать и на этот раз. Однако в ряде регионов позиции националистов выглядят столь уверенно (как минимум на севере и юге, где они получили более 40%), что это может не сработать. В отношении "Нацфронта" уже оказываются неэффективными страшилки и голословные обвинения в угрозе "коричневой чумы". 

Еще год назад, имея все возможности сплотить нацию перед лицом новых угроз, две ведущие партии Франции оказались неспособны предложить действенные решения. Таким образом, и республиканцы, и социалисты сами подтолкнули часть своих избирателей к решению поддержать "Национальный фронт". И маловероятно, что за неделю между первым и вторым туром они в состоянии исправить эту стратегическую ошибку, которая была совершена довольно давно. И даже сегодня в ряде регионов республиканцы и социалисты не могут договориться о совместном противодействии кандидатам "Нацфронта". Социалисты уже заявили об отзыве своих кандидатов на севере и юге, в то время как республиканцы говорят, что исключают возможность отзыва кандидатов и создания альянсов против "Национального фронта". В свою очередь, в регионе Иль-де-Франс, где социалисты заняли второе место, 13 декабря они намерены объединиться с прочими левыми силами — партией "Европа-Экология-Зеленые" и "Левым фронтом" — для победы над республиканцами, которые в первом туре вышли здесь на первое место. 

Те, кто настроен оптимистично, говорят, что проблемой первого тура была низкая явка избирателей — около 50%, и если во втором придет больше, то надежда на то, что "Нацфронт" в итоге будет иметь худшие результаты, возрастет. Кроме того, если социалистам и республиканцам удастся во втором туре консолидировать своих сторонников, то, согласно одному из прогнозов, социалисты в итоге могут получить 35%, а республиканцы — 33%. Для них это будет уже удовлетворительный результат. 

Однако это не снимает с повестки дня тот факт, что "Национальный фронт" станет элементом новой политической реальности во Франции, и игнорировать его позицию по принципиальным вопросам Париж уже не сможет. Избиратели готовы поверить, что "Национальный фронт" может управлять страной.

Но даже поражение "Национального фронта" на выборах муниципальных Марин Ле Пен будет использовать себе во благо на выборах грядущих, президентских, где ставки будут более высоки: она стоит одна против всех — за Францию.

Биографы главы "Национального фронта" уже в красках описали, как она, 8-летняя дочь лидера презираемой всеми чуть ли не фашистской и ксенофобской партии, выбиралась в дыму и пламени из дома, взорванного политическими противниками ее отца. Уже тогда, маленькой девочкой, она понимала, что политика не может быть доброй, и думала, что она никогда не пойдет по стопам своего папы в эту страшную политику. И чтобы доказать это отцу, стала юристом и даже защищала молодого алжирца в суде. 

Но судьба сыграла с ней злую шутку — Марин Ле Пен стала в этой злой, опасной и непривлекательной политике куда успешнее, чем ее отец. За это он ее возненавидел и даже пожелал ей проиграть на этих выборах. Она же их выигрывает и становится опаснее для нынешних властей Франции, старой политэлиты и даже для левых радикалов. Они теперь уже не могут "решить вопрос" с непопулярным политиком по фамилии Ле Пен с помощью бомбы, ибо сами стали политическими заложниками людей с поясами шахидов. В таких условиях у Марин Ле Пен есть шанс. Как говорят французы, C'est la vie! 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно